Он ко мне приставал, обнимал и т. А я как-то не очень охотно отбивалась. Я- Овен, сестра — Рыба, её


Читать онлайн «Обними меня крепче» автора Джонсон Сью — RuLit — Страница 19

Шли годы. Исследования привязанности в зрелом возрасте углублялись. Всякий раз получали подтверждение мои открытия, сделанные в ходе наблюдения за тысячами пар на сеансах. Все четче и конкретнее проступали исцеляющие диалоги, способствующие установлению эмоционального контакта и надежной, безопасной связи между партнерами. Мы доказали: диалоги позволяют парам выйти из кризиса и выстроить прочные близкие отношения. Прочитав эту книгу, вы сможете добиться тех же результатов. До сих пор это делалось исключительно под наблюдением специально обученного специалиста по ЭФТ. Но диалоги очень важны и необходимы каждой паре. Поэтому я упростила процесс. Теперь вы сможете легко использовать новый подход, если решите изменить и укрепить свои отношения.

В основе ЭФТ лежат семь диалогов, цель которых — развить особый вид эмоциональной чуткости. Это основа длительных и прочных отношений. Данное качество состоит из трех компонентов.

1.-Отзывчивость: могу ли я рассчитывать на эмоциональный отклик с твоей стороны?

Это значит быть настроенным на партнера. Показывать, как важны эмоции любимого человека, особенно вызванные потребностью в привязанности и страхом ее потерять. Принимать и не обесценивать эмоциональные сигналы, которые передает партнер. Проявлять в ответ утешение и заботу, если он или она в них нуждается. Чуткость и отзывчивость партнера — надежное средство, исцеляющее на эмоциональном и физическом уровне.

2.-Неравнодушие: знаю ли я, что ты будешь ценить меня и останешься рядом?

«Неравнодушие» трактуется в словарях как «заинтересованность», «вовлеченность», «участие», «увлеченность» и даже «одержимость». Мы понимаем под ним особую форму внимания, которая уделяется только любимым. На таких людей дольше смотрят, их чаще касаются. Партнеры нередко описывают это состояние как «эмоциональное при­сутствие».

3.-Искренность: ты рядом?

Это значит оставаться открытым для партнера даже в случае сомнений или неуверенности. Зачастую необходимо бороться со своими эмоциями, чтобы они не довлели над вами. Искренность позволяет преодолеть разобщенность и настроиться на сигналы привязанности, которые передает партнер.

Запомнить компоненты легко. Сокращенно это ОНИ.

СЕМЬ ИСЦЕЛЯЮЩИХ ДИАЛОГОВ ЭМОЦИОНАЛЬНО-ФОКУСИРОВАННОЙ ТЕРАПИИ

Давайте вернемся к истории Сары и Тима и разберемся, как работает ЭФТ. Мы рассмотрим первые четыре диалога, полностью преобразившие отношения пары. Это прояснит перемены, происшедшие с супругами. Используйте вторую часть книги, чтобы добиться таких же в своих отношениях. Вы научитесь не попадать в порочный круг эмоционального голода и отстраненности, загубивший так много пар. Но главное — поймете стройную, совершенную логику любви и научитесь выстраивать ее с помощью диалогов.

В первом диалоге «Узнать дьявола по речи» я помогаю паре увидеть разрушительный паттерн, в который они угодили. Объясняю, как он «включается» и какой вклад каждый вносит в развитие конфликта и разобщение. Когда супруги осознают дьявольские сети в своем поведении, я прошу их заглянуть вглубь своего сердца и отыскать там под слоем упреков и оскорблений слова, которые они действительно хотели бы сказать друг другу. Постоянные нападки и претензии Сары на самом деле отчаянный протест против рвущейся нити ее связи с Тимом. А попытки укрыться и холодный рационализм Тима в действительности отражают боязнь разочаровать жену и в конце концов ее потерять. И чем больше он отрицает ее переживания, тем более одинокой она себя чувствует и тем сильнее злится. Вскоре от отношений останутся лишь нападения и попытки от них укрыться.

Но теперь у Тима и Сары есть возможность преодолеть дьявольские сети. Прервать негативный танец, который они так долго исполняли. Сара может сказать: «Я, наверное, слишком увлеклась этой войной. Веду себя как злейший твой враг. Мне очень одиноко. И я без конца нападаю, чтобы ты это заметил. Понял, что мы теряем друг друга, и вернулся. Но я лишь отталкиваю тебя своим поведением и подтверждаю твои опасения. Не бывает спокойно и уютно рядом с таким агрессивным человеком. Поэтому ты все больше отдаляешься. А я все сильнее расстраиваюсь. Порочный круг. И я это поняла только сейчас». Тим теперь осознаёт, как его закрытость и отстраненность провоцируют Сару на все более отчаянные атаки. Они начинают узнавать деструктивную модель и не винят друг друга в ее проявлении. Значит, партнеры готовы ко второму диалогу, «Найти больную мозоль».

