Он бы и рад с ней развестись они живут отдельно, она приходит только убирать и готовить, они не


Мелочи жизни или что рушит наши семьи

Однажды муж домой вернулся.
Жена стояла у плиты,
Готовила семейный ужин.
Сын в комнате урок учил.

Муж подошёл к жене тихонько,
Взял за руку и ей сказал:
«Есть разговор к тебе недолгий,
Присядем рядом у стола».

Стол к ужину уже накрыт был.
Спокойно села, стала есть.
В глазах супруги боль застыла,
Не знал, как сообщить ей весть.

Но поспешил сказать, что думал:
«Прости, я требую развод!»
Не раздражаясь и не хмурясь,
Спросила мягко: «Отчего?

Что в твоей жизни приключилось,
Коль ты пошёл на этот шаг?»
Взгляд отвернул, она сердилась.
Муж о Диане вспоминал.

Он не любил супругу больше,
К Диане сердцем воспылал.
Жалел жену, ведь сын есть общий,
И как расстаться сам не знал.

Вернулся за полночь печальный,
Жена писала за столом.
Без ужина, он скрылся в спальне,
С Дианой бурный день провёл.

Прилёг в постель, в сон погрузился.
Супруга утром говорит:
«Смогу с разводом согласиться,
Ты месяц должен с нами жить!»

И попросила в этот месяц,
Чтоб жизнь нормальною была,
А довод приводила веский,
Мол, сын экзамены сдавал.

Супругу это подходило,
Но странным показалось то,
О чём ещё жена просила,
Чтоб вспомнил, как вносил её

Он в комнату в день после свадьбы.
Теперь хотела, чтобы так
Муж выносил её обратно
К парадной двери по утрам.

Признаться честно, муж подумал:
«Супруга тронулась умом…»
Но, чтобы разойтись без шума,
Стал просьбу исполнять её.

И неуклюжими, возможно,
Казались в первый день пути.
Со смехом хлопал сын в ладоши,
Как папа маму выносил.

Усмешки сыпались от сына,
Отец себя едва сдержал,
Переживал при этом сильно,
В ответ на колкости молчал.

Жена, прикрыв глаза, шепнула:
«Ни слова сыну про развод!»
Она к плечу щекой прильнула,
Расстроен муж был в утро то.

Кивнул в ответ и возле двери
Тихонько опустил на пол.
Ей на работу нужно ехать,
Он в офис свой пешком пошёл.

Так продолжалось ежедневно.
Сын стал отцу напоминать,
Что маму брать подходит время,
К парадной двери доставлять.

Для сына это стало важным.
И мать сыночка позвала,
Обняв его, к груди прижала,
Супруг на руки её взял.

Когда муж шёл, легко ступая,
Жена дотронулась рукой
Супруга, шею обнимая,
Вновь став любимой, дорогой.

Прижав её, как делал раньше,
В тот первый их семейный день,
Взгрустнул, что похудели пальцы,
И вес уменьшился теперь.

В последний день, сжимая сильно,
Не шелохнувшись с ней стоял.
Сын удалился в школу быстро,
А муж жене своей сказал,

Что близости им не хватало,
Мол, понял это только что.
Жена в ответ лишь промолчала,
Он в офис быстренько ушёл.

С Дианой нужно объясниться,
Она должна была понять.
Спешил пред нею повиниться:
Жену не станет он бросать!

Наверх поднялся по ступенькам,
Сказал, что к ней он не придёт,
С семьёй останется навеки,
Сам не согласен на развод.

Диана сильно рассердилась,
В ответ, ударив по щеке.
За дверью кабинета скрылась,
Супруг спешил домой к жене.

В цветочный магазин поехал,
Супруге заказать цветов
Сюрприз, как раньше должен сделать,
Украсить их совместный дом.

Цветочница его спросила:
«Вам карта для письма нужна?»
«Да!» Стал подписывать с улыбкой:
«Я буду выносить тебя,

Впредь по утрам как пожелаешь,
И до момента пока смерть
Не разлучит нас, дорогая», —
Вслух процитировал ответ.

По лестнице взлетел, как птица,
С улыбкой счастья на устах,
Букет цветов вручить стремился,
Жену он мёртвой увидал.

В постели тело охладело…
Пока муж занят был собой,
Серьёзно раком заболела,
Болезнь съедала всю её.

Супруг с Дианой развлекался,
Жена боролась в тот момент
За жизнь, недолго оставалось,
Когда должна настигнуть смерть.

Чтоб отрицательных реакций
Отец от сына не познал,
Она скрывала разногласья,
Муж идеальный просто стал.

В глазах, по крайней мере, сына,
Отец был любящий супруг,
И мать его всегда любила,
Лишь смерть их разлучила вдруг.

Поймите, что в семейной жизни,
Для счастья мелочи важны,
Ни деньги, виллы и машины,
А предпосылки для любви!

Поэтому найдите время,
Друг другу близость подарить,
И в отношениях семейных
Век в счастье сможете прожить.

Женившись – не забудьте развестись (сборник)

© Радзинский Э. С., 2015

© ООО «Издательство АСТ», 2015

Женившись – не забудьте развестись

Она дала ему номер своего телефона и просила звонить.

Кронов много раз собирался это сделать, но боялся, что будет тянуть по телефону скучные, глупые слова и все испортит. Поэтому он узнал в канцелярии адрес и все время бродил около ее дома.

Встретил он ее через неделю в университете. Это было в субботу. Сокурсники собирались отбыть в турпоход. Они сидели во дворе на рюкзаках и пели песню «Если б был я турецкий султан, я бы взял тебя в жены».

Они ждали Кронова, который в это время нес из профкома остроумный плакат:

«Не потеряем в лесу человеческий облик».

На повороте коридора у расписания стояла она.

Кронов остановился как вкопанный.

– Что ж вы не звоните, Дима? – сказала она.

Он забормотал какую-то глупость.

– Это невежливо, Дима. Вот и все.

Она поглядела на транспарант «Не потеряем в лесу человеческий облик» и не спросила: «Какой дурак мог выдумать эту тупость?» (как спросила бы потом, через пару лет).

Но улыбнулась, и очень нежно. Потом посмотрела на его ковбойскую шляпу и не спросила: «Что за ужас у тебя на голове?» Но сказала: «Какая чудесная шляпа… Она вам очень идет, Дима».

– Пойдемте с нами… в этот самый турпоход, – сказал он, совсем охрипнув (это случалось всегда, когда он очень волновался).

– Нет, милый Дима, я не пойду в «этот самый турпоход».

Она удивительно это сказала: в ее словах была и взрослая улыбка, и признание собственной слабости, и понимание, как женственна эта слабость.

На прощание она улыбнулась ему, как-то мельком, с какой-то тайной, ресницы у нее при этом чуть опустились и глаза лукаво блеснули.

Как она была красива! Она была чудо как хороша. На трагически бедном красивыми девушками физфаке многие были уверены в этом. Потом, когда они окончат университет, только трое верили в это по-прежнему: она, ее мама и он.

Он часто думал потом: «Ведь не всякий поймет, какая она красавица. И будет пороть ей какую-нибудь чепуху о том, что у нее добрая душа. А она красавица… Но чтобы это понять, надо было видеть, как она уходила тогда по коридору, полыхая в солнечном свете золотыми волосами».

Сначала надо нарисовать рай…

Рай – это то, что было среди самых его первых ощущений в начале жизни… Он помнит, что было лето и утро… И он бежал по мокрой некошеной траве, и вокруг пахло чем-то розовым, сладким. «Это – земляничная поляна», – сказала сзади мама.

Потом он забыл об этом. И вспомнил, когда появилась она.

Итак, надо нарисовать земляничную поляну, и на поляне двое: он и она. А внизу не забудьте скромную подпись: «Рай»…

После встречи в коридоре они стали видеться каждый день.

И было у них, как у всех… как тысячу… миллион лет назад. Они полюбили читать одну книгу. Они сидели в университетском скверике, склонившись над книгой и ощущая сдвинутыми плечами прекрасную близость друг друга.

