Он отвечает взаимно, но заключенному верить тоже как то не хотелось бы С тех пор как он на свободе


Текст песни(слова) Король и Шут(КиШ) — С тех пор как он ушёл

Друзья! Обращаем Ваше внимание: чтобы правильно исправить текст песни, надо выделить как минимум два слова

Он в лес уходил, и ей говорил,
Он ей с улыбкой нежно говорил:
«У окошка сиди и орешки грызи,
Меня ты к вечеру сегодня жди».

Припев:
С тех пор, как он ушел,
Лет десять прошло.
Всюду парень был,
Весело он жил,
Но по дому загрустил.

«Детка, как дела? Как ты тут жила?
Чего сидишь в молчанье у окна?
Не злись на меня, задержался я
И понял нет мне счастья без тебя».

Припев:
С тех пор, как он ушел,
Лет десять прошло.
Всюду парень был,
Весело он жил,
Но по дому загрустил.

Подругу за руку взял
И страстно обнял.
С девушкой тогда
Произошла беда —
В пыль рассыпалась она!

Что с ней, что с ней?
Не верил парень глазам.
В кучку пыль сложил,
В банку положил,
И до смерти с нею жил.

Нашли ошибки в тексте песни(словах песни): Король и Шут(КиШ) — С тех пор как он ушёл ?
Оставьте правильный вариант текста песни(слов песни): Король и Шут(КиШ) — С тех пор как он ушёл в коментариях.

Смотреть видео клип песни/Слушать онлайн Король и Шут(КиШ) — С тех пор как он ушёл
Официального клипа нет.

Почему он не отпускает вас, даже когда вы ему не нужны

“Он просто меня не отпускает”!

Как часто мне доводилось слышать такое от женщин, обратившихся ко мне за консультацией.

Размышляя о том, стоит ли им сохранить эти отношения, или же, наконец, настало время оставить их позади, они находят утешение в том, что, мол, раз этот мужчина отказывается отпускать их в свободное плавание, то, наверное, он их все-таки любит.

Часто случается, что так оно и есть. Часто… но далеко не всегда, так что старайтесь не обмануться.

Зачастую в подобной ситуации о любви не идет и речи. Вы просто… очень и очень удобны.

Да, вы слишком удобны для этого мужчины, чтобы он вот просто так взял и отпустил вас. Вспомните, как часто мы видим женщин, ухаживающих за своими мужчинами так, будто они — их мамочки. Только им приходится еще и спать со своими бородатыми «малышами». Они убирают в доме, готовят завтраки и обеды, оплачивают счета, и, в общем, позволяют своим спутникам слишком многое. Он может изменять ей, и ни во что ее не ставить. Он может издеваться над ней интеллектуально, эмоционально и духовно, а то и физически. Но из-за того, что каждый раз, когда они собираются порвать с ним раз и навсегда, они настаивают, что хотят быть с ней и только с ней, они раз за разом покупаются на старое, как мир «раз он не хочет меня отпускать, наверное, он меня любит».

Поверьте — если бы он вас действительно любил, он не делал бы и половины из приведенного выше.

И уж точно не ждал бы, пока вы соберетесь его бросить, чтобы в очередной раз закинуть удочку с вкусной и яркой наживкой «Я хочу быть с тобой». Но не обманывайтесь – стоит ему затащить вас назад в свои сети, и он тут же отложит удочку в сторону, вернувшись к прежнему негативному поведению. Если бы он действительно вас любил, каждый случай, когда он намеренно причинял вам боль, наполняя вашу жизнь стрессом, несчастьем тревогой, лежал бы настолько тяжким грузом на его сердце, что вряд ли он смог бы повторять это раз за разом.

Мужчина, любящий свою женщину, просто не может видеть ее боль и страдания, и чувствовать себя после этого совершенно нормально. Конечно, многие ситуации далеко не настолько экстремальны, но общий принцип остается тем же. Он держит вас рядом и держится за вас руками и ногами потому, что вы — его талон на бесплатный завтрак, обед и ужин. С чего бы ему вас куда-то отпускать?