Он ко мне приставал, обнимал и т. А я как-то не очень охотно отбивалась. Я- Овен, сестра — Рыба, её парень- Весы.

Хочу что бы ты подошёл ко мне…
дерзко прижал к себе… крепко обнял…
и сказал на ушко: «Моя девочка!» Только моя.
и попробуй, глупая, оставить меня.

КОММЕНТАРИИ

Похожие цитаты

Сегодня я сделала огромный и смелый шаг. Я думала, что я никогда не смогу это сделать, но… Я удалили тебя со всех своих социальных сетей, удалила все твои номера из своего телефона. И самое последнее, что я сделала — удалила все твои смс.
И только после этого я поняла, что стала свободной от тебя. ПРОЩАЙ.

Хочу сейчас туда… к твоим рукам
Уткнуться носом в сильные ладони
Сомнения послать ко всем чертям
Согреться и расслабиться в истоме

Закрыть глаза , уплыть с тобой… к тебе
Туда , где бьется в такт с моим , сердечко
Устроить ушко поудобней на плече
И прошептать всего одно словечко…

То имя , что так вкусно повторять…
Деля на дольки , словно мандаринку
… показать весь текст …

Как хочется , чтоб рядом был мужчина ,
Кому смогла бы я поплакаться в жилетку
И рассказать в чём кроется причина…
Пусть не всегда , пусть даже крайне редко.

Чтобы давал мне мудрые советы
И по головушке , погладив , успокоил,
Чтоб доверяла я ему секреты,
И , иногда , мне слабой быть позволил.

Чтоб в обществе его комфортно было,
И мне б цветы дарил , хоть раз в недельку,
Чтобы проблемы рядом с ним забыла,
Да чтобы кофе приносил с утра в постельку.
… показать весь текст …

У тётки. Первая глава

В то незабвенное лето тысяча девятьсот восемьдесят второго года мне было девять лет. Я закончил второй класс. Мои родители — инженеры одного из местных заводов — собирались провести отпуск в Ялте. Именно туда выделил им долгожданные путёвки заводской профсоюз. Мы все ждали этой поездки с огромным нетерпением, ведь каждый советский человек хотя бы раз в жизни должен был отдохнуть в Крыму. Однако профсоюз посчитал советскими людьми не всех членов нашей семьи. Кто-то один в их число явно не входил. Путёвок нам выделили лишь две.
Несколько дней мы безутешно горевали. Отец даже сказал:
— Ну и вообще не поедем. Если не все, то тогда не надо ехать.
Но благоразумная мать рассудила иначе.
— От путёвок отказываться нельзя. Мы их три года ждали. Просто надо решить, кто из нас не поедет.
Папа грустно вздохнул. Он понимал, что самая реальная кандидатура на вылет — это он. Мать дома оставлять нельзя — она женщина. Советские люди женщин не обижают. Ну а я — ребёнок, мне все радости жизни прописаны по закону.
— Ладно, езжайте, — благородно сказал он нам. — А я здесь как-нибудь перекантуюсь.
Так поначалу и решили. Но несколько дней спустя, после ночных консультаций, шёпот которых доносился и до моей комнаты, родители мои кое-что подкорректировали.
— Володь, — сказала мне мама, — а ты действительно хочешь поехать в Ялту? Очень-очень?
Поехать в Ялту я хотел как никто другой, но её вопрос и интонация заставили меня почувствовать недоброе. Я понял, что родители сплавляют меня.
— Хочу, — робко ответил я. — А что?
Ужасно смущаясь, мама начала сбивчиво объяснять мне свои взгляды на мой отдых.
— Ты тётю Марину помнишь, Володь? Она приезжала к нам как-то. Моя старшая сестра, она хорошая, вы же дружили с ней, в карты играли.
Тётю Марину я помнил хорошо, но какое она имела отношение к летнему отдыху до меня дошло не сразу.
— Знаешь какая она весёлая! С ней никогда скучно не бывает, всегда что-нибудь новое придумает. Так вот, может тебе у неё месяц пожить? Там, во Владимире, знаешь как красиво! Памятники старины, природа. Речка тоже есть, друзей новых заведёшь.
Жалостливо, готовая расплакаться, она смотрела на меня. Я пребывал в недоумении лишь несколько секунд.
— Хорошо, — ответил я спокойно и твёрдо. — Я всё понимаю. Вы любите друг друга и вам хочется провести отпуск вместе. Я согласен поехать к тёте Марине.
Мама от моих слов разрыдалась. Бросившись ко мне, она погрузила меня в свои объятия, стала целовать и не переставая бормотала:
— А с тобой обязательно съездим. На следующий год. Все втроём.
— Конечно, мам, — ответил я, чтобы успокоить её.

