Он очень восприимчивый ребенок. Очень жду Вашего совета или рекомендаций к кому из специалистов


Содержание

Тема статьи – ПМПК и все вопросы, связанные с прохождением этой комиссии, а также взаимодействием со специалистами, оформляющими необходимые документы. Какие права имеют дети с ограниченными возможностями здоровья и как добиваться их соблюдения?

Очередная встреча родителей, организованная фондом Даунсайд Ап, была посвящена разбору волнующих юридических проблем. На наши вопросы отвечал юрист Региональной общественной организации инвалидов «Перспектива» Линь Нгуен.

Что нужно знать о взаимодействии с ПМПК?

Психолого-медико-педагогическая комиссия – необходимая инстанция перед поступлением в школу. Она ведет свою деятельность, руководствуясь Приказом Министерства образования и науки РФ от 24 марта 2009 г. № 95 «Об утверждении «Положения о психолого-медико-педагогической комиссии». Также существуют региональные нормативные акты, регулирующие ее деятельность.

ПМПК находится в системе органов образования и создана для выявления детей, столкнувшихся с проблемами при освоении общеобразовательной программы, причем речь идет не только о детях с инвалидностью. Цель комиссии – выработать определенные рекомендации, для того чтобы ребенок смог успешно обучаться в школе, а также рекомендовать форму образования и вид образовательного учреждения.

Директор школы имеет право направить ребенка на ПМПК, но только с согласия родителей. Обратиться в комиссию могут и сами родители. ПМПК, со своей стороны, самостоятельного права инициативы не имеют. Специалисты, которые входят в состав комиссии, проводят обследование, и родители имеют право присутствовать при этой процедуре, высказывать свое мнение, участвовать в разработке рекомендаций для ребенка. Кроме того, родители или законные представители ребенка могут отказаться от обследования ПМПК, например, когда образовательное учреждение хочет избавиться от ребенка или он просто не нуждается в каких-то дополнительных рекомендациях, в школе и так все хорошо.

Если вы не согласны с решением ПМПК, например, в нем не учтены ваши пожелания, особенности ребенка, то, чтобы обжаловать его, нужно подать заявление в вышестоящую инстанцию – районное или областное бюро, и тогда ребенку предстоит обследование на следующем уровне. Федерального отделения ПМПК не существует, есть только региональные бюро, поэтому последней инстанцией будет суд.

Опыта судебного оспаривания заключений ПМПК у нас еще не было. Судьи обычно не имеют знаний в узкоспециальных областях, и принимают решения, ориентируясь на мнение специалистов. Выиграть дело можно, если найти экспертов, которые смогут аргументированно опровергнуть выводы предыдущей комиссии. К тому же, оспаривать решения ПМПК, как правило, не имеет смысла, ведь они имеют для родителя и ребенка рекомендательный характер и их можно просто игнорировать.

Может ли школа отказать в приеме ребенка, ссылаясь на заключение ПМПК?

ПМПК выдает рекомендации, а следовать ли им, решают родители. Однако эти рекомендации обязательны для органов образования. Прямой заинтересованности образовательных учреждений в их соблюдении нет, то есть дополнительное финансирование на создание специальных условий для особых детей автоматически не выделяется. Наша организация пыталась добиться так называемого подушевого финансирования, когда вслед за ребенком, например, школе выделяются деньги, но такая система не сформировалась. Директор учреждения должен будет сам «выбивать» дополнительное финансирование. Эта практика привела к тому, что образовательные учреждения боятся принимать детей с ограниченными возможностями.

Могут ли родители требовать от образовательного учреждения создать для ребенка условия в соответствии с рекомендациями ПМПК?

По Закону «Об образовании в Российской Федерации» учреждение должно создать ребенку условия, предусмотренные рекомендациями ИПР и ПМПК, а субъект федерации (городское управление образования, министерство образования области) обязано выделить на это средства.

Несколько дел по этому поводу уже рассматривались в суде, одно из последних – в Ивановской области: ребенка с синдромом Дауна направили в «подходящий» детский сад далеко от дома, но суд обязал ближайшее учреждение принять его и обеспечить необходимые условия. В то же время проблемы с исполнением судебных постановлений существуют, и решение вопроса иногда затягивается надолго.

Скоро нам нужно будет встать на очередь в сад. Нужно ли с этого момента начинать форсировать решение вопроса о создании ребенку необходимых условий?

Если все рекомендации у вас уже на руках, это можно сделать заранее. В Москве сеть коррекционных детских садов и школ развита хорошо, но у родителей есть право выбора образовательного учреждения.

Положение о тьюторах

Могу ли я официально получить тьютора для ребенка, если занесу его в ИПР?

В Москве действует закон, который вводит институт тьюторов. Речь идет о помощниках, оказывающих ребенку техническую и другую помощь в получении образования. Тьютор может стать одним из тех необходимых условий, фигурирующих в рекомендациях ПМПК.

Однако ситуация с реализацией закона – плачевная, непонятно, какую подготовку должен получить такой специалист, кто курирует его работу. Возможно, нужен судебный прецедент, чтобы эта норма заработала. Только нужно помнить, что тьютор и социальный работник – это не одно и то же.

Может ли родственник стать тьютором?

Теоретически закон этого не запрещает, но комплексная проблема в отношении тьюторов заключается в том, что непонятно, кто и как финансирует их работу, кто этот тьютор, что входит в его обязанности и какие у него для этого есть права. С другой стороны, сейчас возможно оформить тьюторами родителей, на этом основании их хотя бы будут пускать в образовательные учреждения.

Отсрочка поступления в школу

Что дает право на отсрочку поступления в школу?

Откладывать этот шаг не стоит, если ребенок может учиться. Существует положение закона, по которому он имеет право обучаться в лечебных учреждениях, санаториях, на дому. Этот вопрос решается в органах управления образованием.

Закон требует, чтобы в интервале от 6,5 до 7 лет ребенок пошел в школу.