Да, все было у них обычно, пока не наступил тот день – их первый день испытания на жизнь.

Провожали чету вулканологов.

Тогда встал супруг-вулканолог и сказал речь. Он сказал, что если человек – ученый, то вся жизнь его – драма, то есть драма борьбы. Если люди любят друг друга, то жизнь их сразу поэма и драма… И потому им не нужен никакой театр, они сами театр.

«Я люблю эту женщину, – говорил он, глядя на свою жену-вулканолога, – и она меня. Рядом с нами будет удивительная природа. И объект исследования – объект нашей драмы – будет тоже рядом с нами. И мы будем счастливы – я, моя жена и вулкан».

Надо было бы добавить про детей, которые станут частью извержения вулкана.

Тут все захлопали, а она чуть не заплакала, так ей понравились слова вулканолога. Кронов сильно сжал ее руку. Не выпуская ее руки, он встал и повел ее за собой. Она молча пошла за ним из комнаты.

В коридоре кто-то кашлянул. Они вышли на лестницу. Он неумело прижал ее к себе и поцеловал. Она вырвалась и побежала вверх по лестнице. Он пошел за ней. Она остановилась на последнем этаже у окна и по-прежнему молча, не оборачиваясь, стала глядеть в это окно…

Во дворе был недостроенный дом, освещенный безжалостным белым светом прожектора.

Она повернулась к нему и заговорила. При этом она все время как-то досадливо поводила головой, но ничего не могла поделать с собой, и было видно, что она плачет.

Она сказала Кронову, что она любила безумно… до него, но ее разлюбили…

Ей бы сказать наоборот, что не она любила, а ее любили безумно. И что она совсем не любила, но что кто-то хотел покончить с собой, вопрос стоял именно так… И она, только чтобы его спасти, и т. д. Но она не знала тогда, как нужно говорить в таких случаях.

Он молча повернулся и пошел вниз по лестнице… А она осталась у окна с видом на недостроенный дом. Он шел по улице и кривил рот, так ему было плохо. Потом он пришел в общежитие и улегся на кровать. Ему было уже двадцать лет, но она была его первая девушка. Он лежал и смотрел в окно, в теле была сухая легкость, как в детстве после сильных слез и болезни.

И все-таки он доказал себе, что человек не тот, кем он был прежде, а тот, кто он есть теперь. Он решил позвонить ей, и если она сразу возьмет трубку, значит, она ждет его, и это его судьба. И тогда он простит ее. (Он был уверен в своем праве прощать ее за то, что она уже любила до него.) Он не знал тогда, что, если бы она не подошла к телефону и если бы она сказала, что тысячу раз любила до него и столько же раз ее бросили, он все равно простил бы ее.

Была глубокая ночь.

Он набрал номер, и она сразу сняла трубку.

– Алло, – сказала она. – Алло…

Он молчал в трубку.

– Алло, – говорила она тревожно. – Алло… Алло… Алло… Алло… Это ты.

Он молчал. Она, видно, была уверена, что это он, и поэтому сказала:

– Это Димка… Это Димка…

Она засмеялась счастливо-счастливо, а потом замолчала. Она всегда замечательно молчала. Она опускала голову и молча перебирала губами, как кролик. Он представил, как она там замечательно молчит, и чуть не умер от нежности. Потом она заговорила почему-то шепотом:

– Ты ничего не понимаешь… и ты меня обидел…

(Это не она его обидела, а он ее… И самое удивительное – ему было смертельно жаль ее.)

– Я тебя люблю, – сказал он, охрипнув.

– Ты хочешь сейчас спать?

– Я одета… Я быстро… Ты жди меня, где всегда.

Он ждал ее, где всегда. Очень долго ждал, как всегда. Она не умела торопиться. Она всегда собиралась загадочно медленно.

Потом она пришла. Когда он ее увидел, все, что он думал, показалось чудовищным, нелепым, будто он очнулся утром после страшного сна.

Она медленно шла по обочине тротуара, стараясь при каждом шаге попадать ногой на новую плитку, наверное, она что-то загадала и считала шаги, как девчонка. Он шел рядом.

Так они шли по улице, изредка поглядывая друг на друга. И если кому-то из них удавалось поймать взгляд другого, они оба невероятно радовались.

Она вдруг сказала:

– А я ведь думала, что больше мы никогда не увидимся…

Потом они снова шли молча и играли в новую, еще более странную игру: они находили ощупью пальцы друг друга и сжимали до хруста. И ей было совсем не больно – так она говорила тогда.

Он проводил ее домой. В парадном они поцеловались. Потом она стала подниматься по лестнице, а он целовал ее на каждой ступеньке, увеличивая и увеличивая число поцелуев.

– Пропали мои губы, – шептала она.

Так они дошли до ее квартиры.

Они зашли в квартиру, потому что родители были на даче и входить ей одной в темную квартиру было неприятно.

В темноте передней они снова целовались, и только потом она зажгла свет. Но тут выяснилось, что они оба «совсем не хотят спать». И он решил не уходить еще полчасика…


Так наступило их первое утро. Как радостно, счастливо «все было». И как они проснулись, и она засмеялась и прекрасно сказала: «Димка, всю ночь… после… ты меня обнимал. Я так и проснулась, обнявшись…»

Наверное, он просто боялся, что она убежит. Или… что все это сон.

Потом она встала и совсем голая пошла в ванную… И он совсем потерялся от ее красоты.

Было очень рано, когда они вышли из дому. Он удивился, как светел воздух и как громко поют птицы.

Он подумал, что днем они, наверное, тоже не молчат, просто их не слышно из-за шума на улицах.

Они шли к метро.

– Какое сегодня число? – спросила она.

Она засмеялась и прибавила:

– Надо же… Наш первый день с тобою – с таким глупым названием.

Она сказала, что в прошлом году жила в деревне у бабушки и выучила там все дни народного календаря. Он тоже захотел выучить. Они шли к метро и учили бабушкин народный календарь.

– Когда будет «Мокрида»? – спрашивала она.

– 26 июня, – отвечал он радостно и наобум.

– Нет, 26?го – «Акулина-гречишница». А когда будет «Зиновий – Синичкин праздник»? Не знаешь… Не знаешь…

За это ее знание последовал поцелуй.

Не знал он и главного события 20 апреля… Оказывается, в этот день по всей Руси в реках просыпаются русалки. И вся бабушкина деревня отправлялась топить в реке старые рубашки, чтобы русалки могли прикрыть свою наготу.

Излишне говорить, что и это важное событие было отмечено поцелуем.

Особенно много поцелуев пришлось на день 5 мая… Оказалось, это был ведьмин день… Ведьмы в лесах, на полянах водили хороводы…

Она рассказывала, и глаза ее от ужаса становились круглыми… И он целовал ее, чтобы она понимала – Кронов защитит ее от всех ведьм в мире.

Их обогнал пустой утренний автобус. У автобуса влажно блестели бока и стекла.

И парень в окне автобуса смеялся и махал им.

На углу рядом с парком стояли два молоденьких милиционера. Им было очень весело: они играли в футбол теннисным мячиком. Два камушка обозначали ворота, и они били друг другу по воротам по очереди, «со счетом».

Кронов помахал рукой милиционерам, и они тоже помахали ему в ответ. Это было славно.

И Кронов радовался этому приветливому утреннему братству! А она вдруг замолчала. Потом вынула из сумки черные очки и надела.

И молча шла в черных очках и о чем-то думала.

За высокой оградой парка начинался лес. Там уже были загород и высокое небо, не загороженное домами. И земляничные поляны.

Потом он сидел на кровати в общежитии, даже не пытаясь разобраться, что же произошло. Потому что тогда все было так понятно.

Еще два месяца назад он точно знал, «чтобы достичь в науке чего-то, жениться надо после 35». Так требовал «по своему опыту» любимый преподаватель Григулис.

Но любимый преподаватель Григулис не знал того, что теперь знал он. Есть она – «его женщина» – и все остальные женщины.