Любовь не имеет ни малейшего отношения к таким ситуациям, и если вы в нее угодили, то вам стоит быть честными хотя бы самим с собою. Не стоит продолжать кормить себя ложью лишь из-за страха разрыва отношений и одиночества. И, как бы то ни было, ни я, ни кто-либо еще не может владеть всей информацией о ваших отношениях, и поэтому наши варианты несколько ограничены. Именно поэтому мне бы хотелось посоветовать вам больше доверять собственной интуиции — редкая женщина, задав себе подобный вопрос, не знает правдивого ответа на него, пусть даже он и запрятан глубоко внутри.

Если вы задумались о том, почему он никак вас не отпустит, если вы ему не нужны, мы собрали ниже 6 основных вещей, которые вам просто необходимо знать, если вы хотите избавиться от таких отношений.

1. Поймите, что вы и он работаете на разных операционных системах.

Вы желаете разделенных чувств, интимности, преданности, долговременности отношений. Он тоже всего этого желает — когда вы уходите от него. Но когда вы возвращаетесь и предлагаете ему все это, ему кажется, будто вы ограничиваете его «свободу», он паникует, и либо сбегает сам, либо изо всех сил пытается разрушить ваши отношения, едко критикуя их, заваливая вас придирками, отказываясь от какой-либо работы по дому, и/или изменяя вам. Поймите, если он чего-то и хочет, то совсем не того же, что и вы.

2. Снизьте темп.

Помните — доверие не дается просто так и сразу. Его нужно заслужить. Так что если вы решили дать второй шанс парню потому, что он якобы раскаялся и клянется, что уж теперь-то ваши цели в жизни полностью совпадают, не торопитесь, и не бросайтесь сходу в омут отношений. Лучше сперва посмотрите на него слегка со стороны. Да, примирительный секс может быть столь же взрывным и ярким, как салют на Олимпиаде, но это еще не показатель того, что что-то изменилось.

3. Помните — вы не героиня фильма.

Вы ведь смотрели фильм «Офицер и джентльмен»? Помните, как после того, как Ричард Гир бросил Дебру Уингер, он вскоре опомнился, и понял, что натворил? Он тотчас же бросился на фабрику, где она работала, заключил ее в объятья, и увез в романтичное и яркое будущее — невероятно красивый, сильный, любящий, и сексуальный, как мартовский кот. Пожалуй, эта сказка завораживает посильнее «Спящей красавицы» и «Белоснежки» вместе взятых. Только вот мы живем не в сказке, а в нашем мире единственное, что, скорее всего, достанется реальной Дебре Уингер в подобной ситуации — это забытая в ее комнатушке старая шляпа, и, может быть, драные носки — если он и их не заберет.

4. Верьте его делам, а не словам.

Когда ваш парень после измены и вашего расставания приползает назад со слезами в глазах и с разбитым сердцем, он готов сказать что угодно, лишь бы вы вернулись. И проблема в том, что, скорее всего, он действительно верит своим словам — именно поэтому они звучат так убедительно. Но сладкие слова — это еще не все. Если как только он заполучит вас назад, он вновь начнет чувствовать себя «в плену» и заведет разговоры о том, как вы его давите и ограничиваете его свободу… что ж, вы знаете, что делать.

5. Не ищите оправданий его плохому поведению, и не обвиняйте себя.

В общем и целом у тех из нас, кого тянет к придурком с аллергией на полноценные отношения, часто можно найти переизбыток эмпатии и склонность к самобичеванию.

Часто все это остается нам «в наследство» от нашего же детства. Маленькие дети думают, что сами в ответе за все, что с ними происходит — и хорошее, и плохое. В этом возрасте они еще не в силах понять и осознать, что вовсе не являются центром вселенной.

Так что если наше детство было, скажем так, не вполне идеальным — в особенности, если у родителей были какие-либо пагубные пристрастия — мы часто проносим ощущение «это я виновата во всех моих проблемах» из детства прямиком во взрослую жизнь, что делает нас уязвимыми к эгоистам, психопатам, алкоголикам, людям с аллергией на отношения и прочим сомнительным личностям.