Если вы чувствуете, что он не готов к этому событию, необходимо соответствующее заключение ПМПК, чтобы школа предоставила ему адаптированную программу.

Финансовая помощь семьям

Будет ли принят закон о финансовой поддержке семей, в которых растут дети с синдромом Дауна?

В законопроекте о социальном обслуживании населения РФ такое предложение есть. А пока федеральное законодательство допускает оплату труда опекуна, однако необходимо, чтобы это решение было зафиксировано еще и на местах, на уровне регионального законодательства. Во Владимирской области, например, действует положение о том, что человек, усыновивший ребенка с синдромом Дауна, может рассчитывать на некоторые выплаты по решению органов опеки. Однако к родителям это установление не относится.

Закона, предусматривающего помощь семьям, в которых растут дети-инвалиды, на сегодняшний день нет. Существуют только общие положения о предоставлении государственной социальной помощи (Федеральный закон от 17 июля 1999 г. № 178-ФЗ «О государственной социальной помощи»).

Отношения с общеобразовательными школами

Чего могут требовать родители от школы?


Вы имеете право получить тот перечень необходимых условий, который зафиксирован у вас в ИПР и в рекомендациях ПМПК. Если учреждение отказывается, ссылаясь на отсутствие возможности их создать, требуйте, в том числе через суд, у родителей есть такое право. Однако эти проблемы лучше решать сообща, объединившись, а мы, юристы, поможем грамотно аргументировать обращение.

Новый стандарт образования

Новый федеральный государственный стандарт не противоречит закону «Об образовании в Российской Федерации» не отменяет право на инклюзивное образование?

Наша организация была приглашена на слушание в Общественную палату РФ, и мы приложили усилия, чтобы этот стандарт не нарушал Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» и Конвенцию о правах инвалидов. Поддержка со стороны родителей помогла в этой борьбе.

В следующем выпуске журнала мы продолжим публиковать ответы юриста на вопросы родителей о получении статуса ребенка-инвалида.

Общие рекомендации родителям гиперактивного ребенка

В первую очередь необходимо уделить внимание той обстановке, которая окружает ребенка дома, в школе, детском саду. Родителям стоит задуматься об изменении собственного поведения и характера. Нужно глубоко, душой понять беду, постигшую маленького человека. И только тогда реально подобрать верный тон, не сорваться на крик или не впасть в безудержное сюсюканье. Правила поведения с ребенком мы, конечно, здесь назовем, но следовать им формально, без внутреннего убеждения и настроя — практически бесполезно. А потому, уважаемые мамы, папы, бабушки, дедушки, педагоги, — начните с себя. Вырабатывайте в себе мудрость, доброту, терпение, разумную строгость.

Что же следует делать конкретно? В первую очередь, запомнить, что у детей с СДВГ очень высокий порог чувствительности к отрицательным стимулам, а потому слова «нет», «нельзя», «не трогай», «запрещаю» для них, по сути дела, пустой звук. Они не восприимчивы к выговорам и наказанию, но зато очень хорошо реагируют на похвалу, одобрение. От физических наказаний вообще надо отказаться.

Рекомендуем с самого начала строить взаимоотношения с ребенком на фундаменте согласия и взаимопонимания. Безусловно, не следует разрешать детям делать все, что им захочется. Попытайтесь объяснить, почему это вредно или опасно. Не получается — постарайтесь отвлечь, переключить внимание на другой объект. Говорить нужно спокойно, без лишних эмоций, лучше всего, используя шутку, юмор, какие-нибудь забавные сравнения. Вообще старайтесь следить за своей речью. Окрики, гнев, возмущение плохо поддаются контролю. Даже выражая недовольство, не манипулируйте чувствами ребенка и не унижайте его. Старайтесь по возможности сдерживать бурные проявления, особенно если вы огорчены или недовольны поведением ребенка. Эмоционально поддерживайте детей во всех попытках конструктивного, положительного поведения, какими бы незначительными они ни были.

Очень важен и физический контакт с ребенком. Обнять его в трудной ситуации, прижать к себе, успокоить — в динамике это дает выраженный положительный эффект, а вот постоянные окрики и ограничения, наоборот, расширяют пропасть между родителями и их детьми.

Необходимо следить и за общим психологическим микроклиматом в семье. Постарайтесь уберечь ребенка от возможных конфликтов между взрослыми: даже если назревает какая-то ссора, ребенок не должен видеть ее, а тем более быть участником. Родителям следует как можно больше времени проводить с малышом, играть с ним, ездить всем вместе за город, придумывать общие развлечения. Конечно, фантазии и терпения потребуется много, но польза будет великая, и не только для ребенка, но и для вас, так как непростой мир маленького человека, его интересы станут ближе и понятнее.

Если есть возможность, постарайтесь выделить для ребенка комнату или ее часть для занятий, игр, уединения, то есть его собственную «территорию». В оформлении желательно избегать ярких цветов, сложных композиций. На столе и в ближайшем окружении ребенка не должно быть отвлекающих предметов. Гиперактивный ребенок сам не в состоянии сделать так, чтобы ничто постороннее его не отвлекало.

Организация всей жизни должна действовать на ребенка успокаивающе. Для этого вместе с ним составьте распорядок дня, следуя которому проявляйте одновременно гибкость и упорство. Изо дня в день время приема пищи, сна, выполнения домашних заданий, игр должно соответствовать этому распорядку. Определите для ребенка круг обязанностей, а их исполнение держите под постоянным наблюдением и контролем, но не слишком жестко. Чаще отмечайте и хвалите его усилия, даже если результаты далеки от совершенства.

Если даете ребенку какое-то новое задание, то хорошо бы показать, как его выполнять, или подкрепить рассказ рисунком. Зрительные стимулы здесь очень важны. Не следует также перегружать внимание малыша, то есть на определенный отрезок времени поручайте только одно дело, чтобы он мог его завершить. Например: «С 8.30 до 9.00, Игорь, ты должен убирать свою постель». Некоторые психологи советуют использовать для этой цели будильник или кухонный таймер. Сначала обговорите задание, а уже дальше подключайте технику. Это, считают специалисты, будет способствовать снижению агрессии.