Ее мать была против этого брака. Ее мать знала, что дочь Лена – красивая, умная, порядочная, талантливая, работящая девочка. При таком обилии положительных качеств Кронов никак не мог ей соответствовать. И хотя мать знала это «совершенно точно» (ее любимое слово), но она была «реалистка» (другое любимое слово), то есть женщина прогрессивных взглядов в сложных отношениях родителей и детей. Поэтому она все это «тотчас сказала себе» (любимое выражение – употреблялось ею в абстрактном смысле). Обычно то, что она «говорила себе», она тотчас доводила до сведения всех. Например, обращаясь к дочери: «Я сказала себе, что ни единым словом больше не вмешиваюсь в твою жизнь, хотя я категорически против твоего брака».

Мать поговорила с отцом. Отцу было сказано, что, пока он был занят своими делами, любимая дочь изволила переспать с каким-то нищим студентом. Но изменить уже ничего нельзя, потому что «его дочь упряма как осел, точнее как ее отец».

У матери была одна-единственная просьба: подождать с оформлением брака. Когда эта одна-единственная просьба не была принята, мать «нашла в себе силы» пригласить Кронова в дом и познакомиться с ним (крепкое мужское рукопожатие).

Отца в день встречи удалили из дома, потому что «этот человек может только мешать».

Мать высказала еще одну-единственную просьбу: чтобы Кронов и ее дочь Лена, вступив в брак, не жили в ее доме. Такое «раздельное проживание исключает возможные трения». Здесь мать сослалась на пример очень разумной страны Швеции, где «просто-напросто существует закон, по которому в брак имеют право вступать только люди, обладающие собственным домом».

Кронов обладал только койкой в общежитии. Теперь, когда он ее провожал домой, они смотрели на освещенные окна. В каждом окне был собственный дом людей – счастливых людей, которые могли закрыть за собой дверь и быть друг с другом сколько душе угодно.

Ему даже приснился сон: с топором в руках он стоял посреди мостовой города Стокгольма и строил себе дом. Он мешал движению, гудели автомобили и автобусы, свистели полисмены и соседи по общежитию, а он все строил, строил и строил дом.

Никакой сон ему не приснился, он вообще спал без снов. Он соврал ей это, чтобы она знала – он переживает!

Весной умерла ее тетка, и они получили по завещанию комнату в 19,8 квадратного метра в коммунальной квартире на станции Лосиноостровская.

Они переезжали. Шли со станции. У него на плече громоздился горбом огромный узел: это была их постель, связанная ремнями. Другой конец узла придерживала она. В руке он нес чемодан невиданной тяжести с кастрюлями и книгами. Горб все время сползал. И тогда она говорила:

– Тебе очень тяжело… Давай остановимся.

– Порядок! – бодро выкрикивал он и подбрасывал горб удалым движением плеча, обливаясь потом.

И сразу закрылись на «свой крючок». Они были вдвоем в своей комнате.

Все было так прекрасно, что старая теткина кровать не выдержала радости их тел и развалилась… Они спали на полу. Слава Богу, пол выдержал.

Утром он увидел в окне небо и деревья. В комнате все шелестело. Это был ветер, который принес какой-то прекрасный розовый запах. И ему стало так ровно и мудро. И он вспомнил то, что хотел вспомнить: то раннее утро в детстве и слова мамы. Да, это был запах с той самой земляничной поляны.

Как легко исчезают счастливые Адам и Ева! Почему вместо них оказывается пара сильных молодых боксеров, способных без устали лупить друг друга по 16 раундов подряд?

Брак сверстников опасен. Особенно брак однокурсников.

В нем нет тайны и слишком много детской простоты. Есть какой-нибудь Дима и какая-нибудь Леночка. Они абсолютно все знают друг о друге – в этом они совершенно уверены. И притом все время считаются, как положено сверстникам.

Больше всего они боятся ущемления собственных прав. Они наслышаны об этом. И часто все это больше похоже на совместный турпоход, чем на брак.

Борьба за равенство называлась у них «жизнь по Руссо». Это была вначале милая и любовная игра, а французский просветитель обозначал в этой игре «нетленную идею равноправия».

Например: «Согласно Руссо, кто сегодня должен чистить картошку, если вчера ее чистила я?» – спрашивала она.

И он чистил эту самую картошку, уважая нетленные идеи Руссо.

Но когда он попытался, согласно идее великого французского просветителя, мыть сам посуду, то на тарелках все время оказывались невидимые ему, но отчетливо зримые ей пятна. Он очень старался, но эти невидимые, проклятые пятна всегда оставались!

В результате посуду стала мыть только она. И обед стала готовить только она.

Вскоре ей стало ясно, что никакой Руссо не поможет. У нее всегда будет больше дел потому, что она женщина. И вот тогда ей начало казаться, что из-за хозяйства она не успевает заниматься наукой. Она всегда училась добротно, но средне, а он всегда считался корифеем. У него даже было почетное факультетское прозвище «мастуч». Маститый ученый – сокращенно. Но теперь она забыла это. Ей все чаще казалось, что она из-за него забросила любимую некогда науку и оттого учится добротно и средне, а он эксплуатирует ее и оттого добивается успехов.

Особенно часто эти горестные мысли посещали ее в процессе мытья посуды.

Пока она мыла, то успевала подумать и о загубленном научном даровании и о том, как иные женщины убивают над раковиной свои лучшие годы. И потом их бросают мерзавцы-мужчины, которым они «швырнули под ноги бесценные годы». И ей так становилось себя жалко, что на глазах у нее наворачивались слезы.

Иногда их навещала ее мать. Она садилась в сторонке, но не помогала ей мыть посуду. Она трезво ждала, пока дочь научится все делать самостоятельно. А пока она сидела в стороне и говорила «себе самой» (то есть вслух) загадочную фразу:

Вот так уничтожаются люди.

Она, видно, тоже думала о погибшей научной судьбе дочери.

На лице ее матери всегда было обиженное выражение, когда она разговаривала с Кроновым.

Оно появилось в первый же день, когда он посетил их дом.

Кронов всегда спешил. Он жил в общежитии, в торопливом мужском общежитии, где главный лозунг жизни – «по быстрому» И вот, когда он пришел в их дом в первый раз все готовились сесть за стол, ее мать отозвала Кронова в сторону. На ее лице было обиженное выражение. Она сказала:

Я вынуждена открыть вам, дружок, – вы не умеете мыть руки как следует. После вашего мытья на полотенце остались грязные следы. Я рада вам сделать это замечание, надеюсь, оно вам поможет: вы достаточно взрослый, чтобы следить за чистотой своих рук.

Кронов чуть не умер со стыда. Есть вещи, которые нельзя говорить людям. Он, например, не смог бы. Но ее мать сказала все это твердо и четко. Она всегда говорила «всю правду» и очень этим гордилась. Что делать, она была сторонником реалистического подхода к вещам – к любым вещам.

Есть такие мудрые педагоги, которые считают, что главное – это трезвый взгляд на мир. Например, ребятишкам надо побыстрее объяснить, как они появились на свет (чтобы они, не дай бог, не подумали насчет аиста), а девушкам как можно раньше рассказать о периоде полового созревания и презервативах.

Они называют все это – смотреть на вещи реалистически и бороться с дезинформацией улицы. Но вообще-то это – свинство.

Хотя, может быть, и не так. Может быть, это полезно. Например, Кронов после того разговора начал так тщательно мыть руки, что теперь не поймешь, нужно ли вытирать руки полотенцем или наоборот. Правда, с тех пор он редко приходил к ним в дом. Зато с тех пор ее мать стала приезжать к ним сама. За обедом она часто устраивала дискуссии о том, что мужчина в семье должен быть мужчиной, а не облаком в штанах. Это означало, что Кронов и был этим самым облаком. Потому что настоящий мужчина – он:

во-первых, сильный и великодушный (это означает, что, если тебя кроют последними словами, ты должен понимать и прощать);

во-вторых, заботливый (это означает все время находиться в постоянной боевой готовности сбегать в магазин или в «ремонт обуви» и т. д.);

в-третьих, сильный и мудрый, то есть умеющий делать так, чтобы женщине было с ним хорошо.