Взгляните на прошлое вашего парня. Не оставляет ли он за собою шлейф разбитых сердец? Если это так, то, скорее всего, вы не несете ни малейшей ответственности за его мерзкий характер и поведение.

6. Заботьтесь о себе.

Когда наш токсичный «бывший» приползает к нам весь измученный и израненный оттого, что ему не хватает отношений, которые незадолго до того он сам разнес на куски, нашим первым стремлением часто бывает стремление броситься к нему и попытаться все исправить. Так вот… когда вас в следующий раз захлестнет такое стремление, подумайте — а стоит ли?

Письма в Никуда. Нас нет. Нас не было

Даже если ты вернешься, у нас ничего не получится. Ты не любил меня раньше, не полюбишь и теперь.

Влюбленный мужчина самая страшная беда на голову влюбленной женщины. Если он влюблен не в нее.

Каждое слово этой повести является правдой лишь для одного человека.

Какого это — избегать неизбежного?

Знаешь, хочется писать нашу историю в прошедшем времени.
Мне жаль, что это невозможно. Ты все еще глубоко во мне — никакими клещами не вытащишь.
Наверное, я тебя уже не люблю, по-крайней мере, как раньше. Эта любовь переросла во что-то иное, но не исчезла совсем. Просто немного притупилась. Стерлась местами. Покрылась слоем пыли.
Но где-то далеко в моей памяти запрятаны твои взгляды, слова, череда случайных касаний.

Нас нет. Нас не было.

Впрочем, нас быть и не могло. Это я – фантазерка — придумала красивую историю, которая так и не стала сценарием к жизни. Она осталась на пожелтевших листах памяти. И я все еще не решаюсь ее сжечь. Вот и сейчас мною написанное отправится в дальний ящик.
Просто потому что боюсь потерять.
Пишу неправду. или правду. это не имеет значения, те слова, что внутри, должны быть непременно сказаны. Ведь для того они и есть, чтобы сказать их кому-то. Пускай, даже бумаге. Она все стерпит.

Нас нет. Нас не было.

Если бы мне довелось писать нашу историю, я собрала бы ее из цитат Сафарли. Получилось бы очень точно. До малейших деталей.
Ты ведь даже не знаешь, что чувствовала я.
Закрываю глаза. Представляю, что ты стоишь за моей спиной и читаешь это. Поэтому пишу.
Может быть, ты действительно прочтешь это когда-нибудь. Через много лет….
Я излечусь от пережитков прошлого. Излечусь от тебя. Разорву все нити, связывающие нас, вернее, меня с тобой. Закрою двери «В НИКУДА», выброшу ключи.
Весной распахну настежь окна и впущу в себя что-то новое. незнакомое ранее. а сейчас, за окном осень, и я снова придаюсь воспоминаниям. Большинство из них уже не причиняют боли. Они просто стали неотъемлемой частью меня. Я не страдаю — переболело.
Просто иногда, забываю о том, что «все забыла» и возвращаюсь.

Нас нет. Нас не было.

«Я отпускаю себя — ты только поймай…

Не растворяйтесь в человеке,
который может пропасть в любую минуту.

Между нами небо. Сотни километров до земли.

Знаешь, уже после первой встречи, я не могла от тебя оторваться. Ты был настолько близко, что я потеряла контроль. Сорвалась.
Мне было мало тебя. Катастрофически мало.

К тому моменту, я привыкла доверять проверенному разуму, а не сердцу, которое подводило порой. Но с тобой, оступилась. Да так, что до сих пор в себя прийти не могу.
Ты никогда не обещал быть рядом. Я не просила, хотя только этого и хотела. Мне с тобой было до дикого сложно. и эти сложности таились во мне.
Я то рвалась к тебе навстречу, то бежала от тебя без оглядки. Противоречивое чувство. Чего я боялась?
Ты не держал меня, но и отпускать не хотел. Хотя, может, ты не нарочно.