За любой вид деятельности, требующий от ребенка концентрации внимания (чтение, игра с кубиками, раскрашивание, уборка дома и т. п.), должно обязательно следовать поощрение: маленький подарок, доброе слово. Вообще, на похвалу скупиться не стоит. Что, впрочем, подходит и для любого ребенка. Ждите только хорошего от своих детей, радуйтесь их успехам. Примером поощрения может служить следующее: разрешите ребенку посмотреть телевизор на полчаса дольше положенного времени (только не увлекайтесь, это может быть лишь разовая поблажка), угостите специальным десертом, дайте возможность поучаствовать в играх вместе со взрослыми (лото, шахматы), позвольте лишний раз сходить на прогулку или купите ту вещь, о которой он давно мечтает.

Если ребенок в течение недели ведет себя примерно, в конце недели он должен получить дополнительное вознаграждение. Это может быть какая-то поездка вместе с вами за город, экскурсия в зоопарк, в театр и др. При совсем уже неудовлетворительном поведении следует, конечно, наказать — несильно, но чтобы запомнил, а главное сразу же. Это может быть просто словесное неодобрение, временная изоляция от других детей, лишение «привилегий».

Гиперактивный ребенок не переносит большого скопления людей. Потому ему полезно играть с одним партнером, не ходить часто в гости, как и в крупные магазины, на рынки, в кафе и т. д. Все это чрезвычайно возбуждает неокрепшую нервную систему.

А вот длительные прогулки на свежем воздухе, физические упражнения, бег очень полезны. Они позволяют сбросить избыток энергии. Но опять-таки в меру, чтобы ребенок не устал. Вообще надо следить и оберегать детей с СДВГ от переутомления, так как переутомление приводит к снижению самоконтроля и нарастанию гиперактивности. Весьма нелегко, но тоже очень важно научить ребенка «остывать» и спокойно смотреть на происходящее вокруг. Для этого вы можете воспользоваться следующими приемами. Когда в очередной раз мимо будет пробегать ваш торопливый отпрыск, попробуйте остановить его. Мягко, не повышая голоса, предложите ему отдохнуть. Обнимите за плечи, ласково погладьте по голове, обратите внимание на окружающих детей и игрушки, попросите сказать, что делает папа, бабушка, где лежит его любимый мишка или что стоит на столе. Затем можете спрятать какую-нибудь игрушку и через некоторое время спросить, что исчезло, а что осталось.

Специалистами также разработана система своеобразной «скорой помощи» при работе с гиперактивным ребенком. Вот главные ее постулаты.

  1. Отвлечь ребенка от капризов.
  2. Поддерживать дома четкий распорядок дня.
  3. Предложить выбор (другую возможную в данный момент деятельность).
  4. Задать неожиданный вопрос.
  5. Отреагировать неожиданным для ребенка образом (пошутить, повторить действия ребенка).
  6. Не запрещать действие ребенка в категоричной форме.
  7. Не приказывать, а просить (но не заискивать).
  8. Выслушать то, что хочет сказать ребенок (в противном случае он не услышит вас).
  9. Автоматически, одними и теми же словами повторять многократно свою просьбу (нейтральным тоном).
  10. Сфотографировать ребенка или подвести его к зеркалу в тот момент, когда он капризничает.
  11. Оставить в комнате одного (если это безопасно для его здоровья).
  12. Не настаивать на том, чтобы ребенок во что бы то ни стало принес извинения.
  13. Не читать нотаций (ребенок все равно их не слышит).

Хорошо, если родители будут фиксировать в специальном дневнике все изменения в поведении ребенка, как он справляется с заданиями, как реагирует на поощрение и наказание, что ему больше нравится делать, как учится и т. д.

Поскольку наибольшие сложности дети с СДВГ испытывают в школе, то, кроме домашней, разработана школьная программа психологической коррекции. Она помогает ребенку влиться в коллектив, более успешно учиться, а также дает возможность учителям нормализовать отношения с «трудным» учеником.

Прежде всего учитель должен иметь всю информацию о природе и причинах СДВГ, понимать, как ведут себя дети при таком заболевании, знать, что они часто отвлекаются, плохо поддаются общей организации и т.д., а значит, требуют особого, индивидуального подхода. Такой ребенок должен постоянно находиться под контролем учителя, то есть сидеть в центре класса, напротив доски. И в случаях любых затруднений иметь возможность сразу же обратиться за помощью к учителю.

Занятия для него должны строиться по четко распланированному распорядку. При этом гиперактивному ученику рекомендуется пользоваться дневником или календарем. Задания, предлагаемые на уроках, учителю следует писать на доске. На определенный отрезок времени дается лишь одно задание, а если предстоит выполнить большое задание, то оно разбивается на части, и учитель периодически контролирует ход работы над каждой из частей, вносит коррективы.

Гиперактивный ребенок физически не может длительное время внимательно слушать воспитателя или учителя, спокойно сидеть и сдерживать свои импульсы. Сначала желательно обеспечить тренировку только одной функции. Например, если вы хотите, чтобы он был внимательным, выполняя какое-либо задание, постарайтесь не замечать, что он ерзает и вскакивает с места. Получив замечание, ребенок какое-то время будет вести себя «хорошо», но уже не сможет сосредоточиться на задании. В другой раз, в подходящей ситуации, можно тренировать навык усидчивости и поощрять ребенка только за спокойное поведение, не требуя от него в тот момент активного внимания.