Но что такое «хорошо»? Это понятие у ее матери все время менялось в зависимости от температуры воздуха, климатических условий и времени суток.

Кронов не был «настоящим мужчиной». Но ей с ним было хорошо. Во всяком случае, вначале, когда у них была эта самая земляничная поляна.

Тогда она не говорила, что им тесно. Но теперь ей уже перестало хватать крючка на двери. Он всегда помнил их первую крупную ссору.

Его курсовую работу приняли к печати в «Вопросах физики». Это было грандиозно!

Она вернулась домой раньше его и мыла посуду. Когда он открыл дверь, она не обернулась: это означало высшую степень гнева по поводу посуды.

Он решил сразу исправить ей настроение. Он рассказал про «Вопросы физики» и все время кричал неестественно громко: «Это потрясающе! Это грандиозно!»

Она вдруг резко повернулась к нему и, швырнув сковородку в рукомойник, с лицом, перекошенным от бешенства, начала кричать. Она кричала, что ей неинтересно все это слушать, что ей надоело, что «она тоже хотела быть ученым, а не посудомойкой» и что «стыдно строить свою карьеру на костях других».

Он молчал. Замолчала и она.

Потом она искоса поглядела на него. Ей стало его очень жалко. Она подошла и обняла его.

Потом они начали ждать ребенка.

Он был полон нежности к ее новому положению, к нему, кто был внутри нее.

С квартирой все было в порядке. Подходило время распределения, он уже знал, где будет работать, и там ему обещали квартиру.

Она строила грандиозные планы оборудования этой будущей квартиры. Тогда квартира казалась ей мечтой, такой же мечтой, как когда-то крючок на двери.

Все было в порядке, но ссорились они теперь почему-то часто.

В этот день все началось с пустяка, как всегда, и кончилось скандалом. Тоже – как всегда.

Она пришла из консультации и была очень расстроена, потому что на лице у нее появились пятна. Он начал рассказывать про статью в американском журнале о его работе.

– Ага, расскажи, расскажи мне о своих великих достижениях! – крикнула она. – Милый, Эйнштейну в голову не пришло бы хвастать, что о нем напечатали в каком-то ничтожном журнале!

– Это знаменитый журнал.

Но она не слушала! Она кричала.

– Ты – посредственность! Ничтожная посредственность!

– Только посредственность может строить карьеру на труде других! (Это она о себе.) И хвастать этим. Ненавижу тебя! И жалею этого несчастного ребенка, который должен появиться на свет… от такого человека.

Он выбежал из комнаты.

Он поклялся не возвращаться домой никогда.

Он сел в электричку и поехал в Москву.

В электричке ярость улеглась. Он даже почувствовал легкую жалость к ней, но по-прежнему решил не возвращаться домой… правда, уже не вообще, а только до утра.

Как меняются мужчины после развода?

Хочешь узнать человека — разведись с ним , гласит народная мудрость.

Cosmo рекомендует

Секрет сексуального образа: топ модных мини-платьев для корпоратива-2020

Какая теплая обувь в тренде: топ-7 лучших походных ботинок на морозную погоду

Я понимаю , почему , раз переспав , люди делают вид , что ничего не было. Я не понимаю , почему они делают то же , прожив с кем-то годы. Они ведь переспали столько раз! А еще перерожали детей , перечувствовали , переездили в отпуск… Хочешь узнать человека — разведись с ним , гласит народная мудрость. Я бы не хотела узнать такого человека. Зато хочу узнать , отчего так происходит.
« С деньгами не каких проблемм, — уверил меня Борис , 34 года , Козерог , на сайте знакомств, — алименты я плачу официально , а зарплата черная , такчто бывшей мало достоется , пара тыщ».

Борис старался. Поражал меня не только орфографией , но и фотографией ( в зеленом джипе , с букетом шампуров , лицо угадывается за кусками жареной свинины), и серьезными намерениями. «Хочу опять жениться», — честно предупредил герой. Я не пошла с Борисом в кафе и замуж за него тоже не пошла. И даже не стала задавать ему вопросы , которые хотела было задать ( например , такие: «Борис , а что ест ваш ребенок на „пару тыщ“ в месяц?» или: «А когда вы с женой были вместе , вы ее называли солнышком или котенком?»). Я просто ушла с сайта. Наверное , Борис подумал , что Козероги не подходят мне по гороскопу. Никаких « проблемм».


Кастрюля на голове
До того как пойти на сайт знакомств , я развелась. Прожили мы с мужем 8 лет. Родили мальчика Кузю. В последние годы ничего путного из брака не получалось — ну кроме мальчика. Однажды я включила « Скайп», а мне оттуда сообщили: «Я тут тепленькая в постельке , ты скоро?» Я прочитала и… обрадовалась. Никакой ревности и обиды , никакого чувства собственности. Я вздохнула с облегчением: теперь его ждет кто-то тепленький , а я могу идти.
Договорились о разводе на балконе. Я предложила , он обдумал предложение. Докурил и сказал: «Ну не знаю , а на что ты будешь жить?»Я пообещала , что на что-нибудь буду , и нас с ребенком попросили найти съемную квартиру до 28-го числа. Когда 27-го я приехала за оставшимися вещами , меня встретила женщина из «Скайпа» с подносом сушеных грибов. Дома было тепленько. В коридоре стояла клетчатая « челночная» сумка , уже собранная. В нее запихнули мою одежду , а сверху положили алюминиевую кастрюлю. Рядом стоял большой мешок с мягкими игрушками моего сына. «Забирайте , если хотите, — сказала дама с грибами, — мы их все равно выбрасывать собирались».
Я взяла сумку , взвалила на плечи мешок. Кастрюля выпала , и я надела ее на голову. В образе безумного августовского Деда Мороза я отправилась в новую жизнь. Мне было хорошо , только кастрюля немного мешала.
Следующие два года после развода я потратила на «налаживание цивилизованных отношений». Какие же еще отношения могут быть у людей , которые так по‑хорошему расстались на балконе? Тем более у них есть сын , который любит и маму , и папу. И общее прошлое , почти три тысячи дней. Эпизод с сушеными грибами я посчитала случайностью.
Я хотела , чтобы мы общались с Кузей поровну. Чтобы отец не чувствовал себя выключенным из жизни сына , чтобы знал все , что происходит в школе , и был в курсе результатов соревнований по плаванию — Кузя делал успехи в кроле. Я не собиралась подавать на алименты — мне было абсолютно ясно , что папа , который когда-то кормил годовалого Кузю из бутылочки и так смешно вместе с ребенком открывал рот , не оставит без куска хлеба Кузю повзрослевшего. Вещи я хотела поделить не по суду и даже не поровну. Кому что нужнее , тот то и забирает — такое распределение казалось мне правильным. Да , на джипе раньше ездила я , но мне не нужна такая большая машина , обойдусь старым седаном. Собиралась , помню , купить бывшему мужу микроволновку… Я не учла только одного — что стала бывшей женой. Вернее , просто бывшей. Никем , в общем.

Пирожное « картошка»
Я звонила , он не брал трубку. Я приходила , он не открывал дверь. Я писала sms и электронные письма , они оставались без ответа. Мы жили в пяти минутах ходьбы друг от друга — мне пришлось снять квартиру рядом с Кузиной школой, — и ребенок не видел отца полгода. Потом мы случайно столкнулись в магазине , и он сказал , что наконец-то подал на развод , а еще куда-то делась генеральная доверенность на джип — может , у меня валяется. Я спросила , не хочет ли он взять Кузю на выходные. Он сказал , что у его кошки родились котята и вообще надо пылесосить.
Я поняла , что Кузя теперь тоже бывший. Пришла в свою съемную квартиру , села на пол и стала рыдать. Через час приехала подруга Оля , подняла меня с пола , вытерла лужу слез и налила чаю. Я увидела чай и зарыдала с новой силой. Стуча зубами о чашку , я повторяла: «Оля , а как же пирожное « картошка»?»
Подруга была озадачена моей наглостью: она примчалась по первому зову , вернее , по sms « Не могу встать», а я требую сладостей , и обещала в следующий раз привезти целый торт. «Нет , ты не понимаешь, — сказала я, — он же покупал мне пирожные « картошка»! Почему же теперь он себя так ведет?»
Когда мы только поженились , мой муж каждый вечер встречал меня с работы в метро. Он стоял в неположенном месте , у дверей выхода. Там дул ветер , к мужу порой приставали перебравшие пассажиры , я работала допоздна , до того часа , когда в метро трезвых людей почти нет , но он все равно приходил. И приносил мне пирожное « картошка». Каждый раз говорил , у меня для тебя сюрприз , и доставал пирожное.
Тогда у нас не было джипа , доверенности на него. Даже Кузи еще не было. И именно это время , «пирожное», счастливое , я помню лучше всего.
И мне горько , что он забыл.