У нас не было точек касания. У нас не было ничего, кроме. нет, и этого не было.

Интересно, а если собрать все наши встречи, поминутно, и сложить. сколько получится? Наберется ли пара часов?
О, да. это так похоже на меня, из-за двух часов ломать себя. Как-то слишком дорого, ты не находишь? Я поплатилась за встречу с тобой миллионом нервных клеток, сотней бессонный ночей. О слезах и говорить не стоит.
Знаешь, а ты жестокий. Ворвался бесцеремонно в мою жизнь, перевернул все вверх дном и исчез.
Браво!
Вот только, ты не подумал обо мне.
Впрочем, ты никогда обо мне не думал. Бесчувственный эгоист.

Но это не мешало мне любить тебя. Ни на секунду.

Люди не исчезают из жизни.
Они отлипают как пластырь от раны,
сдирая все до крови.

Между нами не было тысячи сообщений, да и звонки были такими редкими, что в промежутках между ними я успевала проживать иную жизнь «без тебя». А знаешь, какой она была?
Не знаешь, конечно.
Я спала в обнимку с телефоном: вдруг ты позвонишь, а я не услышу. Искала с тобой встречи — иногда даже находила. Когда окончательно отчаивалась – начинала жить обычной жизнью, где не было, и нет тебя. Но это было слишком редко – непозволительная роскошь.
Проходило время, ты появлялся снова.

Ты, как оказалось, соткан из противоречий… И похоже, эта твоя черта мне нравилась больше всего.

Каждый раз я ловила себя на мысли, что невыносимо расставаться, не зная, встретимся ли вновь.

Знаешь, столько времени прошло, я все еще помню тот день. День, когда ты исчез, как мне казалось – навсегда.
Уж лучше бы ты действительно исчез навсегда именно в тот день. Оставил бы меня в покое и никогда не возвращался.
Вспоминаю тот черный август…
Если бы ты только знал, что мне пришлось пережить. Не думаю, что ты когда-нибудь чувствовал то же самое. Да, и не дай Бог тебе чувствовать это.
Ты, тогда, делал вид, что мы не знакомы. Сказать, что меня это задевало – значит, ничего не сказать.
Во мне что-то надломилось, словно меня швырнули с какой-нибудь высотки вниз и забыли. И вот я лежу среди обломков собственной мечты и думаю: «Кто-нибудь, вызовите «скорую»… Спасите меня…»

Боль внутри перемешалась с физической… Казалось, что у меня болит кожа. Тысячи нервных окончаний словно оголены.
Наверное, стоит рассказать, просто, чтобы ты знал: что такое любить тебя.
Я разбивала о стену костяшки пальцев в кровь, только чтобы заглушить боль внутри. Закрывалась в ванную, включала воду, посильней и…
Тебе было когда-нибудь так больно, что лежа на полу в ванной, ты соскребал ногтями кафель, корчился от нестерпимой боли и раздирающего изнутри чувства и молил Бога, чтобы он прекратил это?
Скажи мне, было ли тебе так больно?

Впервые я не знала, что делать дальше. Но твердо осознавала, что нужно это пережить. И, знаешь, пережила.

А ты вот взял и вернулся.
Черт бы тебя побрал.

Глупо жалеть о том,
чего нельзя было изменить

Не учусь на собственных ошибках.

Ты, наверное, знал мои слабые места и бил только по ним. Не понимаю, за что? Что я, черт возьми, тебе сделала?

К черту все эти ванильные «любовь до кончиков ресниц». Моя любовь была другой: вперемешку с лютой ненавистью. Если утром я любила тебя до умопомрачения, то вечером мне хотелось тебя расстрелять, растерзать, разорвать на части.
Знаешь, так странно… никогда не верила, что можно так ненавидеть.
Оказалось – можно.

Вот надо же было судьбе послать на мою дурную голову такого как ты.
Похоже, где-то в прошлой жизни, я изрядно накосячила, вот и получила сполна. Надеюсь, тогда я была счастлива.