Если у ребенка высока потребность в двигательной активности, нет смысла подавлять ее. Лучше дать возможность выплеснуть энергию, разрешить побегать, поиграть во дворе или спортивном зале. Или другое: в процессе обучения, особенно на первых порах, гиперактивному ребенку очень трудно одновременно выполнять задание и следить за аккуратностью. Поэтому в начале работы педагог может понизить требовательность к аккуратности. Это позволит сформировать у ребенка чувство успеха (а как следствие — повысить учебную мотивацию). Детям необходимо получать удовольствие от выполнения задания, у них должна повышаться самооценка.

Школьные программы, по которым учатся наши дети, усложняются год от года. Растет нагрузка на детей, увеличивается интенсивность занятий. Порой за 45 минут урока ученикам приходится сменить род деятельности 8-10 раз. Для детей без отклонений это имеет положительное значение, поскольку монотонная, однообразная работа надоедает. Но гиперактивным детям сложнее переключаться с одного вида деятельности на другой, даже если этого требует учитель или воспитатель. Поэтому взрослому необходимо договариваться с ребенком заранее, подготавливая его к смене рода занятий. Учитель в школе за несколько минут до окончания времени выполнения какого-либо задания может предупредить: «Осталось три минуты».

Вообще индивидуальный подход, который так необходим этим детям, — дело довольно сложное и требует от педагогов больших усилий, гибкости, терпения. Случается, перепробуют учителя, казалось бы, сто вариантов, а ребенок по-прежнему остается «трудным». Значит, надо искать сто первый вариант.

Вот один из примеров

Гиперактивный мальчик замучил учителей. Собрались они на педсовете и стали думать, что делать. И тут на помощь пришла учительница музыки. Она отметила, что у мальчика абсолютный слух и очень редкий для такого возраста голос. Она пригласила его в школьный хор, а родителям посоветовала отдать его в музыкальную школу. Ребенок с удовольствием стал заниматься музыкой и наконец-то почувствовал, что у него что-то получается хорошо. Родители, которые привыкли, что сына, где бы он ни появился, только ругают, тоже воспряли духом. Оказывается, есть чем гордиться и есть за что хвалить. А ведь гиперактивные дети гораздо более чувствительны к похвале, чем другие. Мальчик «раскрылся», обрел свое «я», и, пусть не сразу, но и взрослые, и сверстники стали замечать происходящие в нем изменения. А педагоги совместно с психологом продолжали наблюдать за ребенком и разрабатывать новую стратегию взаимодействия с ним. Количество окриков и замечаний снизилось и соответственно улучшилось поведение.

Немало проблем возникает у педагогов с появлением гиперактивного ребенка в детском саду. Здесь, как и в школе, многое зависит от поведения взрослых, стратегии и тактики, выработанной воспитателями.


Система запретов должна обязательно сопровождаться альтернативными предложениями. Например, ребенок начинает рвать обои (довольно распространенное проявление). Безусловно, следует остановить его и дать вместо этого какой-то ненужный листочек бумаги: «Попробуй порвать вот это, а когда перестанешь, собери все клочки в пакетик. ». Или начинает бросаться игрушками, а воспитательница в ответ: «У нас в группе кидаться игрушками нельзя. Если ты хочешь бросить что-то, я дам тебе поролоновый мячик».

Многие дети с СДВГ с трудом выдерживают тихий час в детском саду. Но если попытаться побыть с ними рядом, не просто рядом: «Ты спи, а я проконтролирую», а сесть, погладить, приговаривая ласковые, добрые слова, то мышечное беспокойство и эмоциональная напряженность ребенка будут снижаться. Постепенно он привыкнет отдыхать в это время дня. И потом будет вставать отдохнувшим, менее импульсивным, а порой и выспавшимся. Эмоциональный и тактильный контакт сделают свое благое дело.

Игры для детей с СДВГ

​​​​​​​В статье дано несколько вариантов игр, разработанных психологами специально для детей, страдающих синдромом дефицита внимания с гиперактивностью. Они подходят и для занятий дома, и для занятий в детском саду. См. →

Лечебное питание

От питания зависит многое. В некоторых случаях оно может даже стать причиной развития синдрома, а в других усугубить течение болезни. Однако целиком уповать на лечение диетой нельзя, как пишут ученые Института по проблемам питания Университетской клинической больницы в Гиссене: «Диета помогает многим детям вести нормальную жизнь, но не всем. Это, безусловно, связано с тем комплексом причин, который мог привести к развитию гиперкинетического синдрома». В частности, если заболевание вызвано употреблением салицилатов и пищевых добавок, таких как консерванты и красители, то исключение их из питания приводит к значительному улучшению здоровья ребенка. См. →

У нас в классе неуправляемый ребенок, который всем мешает. Что делать?

Одни родители жалуются в соцсетях на детей, которые дерутся и мешают вести уроки. Другие призывают к терпимости. Мы попытались услышать обе стороны и дать конкретные советы, что делать.

Если причина недовольства – чужой ребенок

Валерия

«В классе, где учится мой сын, есть совершенно неуправляемый ребенок. От его поведения страдают все: одноклассники, которых он задирает; учительница, которой он срывает уроки и грубит; дети из других классов, с которыми он не ладит на перемене. Мы не знаем, что делать: есть же нормы поведения в обществе. Я не хочу, чтобы мои дети сталкивались с агрессией там, где должно быть безопасно и спокойно, — в школе. Недавно этот мальчик укусил девочку за руку: остался след. Мы никогда не знаем, что услышим, когда придем забирать детей домой: толкнул ли он их сегодня, обозвал или выкинул пенал в помойку. А главное — его поведение мешает учиться другим детям: учительница половину урока проводит, успокаивая его или усаживая на место. Развитие класса этот мальчик тормозит. Что делать — непонятно, но терпение уже заканчивается».

Родителям, которые беспокоятся о безопасности своих детей в школе, важно знать — у них есть на это право. Есть право заботиться о том, чтобы ребенок ходил в школу без страха за свое здоровье. Есть право спокойно работать, пока дети на занятиях, и не думать каждую минуту о психологическом комфорте ребенка. Именно поэтому родители вправе добиваться, чтобы в классе было спокойно.