Незнакомец в зеркале
Что ж , хватит о моей личной жизни. Я думаю , что у каждой расставшейся пары наберется с десяток таких « картошек». Мало кто , войдя в загс , думает о разводе и о том , кому достанется тостер и шесть соток в поселке Липовый. Мы дуем на ушибы и лечим поздние ветрянки. Завариваем чай и гладим рубашки. Заполняем визовые анкеты и лепим магниты на холодильник. Наконец , рожаем детей , ищем в них черты друг друга и радуемся , если они находятся.
Брак может не сработать. Это бывает ( по некоторым данным , аж в 60 процентах случаев). Но все те годы или даже месяцы , которые мы проводим вместе, — это жизнь , наша , единственная.
Мы не становимся бывшими после развода. Мы остаемся собой. Наша жизнь наполнялась все эти годы разными событиями , эмоциями , переживаниями , ветрянками и магнитами. Она делала нас такими , какие мы есть сегодня. Если бы не она , мы бы сейчас видели в зеркале незнакомца. Ее нельзя перечеркнуть , от нее нельзя отказаться. И , хотим мы этого или нет , бывший супруг — часть этой жизни. А значит , и часть тебя. Он не бывший человек — он просто человек.

Фильм-катастрофа
Нет , я еще не сошла с ума и не пересмотрела американское кино о природных катаклизмах , в котором , как правило , главный герой и его бывшая жена обожают друг друга , и воссоединиться им мешает только наличие у нее нового богатого супруга ( только что поняла , почему такие картины называют « фильм-катастрофа»). Я думаю , что если люди решили расстаться , пусть расстаются , а если им еще есть что спасать , пусть спасают. Но!

Я никогда не пойму папаш , которые годами не видят детей , но всячески пытаются на них сэкономить.

«Русские девушки расчетливы»: экс-король Малайзии об Оксане Воеводиной

Я никогда не пойму бывших мужей , которые пилят при разводе каждый диван и потом спокойно спят на своей отпиленной половинке.

Я никогда не пойму бывших жен ( а вы думали , меня только мужчины возмущают?), которые не разрешают ребенку видеться с отцом из-засвоих обид на экс-супруга , потому что « так будет лучше для всех». Кого они обманывают? Почему судьбу троих решает один обиженный человек?

Я никогда не пойму девушек , которые не разрешают своему разведенному любовнику ездить к его ребенку.

Я никогда не пойму девушек , которые встречаются с разведенным , если тот к ребенку не ездит ( но пилит диван и рассказывает страшные сказки о бывшей жене). Это недальновидно ( см. притчу про морскую свинку).
Скажу честно , я бы не хотела обращаться к психологу или еще какому-то специалисту , чтобы все это понять. Потому что…

…я не хочу слышать , что люди слишком сильно переживают развод и у них происходит вытеснение негативной информации. Взрослый гражданин в состоянии вспомнить , что у него есть дочь пяти лет и ей хочется макарон , кукол Братц и маек с Hello Kitty. А еще посидеть у папы на коленях и сходить с ним в кино. Если гражданин этого не помнит , пусть посмотрит в паспорт и освежит эту « негативную»информацию.

…я не хочу слышать , что в разрыве виноваты двое , а значит , второй супруг тоже не ангел. Виноваты двое , а отвечает каждый за себя. И только от него зависит , будет ли он брать трубку , открывать дверь , платить за майки и изучать расписание детских сеансов. И лично он выбирает , что сказать ребенку про маму или папу. И если говорит гадости , значит , выбрал неправильно.

…я не хочу слышать , что дети вырастут и сами разберутся. Может , детям лучше расти в нормальной обстановке и не мучиться в пять лет вопросом , почему мама плачет , а папа отсутствует. У детей и так много проблем — бакуган не магнитится , Волк съел Красную Шапку. И кстати , когда они вырастут , проблем меньше не станет — спросите у любого взрослого. Зачем им еще одна?

…и уж точно не хочу слышать , что , раз меня это так волнует , я все еще испытываю чувства к бывшему мужу. Нет , у меня нет к нему чувств. Но у меня есть чувство справедливости. А еще здравый смысл. И мне кажется , если бы больше людей обладали теми же богатствами , всем стало бы лучше. И бывшим , и нынешним , и будущим.

И наконец притча о морской свинке
( которая вообще-то не совсем притча)

У Кузи в классе в клетке живет морской свин Рыжик. Однажды я спросила у Кузиного классного руководителя , откуда у них этот зверь. И Наталья Михайловна сказала мне: «Один мальчик принес. Вернее , сначала он принес его домой , но родители не захотели держать дома животных и велели убрать свина с глаз долой. Сказали , хоть на помойку. На помойку мальчик не решился , притащил Рыжика в школу. Я тогда вызвала родителей и задала им один вопрос: «Вы думаете , что всегда будете молодыми?» Они не поняли , зашумели: что за новости? И я объяснила: «Почему вы считаете , что свина он на помойку выбросит , а с вами поступит как-то иначе?» Надеюсь , родители перестали шуметь и подумали. У Рыжика же все хорошо. Ему , похоже , даже нравится быть чьим-то бывшим.

Как не развестись? Они смогли остаться вместе

Если любишь – прости

Лидия всегда отличалась оригинальным мышлением. И если оказывалась в сложной ситуации, всегда думала о том, как поступило бы большинство, и. делала наоборот. Даже свадьба у нее была необычной – после загса все отправились в лес. Когда отзвучали традиционные тосты, уехали «старики», а молодые, натанцевавшись, расселись у костра, разговор зашел о том, что можно простить любимому человеку, а чего нельзя. Женщины были единодушны: измены не прощают! И только Лида задумчиво сказала: «Если по-настоящему любишь, можно простить все». С ней не согласились. Завязался спор. Потом кто-то вновь включил магнитофон, и дискуссия прервалась.

Лидия и Александр живут вместе уже пятнадцатый год. Семь лет назад Лидия хотела расстаться с мужем. А Саша узнал об этом только теперь.

Лидия:

«Все началось со снов. Я – человек несуеверный, но мне вдруг несколько ночей подряд стал сниться один и тот же сон. Будто Саша прыгает с обрыва в реку и выныривает на противоположном берегу. Я зову его, а он уходит. Все дальше и дальше.

Наверное, если бы не эти изнурительные сны, я бы в суете и не обратила внимания на то, как мы отдалились друг от друга. Вернее, отдалился муж. Стал каким-то чужим, углубленным в себя. Прекратились наши вечерние чаепития и разговоры, прогулки «на сон грядущий». Он не смеялся, не дурачился, избегал прямого взгляда и не целовал меня у порога, как раньше. Когда я попыталась выяснить, в чем дело, он впервые ответил резко.
Сашку я любила и понимала с полуслова. «Неужели. » – думала я и боялась продолжить эту фразу. Словом, позже, совершенно случайно, я узнала, что у моего мужа – банальный служебный роман. Мне хотелось кричать, устроить скандал и даже вцепиться сопернице в волосы! И тут я вспомнила свое золотое правило, которое всегда меня выручало: не делай так, как поступили бы девяносто девять женщин из ста. «Но что же делать?» – думала я. Первое, что мне хотелось, – покончить с собой, так велика и, казалось, неизлечима была боль. Второе, о чем я думала, – уйти, исчезнуть из его жизни. Третий вариант был самым простым и одновременно сложным: сделать вид, что я ничего не знаю, и дать мужу возможность пережить этот роман по полной программе.