Несколько дней спустя меня отправили во Владимир. Ехать на поезде мне предстояло одному — ни мать, ни отец проводить меня не могли. Тем же вечером они вылетали в Крым.
— Ради бога, Володя, — накручивала меня мама, — никуда из купе не выходи! Я женщине, соседке, сказала, чтобы она за тобой присмотрела. Женщина пожилая, хорошая, слушайся её. Господи, что я делаю! — смотрела она в отчаянии на папу, — отправляю глупого ребёнка одного на поезде!
На «глупого» я обиделся. Мне уже побыстрее хотелось уехать.
— Да ладно, — сказал папа. — Тут ехать-то всего шесть часов. В четыре уже во Владимире будет. Ничего с ним не случится.
Заплаканная мама долго махала мне в окно и что-то кричала. Я, к некоторому своему удивлению, не чувствовал никакой печали от расставания с родителями. Совсем наоборот — самостоятельность и свобода, свалившиеся вдруг на меня, необычайно мне нравились. Часы в поезде пролетели незаметно. Правда соседка по купе, которой мама поручила заботу обо мне, оказалась вредной и к исполнению своих обязанностей отнеслась с нездоровым рвением. Даже в туалет меня провожала. Стоя у дверей, окликала — не случилось ли чего.
Тётю Марину я любил. Она действительно была весёлой. Кроме всего прочего с ней у меня был связан эпизод, который долгое время не давал мне покоя. Дело в том, что я как-то раз видел её голой. Она гостила у нас года три назад и однажды после душа переоделась прямо при мне. Было уже довольно поздно, я лежал в кровати и должен был спать. Она вошла в комнату и, не обращая на меня внимания, скинула халат, чтобы одеть одно из привезённых с собой платьев. Платье она выбирала долго и я имел возможность разглядеть её во всех деталях. Видимо она услышала моё сопение, которое стало громогласным, и повернулась ко мне.
— А ты не спишь, оказывается, — сказала она. При этом совершенно не пытаясь прикрыться.
Я дико засмущался, отвернулся к стенке и даже накрылся одеялом, чтобы скрыть свой стыд. Тётя Марина рассмеялась, через одеяло потрепала меня по голове и сказала:
— Не смущайся. Ничего тут такого нет. Жену свою каждый день будешь такой видеть.
Ах, как же я хотел после этого повзрослеть и жениться!
Встречу с тётей Мариной я почему-то ожидал с тайным трепетом. Мне казалось, что та волнительная ситуация, то возбуждение трёхлетней давности может как-то повториться. Чёрт возьми, я даже был уверен в этом! Как выяснилось позже, все мои ожидания подтвердились.
— Володя! Вовка! — махала мне на перроне какая-то женщина, в которой я наконец-то признал свою тётю. — Не тащи сумку, я возьму.
Она подбежала ко мне, обняла и несколько раз поцеловала, причём в губы. От неё исходила такая волна тепла, нежности и ещё чего-то запретного, название чему я пока что не знал, что у меня сладко защемило в пипиське. Она даже увеличилась в размерах. Да, тогда я уже испытывал эрекцию и регулярно занимался рукоблудием. С недавних пор из меня стала исторгаться какая-то мутная жидкость, весьма напугавшая меня поначалу. Но потом пацаны во дворе объяснили мне, что так и должно быть, что такое бывает у всех мужиков. И что даже — и это сразило меня наповал — из этой жидкости возникают дети.
— Как доехал? — спрашивала меня тётя, когда мы шли с ней к автобусной остановке. Она несла мою сумку и держала меня за руку.
— Хорошо, — отозвался я. — Даже не заметил, как приехал.
— Вот и молодец! Правильно сделал, что согласился поехать ко мне. Получше отдохнёшь, чем в Ялте.
Тёте Марине было тогда лет тридцать пять. Сейчас я понимаю, что это не возраст, но тогда она казалась мне ужасно взрослой и даже старой.
— А Лена дома? — спросил я её.
Лена была моей двоюродной сестрой и её дочерью. Ей было тогда четырнадцать лет. Мужа у тёти Марины почему-то не было.
— Лена в лагере, — сказала она. — В трудовом пионерском. У них какая-то отработка в этом году. Одну смену надо провести. Правда к концу у неё уже дело идёт. Вернётся через несколько дней.
Мы сели на автобус и поехали по улицам Владимира к тёте Марине домой. День клонился к вечеру, но было ещё солнечно. Из окна автобуса Владимир мне понравился.
— Тётя Марина, а у вас телевизор есть? — спросил я.
— Вот, не успел приехать, уже о телевизоре! Есть конечно.
— Здорово. Сейчас идёт чемпионат мира по футболу и сегодня наши играют с бразильцами.
Я был заядлым футболистом. Ходил в футбольную секцию и смотрел все матчи по телевизору. Чемпионат мира 1982 года проходил в Испании. Наконец-то, после перерыва, в нём принимала участие и наша сборная, сборная СССР, в которой блистал мой любимый футболист, полузащитник «Арарата» Хорен Оганесян.
— С бразильцами! — воскликнула тётя Марина. — Вот это да! Надо будет посмотреть. Только поздно ведь покажут наверно.
Матч действительно показывали поздно.
— Давайте посмотрим, а? — жалостливо взглянул я на неё.
— Посмотрим, конечно посмотрим. Тебе же не в школу, да и мне не на работу. И называй меня на «ты» пожалуйста.
Я кивнул в знак согласия.
Тётя Марина жила в частном деревянном доме на окраине города. Собственно город здесь и не казался городом, а скорее деревней. Вокруг, на всём протяжении улицы, стояли такие же деревянные дома.