И хотя есть мнение, что в описываемой ситуации ничего сделать нельзя, попробовать все-таки можно.

Главное, что нужно знать и помнить: решать все конфликтные ситуации в классе можно только через администрацию и учителей. Ни в коем случае нельзя взаимодействовать с чужим ребенком напрямую. Все вопросы должны адресоваться в первую очередь классному руководителю.

Прежде чем предпринять что-то, убедитесь, что вы не участвуете в моббинге (коллективной травле), и что лично у вашего ребенка действительно есть конфликт или проблемы с этим одноклассником. Не поддавайтесь желанию «улучшить» атмосферу в классе общими родительскими усилиями. Довольно часто бывает, что в классе есть неудобные дети, поведение которых вполне корректируется педагогом. Родителям со стороны они могут казаться невоспитанными, неудобными и даже срывающими уроки, однако вполне вероятно, учитель сможет адаптировать этого ребенка к школе без волны родительского негатива. Активно действовать надо лишь в том случае, если лично вашему ребенку физически или психологически некомфортно и плохо. В этом случае родитель, как официальный представитель ребенка, может и должен защитить его права.

Используйте административный ресурс – узнайте, как устроена в вашей школе работа с трудными детьми. Как правило, это работает так: учитель обращает внимание администрации на заявление родителей. Далее в школе собирается малый педсовет, на который приглашаются обе стороны. На собрании конфликт разбирается. Довольно часто результатом такой встречи бывает рекомендация родителям ребенка со сложным поведением обратиться к школьному психологу или пройти медико-психологическую комиссию (в Москве она находится по адресу ул. Фадеева, д.2). Здесь ребенку, испытывающему трудности в освоении основной образовательной программы, развитии и социальной адаптации окажут психолого-педагогическую помощь. Назначат занятия с нейропсихологом или психологом, порекомендуют программу реабилитации или занятий и просто помогут. Однако семья ребенка вправе не соглашаться на медико-психологическую коррекцию.

Попытайтесь поговорить с родителями ребенка спокойно. Возможно, они делают многое из того, что ждет от них школа, и окружающим также нужно набраться терпения. Однако если родители настроены агрессивно, разговор можно переводить в административное русло: писать заявление на имя директора и излагать свою точку зрения на происходящее. Школа должна быть заинтересована в том, чтобы все ученики чувствовали себя спокойно, поэтому обязана отреагировать на письменное уведомление и принять меры. И хотя до 15 лет ребенка нельзя отчислить из учебного заведения, школа может пригласить социального педагога для работы с ним.

Ханафи Гулиев

Руководитель структурного подразделения школы №2120

«В первую очередь школа, как консервативный институт, требует решения вопроса дисциплины. Совет по профилактике и малые педсоветы школы могут рекомендовать «трудному» ребенку посещать кружки допобразования во второй половине дня, где можно проявлять свои лидерские качества. Когда родители обращаются с просьбой перевести агрессивных детей из класса, мы объясняем, что не имеем права заниматься такой «селекцией».

Однозначно школа не должна отвергать непослушных детей, потому что в жизни будут ситуации, где уже взрослые будут сталкиваться с разными людьми, и они должны уметь с ними общаться. В нашей школе гиперактивными детьми занимаются в основном классные руководители и их родители. Часть занятий педагоги стараются проводить за пределами класса, например, в теплое время года – на улице, чтобы замкнутость школьной среды не довлела над психикой».

Если причина недовольства – ваш ребенок

Светлана

«С моей дочерью всегда было трудно. С первого же месяца в детском саду на нее сыпались жалобы: слишком шумная, неуправляемая, плохо слушается, на все отвлекается, не сидит во время занятий. Помню, как на первом утреннике одна мама устроила скандал и кричала, что раз моя дочка толкает ее сына, значит дома у нас кошмар и насилие и к нам нужно направить опеку. Просто так-то дети не толкаются! В саду и начальной школе всегда были недовольные родители, которые требовали убрать моего ребенка из коллектива.

Я не знаю, как сказать всем этим людям, что ребенком мы занимаемся: водим на занятия к нейропсихологу, работаем с другими специалистами, учим эмпатии, стараемся все держать под контролем. А главное, что моя дочь, хоть и имеет дефицит внимания, все равно может учиться в коллективе. Ни сад, ни школа не хотят слушать о том, что уже делается: результаты нужны мгновенно, никто не хочет ждать или помогать. Ну и это бесконечное шушуканье за спиной: каждый детский шаг обсуждается и осуждается.

Поведение у дочки постепенно выправляется: она стала спокойнее, адаптировалась ко многим условиям, но слава «неуправляемой» за ней закрепилась. И бороться с предвзятостью взрослых людей очень сложно: мало кто ценит ее интеллектуальные способности, все хотят, чтобы она высиживала 45 минут урока. Потому что надо. И как я не старалась намекать учителю, что дочке нужно иногда прерваться и отдохнуть, чтобы через несколько минут снова включиться в работу, она меня так и не услышала, потому что дисциплина важнее потребностей конкретного ребенка».

Родителям, которые оказались по другую сторону баррикад, тоже непросто. С одной стороны, они не хотят афишировать в школе проблемы своего ребенка, потому что зачастую школа не готова адаптировать детей с гиперактивностью или дефицитом внимания, родители не хотят «ярлыков» и предвзятого отношения. Кроме того, ни СДВГ, ни конфликтное поведение, ни трудная адаптация к школе не являются показанием к обучению в «специальной школе», которой так любят пугать на педсоветах. Ребенку со сложностями поведения иногда нужно ослабить режим или помочь подружиться с детьми, не требовать от него стопроцентного внимания и спрашивать по возможностям. Лучше всего, если родители будут вести параллельную работу со специалистами (неврологом, психологом, логопедом) и помогать ребенку в адаптации.