Я взяла себя в руки и рассуждала, так мы поженились очень рано по большой, но не совсем взрослой любви. У Саши никогда не было увлечений, и он, очевидно, попался на первый же флирт разведенной женщины. Меня он любил. Если это просто блажь – она пройдет, а если серьезно – тут я бессильна, что бы ни делала. Я видела, как тяжело ему дается ложь. Но если до сих пор он молчит, значит, ничего еще не решил. И я тоже не буду торопить событий.

Принять такое решение, имея взрывной характер и чувство собственного достоинства, было очень нелегко. Но свою гордость я спрятала глубоко в душе. Перестала заниматься самоедством, реветь в ванной под шум воды и ходить со страдальческой миной. Я была нежной, внимательной и спокойной, ни о чем не расспрашивала мужа, не лезла в душу. Я видела, как тяжело он переживает свою ложь. Порой мне казалось, что я лечу тяжелобольного.

Через два месяца сказались результаты: роман на стороне угас. Я это почувствовала так же четко, как и измену: Саша словно освободился от груза. В тот вечер он впервые пришел домой веселый. Он обнял меня на пороге. Мы простояли так несколько минут. Он не видел, что по моим щекам катятся слезы.

С тех пор прошло много времени, но я до сих пор думаю, что поступила правильно: не скандалила, не выслеживала, не обличала. Я пережила этот «мужской зигзаг» вместе с ним».

Александр:

«Мы смогли поговорить откровенно только сейчас, когда боль тех нескольких месяцев осталась позади. Я ненавижу ложь, но тогда это было просто какое-то наваждение. Каждый день я готовился к тяжелому разговору. А Лида была нежна и спокойна. Своим ровным поведением она словно давала мне понять: мы сможем пройти через это. Если бы неприятный разговор произошел сразу, неизвестно, смогли бы мы остаться вместе, ведь жена очень страдала, а она – гордый человек. Ушла бы, наверное. «

Комментарий психолога

Универсальных рецептов на случай измены нет. Для каждой пары это индивидуально. Один мужчина будет раскаиваться в ошибке, для другого новая связь – показатель того, что его отношения с женой зашли в тупик и требуют обновления.
Из истории Лидии и Александра видно, что их чувства достаточно глубоки. Измена мужа для обоих стала серьезным испытанием. Женщина смогла не углубить конфликт. Она хорошо изучила психологические особенности своего мужа и поступила таким образом, чтобы не унизить его, дать ему возможность выбора, и сама не опустилась до скандалов и выяснений. Дальнейшие события подтвердили правильность этого решения.

В поведении Лидии есть и еще одна тонкость: элемент женской гордости и уважения к себе. Ведь подобные выяснения унизительны как для одной стороны, так и для другой. Лидия не создала любимому мужчине комплекс вины, не загнала в угол. Ведь если человека поставить в тупик, он, как правило, начинает обороняться, искать себе оправдание. А поскольку Александр – человек прямолинейный, он не стал бы юлить. Семья могла бы распасться.

Женщина сумела достойно выйти из сложной ситуации. Но то, что подошло этой паре, может быть противопоказано другой. Общих советов на случай измены мужа нет. В любом случае измена – это повод для серьезных размышлений. А как решать эту проблему, зависит от психологических особенностей партнеров.

Она гнала меня в дверь – я лез в окно!

Вадим и Вероника вместе седьмой год. Познакомились на отдыхе у моря. Выяснилось, что живут они не так уж близко: он – в городе, она – в небольшом райцентре, в трех часах езды.

Родители Вадима не были довольны знакомством сына. Они уготовили ему хорошее будущее – оплатили учебу в престижном вузе, после женитьбы обещали купить квартиру, позже – отдать свою машину. Любовь к провинциалке, да еще из многодетной семьи, привела их в ужас. А Вадим ездил в пригород почти каждый день. Через год мама смирилась.

На небольшом семейном торжестве было невесело, но молодые этого не замечали. Спустились с небес на землю только тогда, когда на белоснежную скатерть пролилось вино.

– Это не к добру! – поджала губы свекровь.

Вадим:

«Три года мы прожили замечательно. Я устроил Веронику на хорошую работу. Родители помогли с квартирой. Мы собирались завести ребенка.

И вдруг случилась беда – жену сбила машина. Осколок стекла вонзился ей в спину. Словом, я забрал Веронику из больницы с диагнозом «паралич нижних конечностей».

Сначала она радовалась, что вернулась домой, верила, что поднимется. Я тоже верил в это, ухаживал за ней, покупал лучшие фрукты, соки, доставал лекарства, приглашал массажистов, даже экстрасенсов. Казалось, еще неделя-другая – и я снова увижу ее, бегущую мне навстречу. Но этого не произошло. Ника впала в глубокую депрессию. Однажды пришла моя мама, и они о чем-то долго шептались. Когда она ушла, Вероника сказала: «Перевези меня к моим родителям. Тебе пора жить своей жизнью».
Тогда я попросил ее больше так не говорить, сказав, что вся моя жизнь – в ней. Но она все время возвращалась к теме развода. В конце концов, она перестала, есть лежала, отвернувшись лицом к стене. Но если бы только: это! «Я тебя ненавижу!» – твердила она. «Я никогда тебя? не любила!», «Я вышла замуж ради твоих денег!», «У мега были любовники!» Каждый день она придумывала, что то ужасное. А я отвечал ей одно: «Я люблю тебя!» и уходил на кухню готовить ее любимое блюдо.

Полтора года жена сражалась с моей любовью. Иногда мне казалось: все, больше не выдержу, она действительно меня ненавидит. Да и мама подливала масла в огонь, говорила, что Веронике будет лучше и комфортнее в доме инвалидов, среди таких, как и она. Бывало, я обижался, иногда отчаивался, а потом посмотрю на нее такую маленькую и родную, – и вся горечь проходит Утром я обнимал ее, и она отвечала мне привычным жестом, а потом все начиналось заново: «Хочу развода!» Она гнала меня в дверь – я лез в окно!

Кульминация — наступила неожиданно. После очередного визита моей мамы. Вероника была ей очень рада и попросила оставить их наедине. Когда мама ушла, я увидел на тумбочке жены всякие вещи, которые обычно собирают в дорогу: зубную щетку, пасту, крем, расческу. Вероника складывала все это в большой пакет. Потом она помахала у меня перед носом какой-то бумажкой – это было направление в дом инвалидов.

– Все! Освобождаюсь от тебя, зануда! – сказала она, не глядя мне в глаза. – Мама позаботилась, если тебе слабо! Завтра придет машина.

И тут я не выдержал. Я, здоровый и сильный мужик, опустился на пол перед ее креслом и. заплакал. Ни сил, ни слов у меня больше не было. И вдруг почувствовал ее маленькую ладонь на своей голове. Она гладила меня, как ребенка.

Мы, конечно же, остались вместе. Теперь Ника ни минуты не сомневается в моей любви. Она похорошела и повеселела. Я привез домой компьютер, и она работает, помогая мне. Я – ее ноги, а она – мое сердце».

Вероника:

«Попав в беду, я решила, что не стану портить жизнь любимому человеку. У него ведь вся жизнь впереди. Я думала, что с разводом не будет проблем: ну помучается со мной Вадим месяц-другой, а потом надоест ему такая жизнь. А он – ни в какую! Что я только ни придумывала – вспоминать стыдно. Он мне несет сок – я его на пол, дарит цветы – они летят ему в лицо! Мучила его. А сама мучилась еще больше, ведь такому парню сломала жизнь! А потом поняла, что это у него не жалость, не чувство долга по отношению к калеке. Он любит меня. И подумала, что мне с ним просто повезло, как это бывает в одном случае из тысячи».

Комментарий психолога

У человека, получившего какую-либо физическую травму, происходят изменения не только в организме. Да и в психике, возникает множество неврозов. Часто близкие люди переносят это очень тяжело и тоже нуждаются в психологической помощи.