Вечером мы сели смотреть футбол. Я буквально не находил себе места в предвкушении матча. Ожидания были тревожные. Во время предматчевой разминки, глядя как бразильцы, встав в круг, перебрасывают друг другу мяч головами, они лишь усилились во мне.
— Эх ты как! — уселась со мной рядом на диван тётя Марина. — Вот так мастера! Проиграют наши.
Она обняла меня за плечи. Я напрягся от этого движения, но тётя прижалась ко мне вплотную и очень по-дружески потрепала меня по спине.
Матч начался. В воротах у наших стоял Дасаев, в защите были Чивадзе, Сулаквелидзе, Демьяненко и Балтача. В центре поля — Дараселия, Шенгелия, Бессонов и Баль. В нападении играли Гаврилов и Блохин. Оганесяна в составе не было. Тревожные ожидания переросли во мне в твёрдую уверенность, что дело закончится плохо. Я даже не представлял, как можно играть с бразильцами без Оганесяна. У них вышли все звёзды: Сократес, Зико, Фалькао, Эдер. Я смотрел за матчем, открыв рот. Сердце колотилось в груди, губы пересохли. Я не видел ничего, кроме зелёного поля и мяча.
Отвлекшись на секунду от телевизора — а это был замечательный чёрно-белый «Изумруд» — я вдруг почувствовал, что тётина рука поглаживает уже не плечи и даже не спину, а мою талию. Она оттягивала резинку моих вельветовых шорт, а потом отпускала её. Резинка не больно стукала меня. Оттянув её в очередной раз, а заодно и резинку трусов, тётя запустила под неё ладонь. Я почувствовал кожей прикосновение её пальцев. Они медленно шевелились, поглаживая небольшой участок моей поясницы. Я никак не реагировал. Да и как я мог реагировать — тётя была взрослой женщиной и я обязан был её слушаться.
Время матча шло, тётина ладонь опускалась всё ниже. К моменту, когда наши забили гол, она уже гладила обе мои ягодицы и даже забиралась указательным пальцем между ними, почти касаясь анального отверстия.
— Го-о-ол. — завопил я и чуть было не вскочил на ноги, но вовремя вспомнил, что вскочив, могу ненароком освободиться от столь приятных мне ласк.
— Го-о-ол. — закричала и тётя Марина, но тоже сдержалась от бурного выражения восторга и руки из моих трусов не вытащила.
— Ай, молодцы какие! — восторженно качала она головой. — Неужели у бразильцев выграем?
— Играть ещё долго, — серьёзно ответил я. — Всё может произойти.
Автором забитого мяча был Андрей Баль. Я повеселел и перспективы этого матча виделись мне уже в более радостном свете.
Тётина ладонь совершила некое поползновение вперёд, погладив моё бедро. Мой юный пенис уже налился кровью и стал выпирать из-под шорт. Я засмущался и попытался как-то усмирить его. Тётя, как мне показалось, заметила это вздутие и даже улыбнулась. По крайнеё мере боковым зрением мне почудилось, что на её лице появилась именно улыбка.
«Вот бы она потрогала меня за пипиську!», — подумал я.
— Ну чё, Володь, с девчонками-то дружишь? — спросила она меня в перерыве.
Я рискнул посмотреть ей в глаза. Взгляд у тёти Марины был какой-то пьянящий, влажный. Это был взгляд, который обещал многое.
— Дружу, — как примерный октябрёнок ответил я.
Тётя Марина улыбнулась.
— Зажимаете их наверно на переменах? — продолжала она. — Щупаете?
Я смутился и направил взгляд в противоположную сторону.
— А-а-а. — прижала она меня плотнее. — Негодник ты этакий! Давай-ка, рассказывай.
Девочек в школе я конечно зажимал. Более того, это было моим любимым занятием. Жаль конечно, что все они отбивались от меня, я вообще одноклассницам не нравился, но рассказывать об этом тёте я разумеется не собирался.
— Нас в школе тоже пацаны зажимали, — сказала она. — Все девчонки возмущались, а вот мне это нравилось. Был у нас один такой пацанёнок, Алёшка, за одной партой мы с ним сидели, так вот он вообще меня всю общупал. Я поначалу для приличия отбивалась, а потом говорю ему: «Дам себя щупать, если ты дашь мне щупать тебя». Мне ведь тоже хотелось потрогать и узнать, как там у вас всё устроено. А он «нет» говорит, «не согласен». Для пацана ведь это западло, чтобы его девчонка щупала. Но потом желание в нём перебороло смущение. И стали мы друг друга на уроках трогать. Сидели на последней парте, никто нас не видит, а мы друг другу руки в трусы засунем и щупаем, щупаем. Он не умел ни фига, всё за бугорок меня тискал, а ниже не спускался. Но потом я его научила. Зато я его по полной программе удовлетворяла! Вот так схвачу — отпущу. Снова схвачу — снова отпущу.
Говоря это, она схватила меня за пипиську, отпустила, потом снова схватила. Сладостная истома разлилась по моему телу. Такого удовольствия я раньше не испытывал.
— Ого! — покачала головой тётя Марина. — Какой стручок у тебя! Дай-ка я на него посмотрю!