Но если случится так, что школа все-таки пошла на конфликт, имеет смысл прислушаться к советам психиатра Елисея Осина, которые он дал на форуме для родителей детей с гиперактивностью:

— на встрече ничего не говорить первым;

— внимательно выслушать и записать все, что скажет школьная администрация, для этого использовать ручку и бумагу, но можно и диктофон;

— обязательно копировать все бумаги, которые вам показывают про ребенка – докладные, объяснительные и т.д. Если они находятся в личном деле, то это про вашего ребенка, значит вы имеете к этому полный доступ;

— прояснить и записать все предъявляемые проблемы;


— задать вопрос о том, что было сделано для того, чтобы эти проблемы преодолеть, спросить об эффективности проведенных мероприятий;

— задать вопрос о том, каких действий хочет от вас администрация ;

— только после этого высказать свое мнение о том, что происходит;

не спорить, не переходить на эмоции. Это только навредит;

— не принимать никаких решений, сказать, что вы все выслушали и подумаете. Это сложно, но можно сказать, что вам нужно время, такой Вы человек;

— дома все это просмотреть. Определить, есть ли в требованиях школы и администрации признаки нарушения прав Вашего ребенка на образование. Посмотреть, есть ли в рекомендациях школьной администрации разумные;

— дальше лучше всего общаться со школой письменно – написать письмо, в котором вы выскажете свою точку зрения на происходящее, опишите то, что вы будете делать;

— общая рекомендация — минимум эмоций, минимум споров, если споры и вести, то в бумажной форме. К сожалению, нередко школа первым шагом старается решить проблему по принципу нет ребенка — нет проблемы. Для этого она создает условия, при которых родителям и детям оставаться в школе невыносимо. Бывает, что только после того, как это не получается, школа начинает заниматься проблемой;

— на метод «нет ребенка — нет проблемы» школа права не имеет, она должна учить всех. Для того чтобы этому воспрепятствовать, нужно показать, что вы готовы защищать своего ребенка, представлять его интересы. Но сделать это нужно как можно более деловито и спокойно.

Юлия Зарусинская

социальный педагог школы №2025

«Существуют две причины появления симптомов агрессивного поведения – медицинского и воспитательного (педагогического) характера. Если ребенок бросается школьными предметами, раскидывает вещи, начинает сбрасывать одежду в раздевалке, пытаясь выплеснуть злость, и это не результат явной перепалки или ссоры, то мы начинаем работу с родителями и рекомендуем обратиться к психологу.

Мы можем рекомендовать сводить ребенка в центральную психолого-медико-педагогическую комиссию города Москвы, которая направит к специалистам для коррекции поведения. Школа также сотрудничает с бесплатными психологическими центрами в каждом округе, где ребенок проходит тестирование и посещает до 10 занятий. Бывают ситуации, когда комиссию собирают в здании школы, как правило, если работа ведется с несколькими «трудными» детьми. Если причина имеет медицинский аспект, то школа рекомендует обратиться к специалистам медицинского профиля – психоневрологу, психиатру. Чем раньше проблема будет выявлена, тем больше шансов ее устранить.

В школе работает пять социальных педагогов в каждом здании комплекса. Так как агрессия является одной из форм девиантного поведения, то работа проводится по разным направлениям. Социальные педагоги наблюдают за такими детьми, учат выстраивать правильные взаимоотношения со сверстниками методами совместных игр, мероприятий, дежурств, вовлекают таких детей в творческую и спортивную деятельность. Например, мальчики могут посещать спортивные секции, девочки – театральную студию, вокальные кружки, рисование на базе бесплатных кружков допобразования. В индивидуальной работе социальные педагоги объясняют, как просить игрушку у другого ребенка, как вежливо себя вести, выстраивают и проигрывают правильное взаимодействие».

Чтобы не пропустить ничего полезного и интересного о детских развлечениях, развитии и психологии, подписывайтесь на наш канал в Telegram. Всего 1-2 поста в день.

Почему люди усыновляют детей: Основные причины и мотивация. Интервью эксперта

Читайте также

«Мы тратим очень много денег ни на что, а делать хорошие дела намного приятнее»

«Ты знаешь, что у нас сын родился?» — история усыновления

Откройте свое сердце. 10 постеров про усыновление и приемное родительство

Первый канал о работе фонда «Измени одну жизнь»: россияне все чаще берут в семьи детей‑сирот с особенностями здоровья и развития

Фонд «Измени одну жизнь» приглашает на конференцию «PRO ПОДРОСТКОВ»

Фонд «Измени одну жизнь» запустил сервис онлайн-кампаний по сбору пожертвований на дни рождения и праздники

Как и почему люди решаются взять в семью ребенка? Жизненные ситуации бывают разными. У кого-то возникает желание помочь сироте. Или супруги не могут завести своих детей. Родной ребенок трагически погиб, и хочется восполнить утрату. Что-то случилось с кровными родителями ребенка, и кто-то из родственников или знакомых готов взять на себя ответственность за его воспитание.

О причинах, по которым люди усыновляют детей, и о том, что лучше — благородный порыв или трезвый расчет, мы поговорили с директором благотворительного фонда «Измени одну жизнь» Юлией Юдиной.

— Юлия, бывает, что покопавшись в себе и задумавшись о своих мотивах, будущие приемные родители понимают: на самом деле они руководствуются не благородным желанием помочь ребенку, а заботой о собственных интересах. Хочется чувствовать себя нужным, ощутить счастье материнства и отцовства и надеяться на пресловутый стакан воды в старости. «Получается, я делаю это для себя, а не для ребенка. В таком случае правильно ли я поступаю?» — спрашивают себя приемные родители. Есть ли ответ на этот вопрос?

— Все многообразие мотивов, которые движут будущими усыновителями и опекунами, очень грубо можно свести к двум основным ситуациям. Одни люди берут ребенка ради самого ребенка — они искренне хотят помочь ему, дать шанс на семью, изменить его жизнь к лучшему. Это так называемая «хелперская» мотивация.