Данная ситуация замкнулась на пострадавшей женщине. Очевидно, она была человеком подвижным, ей не хотелось испытывать постоянное чувство вины перед близкими. Но ошибка Вероники в том, что она моделировала восприятие ее другими людьми гораздо ниже, чем это было на самом деле. Вызывать в человеке негативные эмоции, провоцировать чувство вины – не продуктивно. Тут как раз вышло «от противного»: муж оказался личностью высоконравственной. Его чувства к жене были настолько глубоки, что он смог выстоять.

Попавшим в подобную ситуацию можно посоветовать: во-первых, не раскручивать негативных эмоций в себе и в других, а во-вторых, не заниматься воспоминаниями о прежней жизни, а постараться посмотреть на все в новом свете и найти в этом новом положении хорошие стороны.

Вадим и Вероника пережили самый тяжелый период в своей жизни. И большая заслуга в этом именно мужа.

Любовь ушла и… вернулась

«Не сошлись характерами», – пишут в заявлении о разводе те, кто не смог придумать что-то более оригинальное или просто не захотел выносить сор из избы. Наши следующие герои, Элина и Ярослав, сошлись и характерами, и во вкусах, и в увлечениях. У них были и общие принципы. В первый же день после свадьбы они договорились никогда не лгать, а если разлюбят друг друга – сказать об этом честно и разойтись, а не существовать по инерции.

Элина:

«Все случилось банально, как говорится, в одно прекрасное утро. Я приболела и на работу не пошла. Проснувшись, увидела на письменном столе два Славкиных галстука (он по утрам долго не может выбрать, какой надеть, и перерывает весь шкаф). Галстуки переплелись, как две змеи. Смотрела я на этот беспорядок и вдруг подумала: «А ведь я его больше не люблю. » Раньше любой его вещи, не говоря уже о словах и поступках, я умилялась. «Стоп!» – сказала я себе и стала анализировать: когда мы в последний раз занимались любовью? Когда он приносил домой цветы? Когда в последний раз звонил с работы, чтобы узнать, как я себя чувствую?! Увы. Я пришла к неутешительному выводу, что муж меня больше не интересует, да и я его, наверное, тоже. Я решила провести «следственный эксперимент» – представила, что он тяжело болен, падает с обрыва, тонет в море. Эти видения не тронули меня.

Вечером, когда он пришел с работы, я посмотрела на него с отвращением. А он буркнул что-то невразумительное и пошел на кухню разогревать ужин. Я вспомнила наш уговор и решила поговорить с ним начистоту. Ярослав был опечален, но не более. Он тоже чувствовал, что пик отношений миновал и начались серые будни. Мы решили расстаться».

Ярослав:

«Мы готовились к разводу. Это внесло какое-то оживление в нашу жизнь. Все было культурно, вещи, нажитые за три года, делили честно: кому что нужнее. Обсуждая грядущие перемены в личной жизни, мы мирно беседовали по вечерам. Иногда разговор о дележке телевизора плавно перетекал в споры об обожаемых нами латиноамериканских писателях. Каждый старался быть предельно внимательным и аккуратным. Спали, правда, отдельно. Разводимся все-таки! «Вы оба – эгоисты!» – возмущались наши родители и говорили банальные фразы о том, что любовь – это не только праздники, но и будни.

«Конечно, второго такого мне не найти! – как-то вздохнула Эля. – Мне с тобой было спокойно и уютно. Но ведь покой и уют – это не любовь. «

«Мне с тобой тоже неплохо! – ответил я. – Но «неплохо» тоже не означает, что это – любовь. «

Словом, мы пустились в рассуждения о любви и браке, о браке в любви и окончательно запутались.

Приближалось время развода. В тот день, когда нас вызвали в загс, мы были очень заняты. Во второй раз просто. завернули в кафе. А вскоре я перебрался с раскладушки на наш диван. И все было прекрасно!

После этого случая мы прожили семь лет. Вспоминаем о нем со смехом. Просто любовь – это как качели: со стороны «да» в сторону «нет» и обратно!»

Комментарий психолога

Когда у людей возникает ощущение, что любовь ушла, следует разобраться, в чем истинность подобных ощущений, объективны ли они? Если это связано с тем, что молодые люди поженились слишком рано, по сексуальному влечению, а истинной любви между ними нет, тогда к таким ощущениям нужно прислушаться. Но эти ощущения могут быть и надуманными. Очень часто люди имеют неадекватные представления о любви и совместном семейном партнерстве.

Очевидно, эта пара ориентировалась на какие-то модели, взятые из книг, фильмов. А жизнь – это нечто другое. В любовных отношениях есть кризисные этапы: взлеты и падения, вспышки и угасания. Эти этапы зависят от личности, от ее эмоционального состояния, от степени ее тревожности. На каком-то этапе уходит острота ощущений, но на ее место приходит привязанность. И это нормально. Спад в отношениях может зависеть от множества причин, начиная от женского недомогания и заканчивая стрессовыми ситуациями на работе у мужа. Но это не значит, что любовь ушла. Это не глубинные, а, скорее, ситуативные разочарования.

Элина и Ярослав приняли ситуативные разочарования за уход любви. Жизнь волнообразна, и нужно быть готовыми к спадам и временным разочарованиям. Нужно уметь анализировать свои чувства, чтобы ответить на вопрос: действительно ли тебе дорог партнер? Из рассказанной выше истории видно, что Элина ориентирована на негативную модель брака, она излишне тревожна и каждую раздражающую мелочь готова принять за уход любви. Очень хорошо, что пара смогла проанализировать свои чувства и принять правильное решение.

Люди расходятся по разным причинам, а остаются вместе по одной. По любви. И не всегда она бывает легкой и радостной. Порой она проходит через страдания и болезни и все же остается любовью.

Он бы и рад с ней развестись: они живут отдельно, она приходит только убирать и готовить, они не спят вместе после …

Приходят однажды в церковь пожилые супруги и слёзно начинают умолять священника развести их.

— Святой отец, сил больше нет терпеть мою жену! Пожалуйста, разведите нас, — говорит муж.

— Да-да! Я уже не могу жить с этим… этим идиотом! — подтвердила жена.

Священник молча выслушивает их, берёт с полки большой талмуд и так же молча бьёт им сначала мужа, а потом жену прямо по голове, приговаривая:

— Ну что, сын мой, хочешь развестись? А ты, дочь моя, хочешь?

— Да! — кричат в один голос супруги.

Священник снова бьёт их по головам.

— Всё-таки хотите развестись?!

— Хотим! — снова хором отвечают супруги.

Так повторяется ещё несколько раз. Наконец, муж, увернувшись из-под удара, спрашивает священника:

— Святой отец, а вы ещё долго нас бить будете?

— До той поры, когда клятва «Пока смерть не разлучит вас» не исполнится!

Муж говорит жене:
— Дорогая, я поеду Москву.
— Зачем это? — спрашивает жена.
— Ну нам ведь надо с тобой как-то развиваться, деньги зарабатывать. Вот и открою там своё дело. У меня там друг есть, он обещал помочь.

В общем, убедил он жену, собрался и уехал. Месяц от него никаких вестей, второй, третий… Так прошло пол-года, и тут жене приходит письмо от мужа:
«Дорогая, наконец-то я могу тебя обрадовать: я наладил здесь небольшой бизнес в сфере торговли. За 6 месяцев я продал 1500 матрасов и 100 000 трусов! Я заработал на этом 15 000 долларов!»
Жена ему пишет ответ:
«Глупенький, приезжай лучше домой! Я тут за 6 месяцев заработала 100 000 долларов всего с одним матрасом и без трусов!»

Жила как-то одна семейная пара. И у жены случилось радостное событие: она получила права. На радостях она говорит мужу:
— Дорогой, можно я завтра на работу на твоей машине поеду?
— Ну… ладно, — отвечает муж, — Только умоляю тебя, будь аккуратнее! На дорогах столько идиотов. Соблюдай правила, пожалуйста.
— Хорошо, дорогой.