Свободной рукой она оттянула мои шорты спереди и выпустила пипиську наружу. Она была необыкновенно большой, такой я никогда раньше не видел её, я даже пришёл в ужас от её вида. Мне показалось, что тётя Марина станет сейчас смеяться надо мной, но смеяться она не стала. Она обхватила её ладонью и оттянула кожу с головки. Я больше не мог выносить такое удовольствие. Моя пиписька затряслась, по ней прошла странная дрожь и секунду спустя из неё исторглась та самая мутная жидкость, которая была мне так неприятна. Жидкость, в количестве, которое раньше из меня никогда не исторгалось, взмыла на мгновение вверх, а потом снова опустилась. На шорты, трусы, на диван и даже на палас.
Так стыдно, как в тот момент, мне не было никогда. Я думал всё: тётино презрение и ненависть всего человечества мне обеспечены на всю жизнь. Что нет мне прощения и лишь смерть может искупить мою вину. Но тётя отреагировала на моё непроизвольное исторжение абсолютно спокойно.
— Ну вот и брызнул уже, — улыбнулась она чуть-чуть. — Даже не наигрались. Пойдём на кухню, отмоемся.
На кухне она отмыла меня от спермы ( теперь, будучи взрослым дяденькой, я знаю, как называется эта жидкость ), подтёрла в зале пол и покрывало на диване. Она нисколько не сердилась, а лишь улыбалась мне.
Начался второй тайм матча. Мы снова уселись на диван и тётя, уже без лишних приготовлений, спустила с меня трусы до колен и продолжила играться моей пиписькой.
Выплеснув первоначальное, самое дикое напряжение, сейчас я уже мог контролировать себя. Тётя Марина взяла кожу вокруг головки двумя пальцами и стала нежно водить ими вверх и вниз. Первую минуту мне было это немного больно и как-то не очень приятно, но потом возбуждение вернулось ко мне. Пиписька снова стала увеличиваться в размерах. Тётя дула на неё и приговаривала:
— Вот он какой, вот он! Снова растёт, богатырь наш! Красный богатырь, советский богатырь!
Она положила мои яички на ладонь и пошевелила ей, словно пробуя их на вес. Потом поводила по мошонке ногтями, спустилась ниже и погладила пространство между яйцами и анальным отверстием. Я даже не ожидал, что прикосновение к этому месту принесёт мне столько удовольствия.
— Володь, — посмотрела она на меня. — А ты видел когда-нибудь ****у?
От этого вопроса и от неприличного слова «****а» меня ударило в краску.
— Настоящую женскую ****у? Вблизи?
Настоящую женскую ****у вблизи я не видел.
— Нет, — сумел ответить я. Это было непросто.
— А хочешь увидеть?
Голова моя кружилась, по лбу бежали капельки пота.
— Хочу, — кивнул я.
Тётя Марина встала на ноги, задрала подол своего халата и встала передо мной.
— Снимай! — кивнула она мне.
Ах эти белые душистые женские трусики, никогда не забыть мне вас, никогда!
Дрожащими руками я стянул с тёти трусики и чуть не уткнулся лицом в обильные и ароматные лобковые волосы. Чтобы мне было удобнее разглядывать, она снова села на диван. Откинулась на подушку и раздвинула ноги.
— Наклоняйся, рассматривай, — сказала она мне. — И не стесняйся. Можешь даже потрогать.
****а скорее напугала меня, чем обрадовала. Я никак не ожидал увидеть все эти мясистые складки, поросшие завивающимся волосом. Она совсем не была красивой, эта ****а, да что там красивой, она была попросту безобразной! Но глядел на неё я разинув рот. Она чем-то привлекала, чем-то звала, манила. К ней хотелось прикоснуться.
Я протянул руки и погладил разрез, выползавший из-под складок. Тётя Марина коротко вздохнула и закатила глаза.
— Ещё, — шепнула она. — Сильнее.
Я, насколько умел, стал лапать её промежность. Тётя Марина, закрыв глаза, постанывала и просила трогать её ещё.
— Подожди, — остановила она меня, — я по-другому встану.
Она развернулась ко мне спиной и встала на четвереньки. Расставила пошире ноги.
— Засовывай туда пальцы, — через плечо посмотрела она на меня. — Весь кулак засовывай.
Я старался. Неумело, непоследовательно, нервно запускал я свою ладошку в большую ****у тёти Марины. Она стонала и даже начинала вскрикивать время от времени. Я чувствовал, как пальцы мои увлажняются. Из тёти Марины выделялся какой-то сок.
Я продолжал делать это до конца футбольного матча и даже позже. Матч сборная Советского Союза проиграла. Во втором тайме она умудрилась пропустить два мяча. Голы у бразильцев забили Сократес и Эдер. Наши тоже забивали два раза, но голы эти не засчитали. Виноват в проигрыше был конечно же судья. Впрочем, результат матча был мне уже малоинтересен. Сейчас меня занимало совсем другое.
Спать тётя Марина положила меня с собой. Мы не могли заснуть почти до самого рассвета. Она учила меня целоваться и ласково щекотала яйца. Я же получил доступ ко всему её телу. Однако я ещё не очень хорошо представлял себе, как нужно им распоряжаться.