Другие принимают сироту, руководствуясь в большей степени личными целями, — например, бесплодные пары хотят стать родителями, а семьи, где родной ребенок ушел из жизни, стремятся заполнить возникшую пустоту. Это так называемая мотивация «взять ребенка для себя». И в ней нет ничего плохого!

Мы не можем говорить, какая мотивация «правильная», а какая «неправильная» — лишь бы результат был хороший. Ведь, если говорить, к примеру, о бездетных супругах, то не все из них бросаются усыновлять детей. Не столь важно то, что движет приемными родителями, — гораздо важнее, какими навыками они обладают, насколько адекватны их ожидания и оценка своих возможностей. Важно не поддаваться первому порыву («Какой милый мальчик, я его спасу!»), а трезво оценить свои силы. Понимать, что путь не будет усыпан розами, и не ждать от усыновленного ребенка вечной благодарности.

— Увы, бывает, что приемные дети теряют родителей повторно, когда новые мама и папа, не справившись, возвращают их в детские дома…

— К сожалению, это случается. Не секрет, что абсолютно все родители, даже люди с невероятным запасом терпения, любви рано или поздно сталкиваются с трудностями, когда хочется все бросить и сказать: «Все, больше не могу!» Это происходит и с родными детьми. Но если «сдать в детдом» кровного ребенка никому и в голову не приходит, то в случае с приемными детьми в сложной ситуации велик соблазн сказать: «Я не справляюсь, потому что это не мой ребенок» — и отказаться от дальнейших попыток наладить отношения. В такие моменты очень важна психологическая поддержка семьи: и родной, и приемной.

Надо понимать, что типичные российские сироты — это вовсе не очаровательные голубоглазые малыши, как говорит нам социальная реклама. Это дети с непростым жизненным опытом. Зачастую они ершистые, грубоватые, пережившие очень травматичный опыт. Принять такого ребенка в семью непросто, поэтому, к сожалению, случается всякое.


— Как предотвратить ситуацию возврата ребенка в детское учреждение?

— Мамам и папам, которые чувствуют, что не справляются, стоит поинтересоваться опытом других приемных родителей: почитать специализированные форумы, статьи на нашем сайте, посмотреть вебинары с психологами про сложности, трудное поведение, воровство и т. д. Нужно быть готовым к тому, что кризисы все равно будут. Важно заранее знать, где семья может пополнить ресурсы. Например, можно обратиться в центры психологической помощи (государственные и некоммерческие), к специалистам с опытом работы с приемными семьями, наконец, просто попросить бабушек и дедушек побыть с детьми, чтобы родители могли немного передохнуть и прийти в себя.

— А если усыновителями изначально движет скорее желание помочь ребенку, чем решить свои личные проблемы, это в какой-то мере гарантирует «успешность» приемного родительства?

— Нет, одного лишь благородного порыва недостаточно. Есть немало примеров, когда приемные родители брали детей с самыми лучшими намерениями, но впоследствии сталкивались с серьезными проблемами: психологическими, материальными, с банальной физической усталостью. В то же время люди с так называемой мотивацией «взять ребенка для себя» (например, бездетная пара) могут стать вполне успешными родителями, если у них достаточно навыков и нет завышенных ожиданий по отношению к ребенку. Все очень индивидуально, и нет единого рецепта счастливого приемного родительства или правильной мотивации.

Хотя, безусловно, есть базовые вещи, которые должны понимать усыновители. Сейчас эту задачу «ликбеза» осуществляют Школы приемных родителей, и хорошо, что они стали обязательными для всех потенциальных усыновителей.

— Сегодня государство финансово поддерживает и опекунов, и усыновителей. По вашим наблюдениям, это является дополнительной мотивацией при принятии решения?

— Да, правительство приняло существенные меры по финансовому стимулированию устройства детей-сирот в семьи. Это хороший дополнительный стимул, который дает усыновителям и опекунам чуть больше уверенности в завтрашнем дне. Но сами по себе эти выплаты не могут быть мотивацией. Думать, что люди берут детей в семьи исключительно ради денег, — огромная ошибка.

В подавляющем большинстве случаев опекуны и усыновители рассматривают выплаты как хорошее подспорье, но не более того. К тому же многие приемные дети — это дети с особенностями развития, и зачастую мамы в таких семьях не имеют возможности в полную силу работать и хорошо зарабатывать. Они совмещают неполную занятость с уходом за ребенком, так что помощь государства очень актуальна.

Конечно, бывает, что где-то в глухой деревне, где нет работы, и где людям приходится банально выживать, мама отказывается от ребенка, а бабушка оформляет опеку из финансовых соображений. Но надо понимать, что это происходит не от хорошей жизни. В хорошей жизни мамы от своих детей не отказываются.

— Типичный российский усыновитель — кто он сегодня?

— В народном сознании есть два стереотипа. Одни считают, что это немолодая женщина — грудь в орденах, 18 детей… Другие — что это состоятельная супружеская пара на дорогой машине. И те, и другие неправы. Нарисовать портрет типичного усыновителя невозможно: люди, готовые принять детей в семью, слишком разные и по доходу, и по образованию, и по месту жительства, и по семейному положению. Это такая же невыполнимая задача, как нарисовать портрет типичного россиянина.

Единственное, пожалуй, что объединяет российских усыновителей — это их склонность к осознанному родительству и восприятие ребенка как ценности. Это люди, готовые жить не только для себя, готовые подвинуться и дать место другому. Они думают не только о том, что хорошо для них, но и о том, что нужно для другого, например, для ребенка, которому не повезло.

— Среди людей, готовых принять ребенка в семью, есть и те, кто чувствует в себе силы взять на воспитание ребенка с инвалидностью. Кто эти люди?