На следующий день жена взяла машину и уехала на работу, а муж остался дома её ждать. День подошёл к концу, уже темнеет, а жены всё нет. Муж уже начинает немного волноваться, включает телевизор, а там — срочный выпуск новостей, в котором с вертолёта ведётся слежка за машиной, которая едет по встречной полосе. Мужик стал переживать ещё сильнее, он звонит жене:
— Дорогая, у тебя всё нормально? А то я смотрю тут по телевизору — какой-то ненормальный по дороге против движения прёт.
А жена ему кричит в трубку:
— Да тут не один такой ненормальный! Тут все ненормальные!

Пара молодожёнов после свадьбы отправилась в свадебное путешествие. Приехали они куда-то на юг, арендовали комнату в доме у местной бабки и как заперлись там. День не выходят, неделю не выходят, бабка уже волноваться начала, стучится к ним:
— Голубки, вы там хоть живы?
— Живы, бабуль, всё нормально, — отвечают ей из-за двери.
— Может быть вам поесть что принести, небось голодные?
— Да нет, бабуль, спасибо! Мы питаемся плодами нашей любви!
— Ага, понятно. Тогда у меня такая просьба: вы кожурки от своих плодов в окно не выбрасывайте. А то у меня козы ими давятся.

Встречаются два футбольных фаната. Один говорит:
— Валерка, а ты чего это на матчи перестал с нами ходить? Ты что, больше не болеешь за наш любимый клуб?
— Да жена не пускает…
— Жена? Когда это ты подкаблучником стал? Ты давай, будь мужиком! В следующий раз, если она начнёт выступать, скажи ей: «Я сам решаю, как мне проводить время!», потом перегни её через колено, сними штаны и отшлёпай как следует! Понял?
— Хорошо, так и сделаю.

Проходит ещё неделя, они встречаются вновь.
— Валерка, ну чего ты опять не пришёл на матч? Там все наши были! Ты поступил с женой, как я тебя учил?
— Ну да, я уже собрался было на матч, жена сказала: «Не пущу!», а я ей говорю: «Я сам решаю, как проводить время!», перегибаю её через колено, снимаю с неё штаны… и знаешь, вдруг что-то подумал: «Да нафига мне этот футбол?».

Жена заподозрила своего мужа в измене и, как водится, наняла частного детектива, который пообещал предоставить ей полный отчёт о том, чем занимался её муж.

Проходит неделя и детектив приносит ей подробный отчёт с фотографиями на нескольких страницах. Просматривает женщина его и не перестаёт удивляться:
— Вот он сволочь! И с этой он спал. И вот так они это делали. И эта оказывается — тоже его любовница?! И эта. Ого, и такая поза существует. Боже мой. Что он только не вытворял!

Через какое-то время муж возвращается домой, а там сидит его жена в слезах и на столе лежит этот отчёт. Мужик заходит в комнату и жена тотчас же набрасывается на него:
— Ты — подонок! Знаешь, что это такое у меня в руках? Я всё знаю про всех твоих любовниц! Скотина ты.
А муж тем временем стоит с виноватым видом, глаза в пол… И когда она закончила на него кричать, говорит ей:
— И что ты хочешь теперь делать?
— Что я хочу делать?! Что я хочу. Я хочу 3-й, 8-й и 15-й пункт из отчёта!

Одна молодая пара совсем недавно сыграла свадьбу. После брачного путешествия они начинают задумываться о детях. Но все их попытки оказываются тщетны. Пытаются завести ребёнка уже год — не выходит. Полтора года — ничего. Они понимают, что им нужна какая-то врачебная помощь. Пошли в больницу, сдали всевозможные анализы. Через несколько дней они снова приходят к доктору и говорят:
— Доктор, мы вот недавно сдавали анализы. Уже полтора года, как мы не можем забеременеть. Что нам делать?
Доктор смотрит на анализы, потом на них, потом снова на анализы, затем снимает очки и вздыхая говорит:
— Мужики, вы что, серьёзно?

Решили муж с женой летом поэкспериментировать с отдыхом и отправились на нудистский пляж. Позагорали они там, но у мужика с непривычки обгорел весь зад. И так стало у него там болеть, что ни сесть, ни лечь без мучительной боли не представлялось возможным. Наконец жена говорит ему:
— Слушай, знаю один хороший способ, как снять боль. Я в одном журнале вычитала, что солнечные ожоги лечат при помощи кефира. Тебе надо набрать в тазик кефир и немного там посидеть.
Муж согласился — чем чёрт не шутит. Налила она ему тазик кефира — сидит, отмокает. Тут в комнату заходит тёща, видит это и говорит:
— Вот как мужики кончают — видела, но как заправляются — первый раз!

Жена-дебил говорит мужу-дебилу:
— Сейчас я дам тебе денег, и ты сходишь в магазин. Понятно?
— Угу, — отвечает муж.
— Слушай и запоминай. Тебе надо будет купить две вещи. Две! Хлеб и масло. Понял?
— Угу.
— Иди!
Муж берёт деньги, одевается и уходит. Проходит три часа, он возвращается домой с хоккейной клюшкой в руках. Жена на него кричит:
— Ты идиот! Я тебя просила купить две вещи! Всего две. Где шайба?!

Тихий семейный вечер. Жена смотрит телевизор, вдруг к ней подходит муж, голый по пояс, даёт ей фломастер, поворачивается спиной и говорит:
— Нарисуй шахматную доску!
— Чего? — Не понимает жена.
— Шахматную доску нарисуй мне во всю спину! Быстрее!
Она, ничего не понимая, рисует клеточки. Он ей говорит:
— Теперь прономеруй! Только побыстрее я тебя умоляю!
Она как можно быстрее номерует клетки.
— Готово? — Спрашивает муж.
— Готово, но я не понимаю зачем…
— А теперь почеши мне D6!

Поехал грузин в Москву торговать. За несколько дней он продал всё, что у него было. Приехал в гостиницу отдыхать. И что-то скучно ему стало. Дай, думает, вызову себе девочку. Он звонит на ресепшн и просит прислать ему какую-нибудь недорогую проститутку. Ему прислали. Через какое-то время лежат они на постели в его номере, изрядно накувыркавшись, отдыхают и тут звонит жена грузина. Тот берёт трубку:
— Алло.
— Дорогой, как ты там в Москве? Цветы продал?
— Да, дорогая, продал.
— Фрукты все продал?
— Да, всё продал.
— Машину купил?
— Да, купил подержанную «девятку» — чудо, а не машина!
— Шубу мне купил?
— Да, дорогая, норковую шубу тебе купил, очень мягкая и тёплая.
— Ага, хорошо. Чем сейчас занимаешься? Небось, скотина, с проституткой в гостинице лежишь?
Грузин отнимает трубку от уха и обращается к проститутке:
— Тебе привет.

После 15 лет совместной жизни муж с женой стали постоянно ругаться между собой. Ну и решили они сходить к психотерапевту, чтобы он им хоть как-то помог. Пришли, стали разбираться. Жена всё говорит, говорит, высказывает своё негодование, претензии и прочее. Тут врач встаёт из-за своего стола, подходит к ней, прижимает к себе и крепким поцелуем прерывает её речь. После этого обращается к мужу:
— Вот это вы должны с ней проделывать как минимум три раза в неделю! Понимаете меня?
— Да, доктор, понимаю. По понедельникам и средам я смогу её к вам привозить, но в пятницу — у меня рыбалка.

Жена поздно ночью приходит домой пьяная и помятая. Подходит к двери и думает, что сейчас ей от мужа-то наверное влетит. Стала соображать, как выкрутиться из ситуации. Ну, и вроде бы придумала. Сейчас зайду, думает, тихонько, сяду в комнате, открою ноутбук, положу голову рядом на стол и усну, а потом скажу, что заработалась и просто отключилась.

Как можно тише открывает дверь, заходит на цыпочках, проходит в комнату, открывает ноутбук, и тут сзади слышит голос мужа:
— Не прокатит!
— Что такое, любимый? — стараясь как можно более невинно, отвечает она.
— Я говорю, не прокатит твой трюк, — строго говорит муж. — Закрывай чемодан и ложись спать.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Звёздный стиль - женский сайт