Горе от ума (сборник) (9 стр.)

Платком перевязал, не больно мне с тех пор.

Ударюсь об заклад, что вздор;

И если б не к лицу, не нужно перевязки;

А то не вздор, что вам не избежать огласки:

На смех, того гляди, подымет Чацкий вас;

И Скалозуб как свой хохол закру́тит,

Расскажет обморок, прибавит сто прикрас;

Шутить и он горазд, ведь нынче кто не шутит!

А кем из них я дорожу?

Хочу – люблю, хочу – скажу.

Молчалин! будто я себя не принуждала?

Вошли вы, слова не сказала,

При них не смела я дохнуть,

У вас спросить, на вас взглянуть.

Нет, Софья Павловна, вы слишком откровенны.

Откуда скрытность почерпнуть!

Готова я была в окошко, к вам прыгну́ть.

Да что мне до кого? до них? до всей вселенны?

Смешно? – пусть шутят их; досадно? – пусть бранят.

Не повредила бы нам откровенность эта.

Неужто на дуэль вас вызвать захотят?

Ах! злые языки страшнее пистолета.

Сидят они у батюшки теперь,

Вот кабы вы порхнули в дверь

С лицом веселым, беззаботно:

Когда нам скажут, что хотим, —

Куда как верится охотно!

И Александр Андреич, – с ним

О прежних днях, о тех проказах

Поразвернитесь-ка в рассказах:

Улыбочка и пара слов,

И кто влюблен – на всё готов.

Я вам советовать не смею.

Хотите вы. Пойду любезничать сквозь слез;

Боюсь, что выдержать притворства не сумею.

Зачем сюда бог Чацкого принес!

Явление 12

Веселое созданье ты! живое!

Прошу пустить, и без меня вас двое.

Какое личико твое!

(Хочет ее обнять.)

Прошу подальше руки!

Есть у меня вещицы три:


Есть туалет, прехитрая работа —

Снаружи зеркальцо, и зеркальцо внутри,

Кругом всё прорезь, позолота;

Подушечка, из бисера узор;

И перламутровый прибор —

Игольничек и ножинки, как милы!

Жемчужинки, растертые в белилы!

Помада есть для губ и для других причин,

С духами сткляночки: резе́да и жасмин.

Вы знаете, что я не льщусь на интересы;

Скажите лучше, почему

Вы с барышней скромны, а с горнишной повесы?

Сегодня болен я, обвязки не сниму;

Приди в обед, побудь со мною;

Я правду всю тебе открою.

(Уходит в боковую дверь.)

Явление 13

Была у батюшки, там нету никого.

Сегодня я больна и не пойду обедать,

Скажи Молчалину и позови его,

Чтоб он пришел меня проведать.

Явление 14

Ну! люди в здешней стороне!

Она к нему, а он ко мне,

А я… одна лишь я любви до смерти трушу. —

А как не полюбить буфетчика Петрушу!

Конец II действия

Действие III

Явление 1

Дождусь ее и вынужу признанье:

Кто наконец ей мил? Молчалин! Скалозуб!

Молчалин прежде был так глуп.

Уж разве поумнел. А тот —

Хрипун, удавленник, фагот,

Созвездие манёвров и мазурки!

Судьба любви – играть ей в жмурки,

Вы здесь? я очень рад,

Конечно, не меня искали?

Дознаться мне нельзя ли,

Хоть и некстати, ну́жды нет:

Ах! боже мой! весь свет.

И я чего хочу, когда всё решено?

Мне в пе́тлю лезть, а ей смешно.

Хотите ли знать истины два слова?

Малейшая в ком странность чуть видна,

Веселость ваша не скромна,

У вас тотчас уж острота́ готова,

Я сам? не правда ли, смешон?

Да! грозный взгляд, и резкий тон,

И этих в вас особенностей бездна;

А над собой гроза куда не бесполезна.

Я странен, а не странен кто ж?

Тот, кто на всех глупцов похож;

Примеры мне не новы;

Заметно, что вы желчь на всех излить готовы;

А я, чтоб не мешать, отсюда уклонюсь.

Чацкий (держит ее)

Раз в жизни притворюсь.