У меня столько вопросов, на которые можешь ответить только ты. Впрочем, меня уже давно не интересуют ответы. Оставь их себе, а мне не надо. Я в них не нуждаюсь. Во лжи жить проще. Спокойнее.

Со временем я почти научилась тебе подыгрывать, делая вид, что мы впервые видим друг друга. Неплохо получалось.
Проходим мимо — глаза в глаза — и ни слова!
Блестяще!

Похоже, мы заигрались в старой пьесе «Две души на дне бокала». Кто писал этот чертов сценарий? На плаху его, немедленно!

Между нами нет нитей, нас связывающих. А если и есть, то они не рвутся. Их невозможно сжечь или перерезать. Они просто есть и их не может не быть.

Интересно, о чем ты думаешь вечерами?
Вряд ли ты вспоминаешь обо мне.

А вот я о тебе помню…

Знаешь, в каждом из нас живет осень.
Моя — теплая, еще как-то по-летнему, окутанная дождями желто-красных листьев, пушистыми мягкими облаками. и запахом корицы. Она танцует джаз в загородных парках и заставляет людей влюбляться.

Твоя же. жестокая. В ней бушуют серые ливни, отчаянный, сумасшедший ветер. Извечный ноябрьский холод. Холод твоей души.
«Осень – это сезон проверки на наличие долгов перед прошлым»
Твоя Осень именно такая.

Но, если бы я умела рисовать, я нарисовала бы эту, твою осень.

Пытаюсь. Нет, я не художник, со словами обращаться куда легче. В моем воображении эта картина получается лучше.
«Закрой глаза. я покажу тебе осень. Нашу осень.»

Живу в ритме постоянной борьбы с памятью.
Знаешь, «наши» воспоминания хорошо прокручиваются под песни Земфиры.

«Мы разбегаемся по делам.
Земля разбивается пополам.
Сотри меня.
Смотри в меня. Останься.
Прости меня.
За слабость и за то, что я
Так странно и отчаянно люблю. «

Очень мило ночами пересматривать эти диафильмы, погружаясь все глубже и глубже в бездну времени. Словно все происходит снова. Словно ты снова рядом.
Болезненный процесс. Некоторые воспоминания все еще причиняют боль. Но это оттого, что, все-таки, не было других, пускай и похожих на прежние, которые бы могли их вытеснить.
Так и блуждаю в лабиринтах памяти, то и дело натыкаясь на тебя.

Хочется услышать банальное: «Все будет хорошо»… но все вокруг молчат.

Знаешь, у меня давно нет твоего номера. Да и зачем он мне? Я ведь все равно никогда не звонила.
Когда ты пропадал, эти цифры сводили меня с ума.

Я удаляла его в истерике, Бог знает сколько раз, но все равно записывала снова.
Я ведь даже не помнила его наизусть, но узнала бы. из тысячи.
Честное слово.

Голос твой почти стерся с пленки памяти. Я заслушала эту кассету до дыр. От нее остались лишь кусочки: обрывки разговора, незаконченные фразы.
Я помню лишь то, что отличает твой голос, от сотни других. То, за что я так его люблю.
И даже среди миллиона похожих голосов, я найду твой. Клянусь.

Твое имя выбить на запястье
И объяснять потом прохожим,
Что в этом имени есть Счастье,
И ты на Счастье был похожим.
Мне выбить на запястье Ветер,
И знать: за этим маскарадом
Твоя душа в моем портрете.
Твоя душа со мною рядом.

Знаешь, после тебя было столько других. Они появлялись в моей жизни на пару тройку дней, а потом я рвала с ними. Не задумываясь. Часто не объясняя причин. Нет, они не были плохими, иногда даже наоборот, просто я ненавидела их за то, что они не ты.
Сначала, я искала в них тебя. Собирала по крупицам твое подобие. Убеждала себя в несуществующих чувствах. Билась. Пыталась. А потом сдалась.

Я смогла бы собрать тебя из других, но найти абсолютно похожего… Как бы не пыталась, все безуспешно. Такого как ты нет, и уже не будет.