— Как правило, детей с особыми потребностями здоровья берут в семьи те, кто просто не может поступить иначе. Это истории настоящего служения. Чаще так поступают люди, которые как-то связаны с сиротской системой, — например, волонтеры, сотрудники детских домов. Их немного, но они были во все времена, во всех обществах, и, к счастью, есть и сейчас. Некоторыми из тех, кто принимает в семью такого ребенка, движут религиозные мотивы, но таких, судя по последним российским и зарубежным исследованиям, немного.

Чаще это те же люди, что и мы, но в большей степени готовые пожертвовать собственным комфортом ради другого человека.

Хотите, чтобы ребенок вам доверял — научитесь его принимать

Каждый родитель хочет знать, что происходит с его ребенком. Что тревожит чадо, с какими сложностями он сталкивается. Отчасти это желание обусловлено нашей тревогой и стремлением к контролю. Но главным образом, мы хотим в трудной ситуации оказать ребенку поддержку. Почему же дети часто не обращаются к нам за ней?

Для ребенка одно из самых тяжелых состояний — остаться с проблемой один на один. Часто он не может самостоятельно найти адекватное решение и усугубляет проблему, попадая в ещё больший стресс. То, как закручивается эта спираль, ярче всего видно на подростках, которые, неправильно оценив обстановку, или не сумев дать отпор, попадают в сомнительные компании, зависимости, группы риска или просто плохие истории. Очень многие беды с детьми происходят от того, что они не могут обсудить свои переживания со значимым взрослым, к родителям обращаясь в последнюю очередь.

А куда обращаются?

В интернет. Например, забивают вопрос в поисковике. В лучшем случае, ответом им будет сайт психологической поддержки или телефон доверия, в худшем — вредоносное сообщество в социальной сети, а чаще всего — форум или паблик детей его возраста или старше, где они обсуждают свои проблемы и дают друг другу советы, исходя из своего юного мировоззрения, а иногда и из не самых благих побуждений.

К друзьям. История почти та же, что с сообществами. С разницей, что друзья бывают более безопасны в плане «вредных советов». Однако, часто они такие же неопытные, как и ваш ребенок, и советы дают необдуманные.

Ни к кому. Находясь наедине со своей проблемой, ребенок часто запутывается: накручивая себя и ситуацию, совершает поступки (в силу отсутствия жизненного опыта или ошибочного расчета последствий), которые не приводят к разрешению, а усугубляют её.

Наконец, к родителям. Правда странно, что этот вариант последний в списке? Часто уже к 10-12 годам родители полностью теряют контакт со своими детьми, из-за чего те и обращаются за советом не к ним.

Разрыв контакта

Как и все большие проблемы, такой разрыв возникает не внезапно. Отсутствие контакта — это, в первую очередь, отсутствие теплых и доверительных отношений между родителем и ребенком, которые не появляются по самому факту родства, к ним не принудишь и их не построишь за один «разговор по душам». Часто родители считают, что если будут периодически повторять фразу «ты можешь обо всем мне рассказать» — этого достаточно, чтобы ребенок чувствовал доверие. Родители являются самой главной и самой близкой фигурой для ребёнка и имеют максимальный лимит доверия до тех пор, пока сами не исчерпают его негативной реакцией на открытость.

На шаг назад

Хотите, чтобы ребенок доверял вам и многое о себе рассказывал — научитесь с самого раннего детства правильно реагировать на его маленькие и большие проступки.

Есть простое правило — если вы ругаете ребенка, когда он пришел и рассказал, что «набедокурил» — очень быстро он перестанет вам об этом рассказывать. Кому охота получать по шее? То есть, вы понимаете, что «бедокурить» (пробовать, ошибаться, неверно просчитывать последствия своих действий) не перестанет, а рассказывать перестанет.

Научитесь в первую очередь выслушивать своего ребенка, а не ругать. Несет сломанную машинку — пожалейте ребенка, а не игрушку. Рассказал, что разбил сахарницу — покажите, как убрать последствия. Ошибочно думать, что если отчитать ребенка — впредь он будет внимательнее и аккуратнее. Как будто аккуратные взрослые никогда посуду не разбивают? Разбивают, но потом собирают осколки в совок, выкидывают, делают выводы. Научите и детей этому механизму, разбирайте с ним каждую ситуацию: проговаривайте, как устранить последствия, если они наступили, и какие выводы надо сделать.

Как правило, даже после «спланированного» проступка у ребенка у самого появляется чувство вины. Если он сделал что-то нечаянно или не рассчитал последствия — стресс и чувство вины. Если родитель ещё добавит свой выговор — чувство вины у ребенка усиливается многократно. Но это совершенно не приносит никакой пользы, кроме того, что очень тяготит психику ребенка, давит его, он чувствует, что остался совсем один. Даже самые близкие — родители — не приняли его. Чувство покинутости у маленького человечка вырастает до размеров космоса. Тут полезно вспомнить себя в детстве. Ребенок испытывает очень большой эмоциональный стресс, но выводы самостоятельно сделать не может. И даже если вслед за порцией ругани родители проговорят ситуацию, стресс будет настолько большим, что перекроет возможности рационального восприятия.

Что делать?

Есть очень разумный педагогический подход, согласно которому детей в семье ругают только за ложь. Ребенок понимает, что может прийти к родителям с любым вопросом и любой проблемой и получить поддержку и совет. Если мне не нужно скрывать ничего от родителя, и он принимает меня любым — я научусь сам себя принимать. Как многим из нас этого не хватает, верно? Наши родители не могли научить нас этому, так как сами не имели ни знаний, ни ресурсов. Но мы можем дать это своим детям. Безусловное принятие — это и есть та самая база и фундамент доверительных отношений между родителем и ребенком.

Будучи надёжной опорой для своих детей, мы снижаем риск попадания их под нежелательное влияний компаний или интернет-сообществ, сами чувствуем себя более спокойно, зная, что если ребенок столкнется с трудностями, первые, к кому он обратится, будем мы.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Звёздный стиль - женский сайт