Оставимте мы эти пренья,

Перед Молчалиным не прав я, виноват;

Быть может, он не то, что три года назад:

Есть на земле такие превращенья

Правлений, климатов, и нравов, и умов;

Есть люди важные, слыли за дураков:

Иной по армии, иной плохим поэтом,

Иной… Боюсь назвать, но признаны всем светом,

Особенно в последние года,

Что стали умны хоть куда.

Пускай в Молчалине ум бойкий, гений смелый,

Но есть ли в нем та страсть? то чувство? пылкость та?

Чтоб кроме вас ему мир целый

Казался прах и суета?

Чтоб сердца каждое биенье


Любовью ускорялось к вам?

Чтоб мыслям были всем и всем его делам

Душою – вы, вам угожденье.

Сам это чувствую, сказать я не могу,

Но что теперь во мне кипит, волнует, бесит,

Не пожелал бы я и личному врагу,

А он. смолчит и голову повесит.

Конечно, смирен, все такие не резвы́;

Бог знает, в нем какая тайна скрыта;

Бог знает, за него что выдумали вы,

Чем голова его ввек не была набита.

Быть может, качеств ваших тьму,

Любуясь им, вы придали ему;

Не грешен он ни в чем, вы во сто раз грешнее.

uCrazy.ru

МИНИ ЧАТ

29 ноября 2020 16:22
Самарец

за прошедшие сутки куча постов повторно? или мне это кажется?

Проверю- видео идёт или нет. А то как тогда.

Да! Видео показывает.

29 ноября 2020 13:51
NikoniX

Алексей, привет!
Тестировал хттпс.

Спасибо! Тебе тоже, Дима!
А нафига чат дропнули?

29 ноября 2020 12:34
NikoniX

Ребята, желаю вам хорошего дня! Как-никак грядут выходные!

29 ноября 2020 08:24

ЛУЧШЕЕ ЗА НЕДЕЛЮ

ОПРОС

СЕЙЧАС НА САЙТЕ

КАЛЕНДАРЬ

Сегодня день рождения

Пошлые и нецензурные поговорки

Надо иметь сметку-
Е№ать жену,не забывать соседку!

Не воруй где живешь,
Не е@ись где работаешь!

Всех женщин не пере@ешь,
Но надо к этому стремиться!

Как работать так:»Работайте,товарищ нацмен!»
А как деньги получать:»Куда лезешь,еба@ый татарин!»

Люди женятся,е@утся,
А нам не во что обуться!

Не смотри ты на рубаху,
А смотри на забабаху!

Пей вода,ешь вода-
Еб@ться не захочешь никогда!

Мы е@али-не пропали,
И е@ём-не пропадем!

Приходи,Маруся,с гусем-
По@бемся и закусим!

@ бал я эти щи,
Хоть х@й в них полощи.

Богатый всё строится,
А бедный в пи@де роется.

Коли хочешь ты носить
Шапочку из меха,
Про пи@ду ты должен петь
Как Эдита Пьеха.

Кончай пиз@еж,начинай е@ёж!

Чего кричишь,косая срака,-
Подумаешь,ебака!

Какой ни Енисей,а в п*зде все веселей!

Кто работал и трудился,
Тот давно п*здой накрылся.

Не п*здите-а то улетите.

Смех-смехом,а п*зда кверху мехом.

Как ни тыкай,не ворочай,
х*й п*зды всегда короче.

У женщин жизнь бывает двух видов: «хуёвая» и «ни в п*зду».

х*й и п*зда из одного гнезда

Бабка любит чай горячий,
Внучка любит х*й стоячий.

Ближе х*я родни нет.

Будильник в доме-не проспишь,
бл*дей хуём не удивишь.

Вот так и получается:
х*й стоит,головка качается!

Все мои вещи-х*й да клещи.

Голод не тетка,х*й не пароход.

Два рубля рублями,а х*й в жопу мелочью.

Для чего у бабы ноги?
Чтоб не сбился х*й с дороги!

Деньги есть-и девки любят,
Даже спать с собой кладут,
А денег нет-так х*й отрубят
И собакам отдадут!

Другу милому мому-
х*й в запазуху ему!

Если хочешь ты мне дать-
Меня за х*й дерни,
Если хочешь пососать-
Мне в ладошку перни.

Если хочешь ты носить шапочку из зайца,
Полезай ко мне на х*й и царапай яйца!

Как у латыша-х*й да душа!


Люди пахать,а мы-хуями махать!

Мы работы не боимся,но работать х*й пойдем!

На х*я попу наган,если он не хулиган?!

На чужом х*ю можно доехать до рая,если жопа чужая.

Не за то волка бьют,что сер, А за то,что на х*й сел.

От икры кровь густеет и х*й толстеет.

Приезжай ко мне на дачу, Там тебе подзах*ячу!

Руссиш культуриш?!- А хули ж!

Скажем дружно:»На х*й нужно?!»

Смех-смехом,а х*й грецким орехом!

Таких друзей-за х*й и в музей!

Кому виднее,у того х*й длинее.

х*й в рот,два в уме.
Сколько будет в голове?