У меня даже вспомнить тебя не получается… Как же я могу тебя забыть?

Я уже почти не помню, как ты выглядишь. Закрываю глаза и не могу тебя представить.

Просто не получается. Мое воображение словно сговорилось с памятью, и они напрочь стерли твой портрет.

Не смотрю твои фотографии. Ты на них такой счастливый. Улыбаешься.

«…Знаешь, мама, его глаза цвета жженого сахара и губы, наверное, приторно сладкие. »
Вот и я помню только твои глаза.

* * *
«Без пяти минут октябрь.
Уже октябрь.
Знаешь, у меня, как и у многих других, не было возможности все исправить. Переписать на чистовик, так сказать.
Да и что, собственно, переписывать? Истории не повторяются. Они как книги. Можешь читать сотни, тысячи раз, но как бы ни хотелось, исправить что-то в них невозможно.

Вот и я, перечитываю нашу историю, перечитываю, а зачем, не знаю. Что я в ней пытаюсь отыскать? Да и ищу ли что-то?
Может так мне легче становится?»

Может и становится.

Холод твоей души однажды обернется
для тебя простудой.
VIII

Ненавижу тебя, за то, что слишком сильно по тебе скучаю.
Ненавижу тебя за то, что ты слишком счастлив не со мной.
Ненавижу тебя за то, что ты так далеко.

Как бы вычеркнуть тебя из своей жизни. Вычеркнуть и забыть.
Ты…
Знаешь, из-за тебя все рушится. РУШИТСЯ.
Если бы ты только знал, как сильно я тебя ненавижу.

Я, то виню тебя во всех смертных грехах, то тебе же за все говорю «спасибо».
От всех моих чувств осталась только ненависть. Ничего больше.
Как ты мог?
Скажи, ну как ты мог….


Сформулированные, но не высказанные мысли
терзают душу похлеще, чем муки совести.

У меня нет «пьяного тарифа» как такового и все же.

Алкоголь действует на меня не лучшим образом — я начинаю думать о тебе. Скучаю. В такие моменты оживают все мои «если бы…».
Мне, знаешь, иногда хочется напиться в хлам и позвонить тебе.

Выговориться, наконец. Надоело держать все в себе (это, кстати, очень вредно).
Пусть тебе и все равно, но мне станет спокойней Слова, те, что внутри, должны быть сказаны… Ведь для этого они и нужны.

Вот только, номера твоего у меня давно нет, поэтому и смысла напиваться тоже.

Знаешь, мне нравится писать тебе эти письма.
В них — часть меня. Моей любви. Моей ненависти.
Хочу ли я, чтобы ты прочел их?
Иногда, да.

Я пишу то, о чем ты должен знать.
Я хочу, чтобы ты знал обо всем, но, перечитывая. понимаю, что это слишком откровенно. В этих письмах я перед тобой как на ладони. Словно вывернутая наизнанку.
Я ничего не скрываю. Да и уже поздно скрывать что-то.

Родной мой, с тобой честна. Впрочем, я всегда была честна.

Я шептала: «Да, что с тобой сталось?»
До привычной в голосе хрипоты.
Мальчик мой, ничего не осталось.
Рядом кто-то. Но кто-то — не ты.

Ненавижу, когда кто-то чужой произносит твое имя! Мне это как лезвием по коже.
Злюсь, а сама думаю. я ведь тоже чужая.

Самая чужая из всех чужих на свете.

Тогда какое право я имею злиться на точно таких же посторонних людей, как и я, за то, что они называют твое имя?! И даже не тебя конкретно, а просто…

Знаешь, им не понять, что чувствую я, да и тебе тоже.
У меня внутри смерч носится от звука твоего имени.
Боюсь в любой момент сорваться. Разрыдаться. Наговорить глупостей. Слава Богу — держусь. Не буду говорить, что из последних сил. Ты же знаешь, я сильная — переживу.

Знаешь, ты мне мерещишься.
Вижу тебя в прохожих, проезжающих мимо машинах, окнах.
Наверное, я пытаюсь найти тебя в своей памяти. Но не могу, поэтому и нахожу утешение в миражах.

Не люблю уже, но что-то все еще ёкает. И спрашивается: какого хрена это происходит?! Пора бы уже привыкнуть. Раскидать оставшиеся воспоминания по полкам, а еще лучше повесить на них ярлыки «давно прошло» и убрать в самый дальний ящик. Вот только не получается.

Чтобы забыть, нужно не думать.
Чтобы не думать, нужно забыть.

Ты чертовски похож на маму. Просто невыносимо. Те же черты…Глаза. Скулы. Даже улыбаешься также.
Конечно, ты исчез и уже давно не появляешься в моей жизни, но она…
С ней я пересекаюсь чаще, чем хотелось бы… и за это ненавижу тебя еще больше.
Ощущение, что ты специально оставляешь мне зацепки. Чтобы не забыла. Это как-то нечестно, я же тебе ничего не оставила.
Совсем ничего.

Надеюсь, ты все еще помнишь обо мне.

Чтобы скучать, нужно перестать
думать о человеке хотя бы на миг.
Именно поэтому я не скучаю по тебе.

Мой самый родной. Мой самый любимый.
Тебя нет рядом, но ты всегда со мной. В моем сердце, в моей памяти, в моих мыслях.
Ты сейчас слишком далеко, за сотни, тысячи километров.

Расстояние — всего лишь километраж машин, ничего незначащие цифры.
Ты просто не со мной, и это действительно страшно.
Ты не со мной – как приговор.

Борюсь за каждый новый день (или борюсь с ним?), отвоевываю: себя у обстоятельств, тебя у памяти.

Прошу вернуть тебя.
Вернуть или вырвать из моей головы. Насовсем.

Знаешь, успокоительные не помогают. Они рождают безразличие, равнодушие.
Хочется ничего не хотеть. Забиться где-нибудь между диваном и стеной. Не плакать. Не кричать.
Просто смотреть в одну точку.

Просто ждать, когда все это закончится.

Мне без тебя ничего не осталось. Ничего.

Береги себя, слышишь?

…Уходила в себя, возвращаясь под вечер.
Телефон разрывали чужие звонки.
Не знакомы с тобой.
Только, знаешь.
При встрече.
Я влюбляюсь в тебя.
В сотый раз.
Вопреки.

Сколько же их было после тебя. и, все не то. Все не ты. Не ты. Не ты.
Одна, и, пожалуй, единственная, причина моего отчаянно-безрассудного одиночества:

ОНИ НЕ ТЫ и никогда тобой не станут.

Никогда. не войдут в мое сердце, не поселятся в моих мыслях. Они не достойны даже строчки на странице дневника.
Не идеализирую, просто ты лучше. Ничего тут не сделаешь.
Ты был слишком таким, как я хотела.

Я так долго искала тебя…
….и так быстро потеряла.

Не сей ветер – пожнешь бурю.

Все проще, намного проще, чем кажется.

Моя память, иногда она пытается стереть тебя. По кусочкам. Мгновениями. Борюсь, не позволяю ей этого сделать. Ты все еще нужен мне.

«Жаль, что мы не умеем обмениваться мыслями. «

Если бы мне сказали: «Он вернется» — я бы ждала сколько угодно.
Просто, потому что знаю, чего ждать.
Веду дневник уже семь месяцев, и каждая страница, каждое слово пропитано тобой.
Береги себя, только ради меня… ради другой пропади пропадом.

Моих мыслей хватило бы на сотни книг, стихов, песен.
Отпустить их, — значит, потерять тебя окончательно. Навсегда. Могу ли я?

День за днем. Бегущей строкой.

Не смей, слышишь, не смей не вернуться!

Иногда, мне чертовски интересно, что ты чувствовал рядом со мной?
О чем думал, когда звонил, приезжал, да и просто видел?
Я этого никогда не знала, а ты теперь уже и не помнишь.
Ненавижу себя, за свои воспоминания.