Ящик держится гвоздём,а жена хуём.

Это точно-х*й стоит,но не прочно.

Шире жопы не пернешь,выше х*я не прыгнешь.

«Хули» не улей-пчел не разведёшь.

Чтобы у тебя х*й на пятке вырос,-чтоб как ссать,так разувался!

х*й соси,читай газету,-
Прокурором будешь к лету!

Хуи валяем и к стенке приставляем.

х*й голове не указка.

х*й как х*й-пядь да вершок и еще три пальца поперёк,и еще место есть где вороне сесть.

х*й на х*й менять-только время терять.

Соседний колхоз
Просит навоз.
х*й,не дадим,
Сами съедим!

Андрей,держи х*й бодрей!

Васята,ебут как поросята.

Иван,ебать твой баян!

Кирюха,ебут тя в ухо!

Колька,от п*зды до жопы сколько?

Михаил,ты чего х*й доил?

Федот,ебанный твой рот!

-Ты что, луку поел,или так ох*ел?

-Закрой *бало,чтоб не поддувало!

-А ты говорливый. Полижи мой х*й сопливый!

-А ты,оказывается,басник.Знать,ебал тебя колбасник!

-Прежде чем блатовать-научися х*й сосать!

-Когда *бут тебя рачком-притворися дурачком!

-х*й тебе в жопу вместо укропу!

-х*й тебе в сраку вместо маку!
Нечем крыть? Полезай в п*зду картошку рыть!

-Ты лезь первый,я второй.Ты застрянешь-х*й с тобой!

-Обиделся? Полезай в п*зду,там свидимся!

-Ни складень,ни ладень,
-п*зду на уши одень!

-Пососи х*й у пьяного ёжика!

-Пососи х*й у пожилого зайца!

-Пососи х*й у мертвого татарина!

-За такие сказки х*й тебе в глазки!
-За такой оборот х*й тебе в рот!
-За такую враку-х*й тебе в сраку!

-Ты чего окопался? Или хуёв наглотался?!

-Я *бал тебя в лесу-хочешь справку принесу?!
-Я *бал тебя в окне-вот и справочка при мне!
-Я *бал тебя в малине, вместе с справками твоими!

-Замерз?Так есть же качегарка.
-.
-А то лезь в п*зду-там тоже жарко!

-А ты на черном море был?
-. Был
-Тебя *бли,ты выл?

-Тебе нужен витамин «Ю».
-.
-Чтоб не было морщин на х*ю!

-Сегодня у нас на (ужин) луши.
-.
-От х*я уши!

-Тебе привет передавал Лапшин.
-.
-У которого х*й с аршин!

-Ты в деревне жил?
-Жил.
-А я на тебя х*й положил!

-Прыгай на одной ноге и приговаривай:»Славное море-священный Байкал».
-Славное море-священный Байкал.
-х*й тебе в жопу,чтоб ты не скакал!

-Скажи быстро:»Ельник,березник-чем не дрова?».
-Ельник,березник-чем не дрова?
-Еб тебя мельник в шальной понедельник,дурная твоя голова!

-Привет тебе от трёх лиц!
-.
-От х*я и двух яиц!

-Как жизнь?
-Как у Зуя.А Зуя *бут в три х*я!

-Скажи:»Алмаз».
-х*й тебе в глаз!
-А тебе в оба,чтоб не п*здел,разъеба!

-Покурим?
-А у тебя яйца под х*ем?

-Чего?
-х*й через плечо вместо автомата,и п*зду в карман-по блату!
-А тебе х*й в ухо-для проверки слуха!

-Отгадай загадку:усатая,полосатая,мяучит-кто такая?
-Кошка.
-Хуёв тебе лукошко!

-Ходил в магазин за колбасой,а там только кески!
-.
-От х*я обрезки!

-Ты дедом звать будешь?
-Кого?
-Хуя моего-он тоже с бородой!

-Как фамилия?
-п*зда кобылия!
-А как звать?
-Ебёна мать!

-Сколько время?
-Один *бёт,другой дремлет!

-Ты куда?
-В п*зду за грибами,бери мешок пошли с нами!

-А у нас.
-Так у вас в п*зде квас,а у нас в бочках!

-Как живёшь?
-Как в гареме.
-.
-Знаешь,что вы*бут,но не знаешь,когда.

-Тебе привет от Нади!
-.
-У которой п*зда сзади!

-х*й в серево-какое дерево?
-Засажу,потом скажу!

Сидели ва медведя на тоненьком суку,
Один читал газету,другой месил муку.
Раз ку-ку,два ку-ку,оба *бнулись в муку!
Раз ку-ку,два ку-ку,Михаил попал в муку.
Сам в муке,х*й в руке,жопа в кислом молоке!

Пушкин сказал даме:
«Вы мне целились в тарелку,
А х*йнули прямо в глаз!
Сразу видно,что не целка,
Разрешите раком Вас!»-
и кинул в даму раком.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Звёздный стиль - женский сайт
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30