Резко, больно все сжалось при одной лишь мысли, что ты был.
Мне уже кажется, что я тебя придумала.

«Трудно убежать от того,
чего больше всего хочется».
— Продавщица фиалок

Все мои мысли косвенно сводятся к тебе.

Ты мне уже не нужен, как раньше. Я просто привыкла.
Привыкла к тебе в моих мыслях.

Иногда, достаточно просто обжечь губы горячим чаем, чтобы понять. вся это душевная боль лишь самообман.
Может, я и любила только тебя, но сейчас уже ничего не осталось.

Нас всегда было трое. С первой минуты. С первого взгляда.
Как же я не догадалась, не заметила, не поняла?
В твоих глазах была горечь. Горечь ее утраты.
Она всегда была в тебе. Она переполняла тебя.
Ты просто пытался забыть о нем, посредством других…

Как я могла впутаться в этот треугольник?

Ты — мое болото. Моя черная бездна. Моя бессонница.
Нас всегда было трое. От начала, и до конца.

Теперь, я буду знать, к чему приводят связи с такими как ты.

У меня такая странная тяга к оставшемуся позади.
Я не хочу туда, но хочу чувствовать себя как тогда.
Э. Сафарли.
XV

Наши последние встречи запомнились мне какими-то смазанными. Они были уже слишком редкими.
Мы уже совсем не общались, но ты по-прежнему спрашивал, как мои дела…

Я не видела тебя слишком долго, чтобы помнить, но этого так мало, чтобы тебя забыть.

Знаешь, я приезжала в твой город. Только тебя здесь уже давно нет.

Он пуст. Я тоже.
Боже мой.
Я скучаю. Дико.
Моя любовь к тебе, часто оборачивалась для меня бессонницей.
И я бы может, хотела тебя не любить, но тебя не любить невозможно.

Бабочки в животе?
На мой взгляд, дурацкая метафора.
Скорее похоже на пчел-убийц.

Я больше не люблю тебя.
Больше нет.
Да и разве можно любить больше?

Почему люди считают, что имеют право врываться в чужую жизнь?
Ломать все в хлам, а потом уходить. По-тихому. Не говоря ни слова. Как воры.
Ненавижу.
Из-за тебя, моя жизнь полетела ко всем чертям.
И самое, пожалуй, обидное, что ты счастлив.

Я только и жду момента, когда моя ненависть сменится безразличием.

Как же я тебя ненавижу.
Мне нужен. нет, не ты. Просто такой же, но мой. МОЙ, понимаешь?

Я устала. Я чертовски устала любить тебя.

Не возвращайся. Я больше не жду.

Как часто мы живем ожиданием.
Придумываем сценарии «случайной роковой встречи».
Слепо верим в случай…
И…как же быстро мы разочаровываемся….

Мы не виделись полгода.
Думала, вот приедешь ты. увижу я тебя.
А дальше что?
Чего я ждала от нашей встречи? Что она могла изменить?
Решительно ничего. Просто увидеть…снова.
Я бы давно тебя отпустила, если бы не воспоминания. Они мешают мне. Камнем висят на моей шее и тянут…тянут вниз.

Но знаешь, время лучшее лекарство от разочарований. Оно бережно залечивает наши раны. Но шрамы времени, увы, не по силам… Мы должны научиться жить с ними.

«Прости, дневник, за корявый размашистый почерк. Я пишу, сидя на холодном кафельном полу ванной.
Мне смертельно необходимо выговориться. Тебе. Больше некому.
Во мне целый ворох несказанных слов. Да и теперь сказать их уже некому. Выбора нет, надо бороться.»

«Бери ружье и в бой, родная.»

Я бы хотела прожить сотню жизней, но с трудом пытаюсь разобраться в одной единственной.

Та, которая спасает одну душу, спасает мир. Помнишь?
XVIII

Парадокс.
Думаю о том, чтобы не думать.

Почему, когда мне хорошо, ты первый в моих мыслях?
Разве ты причина моего хорошего настроения?
По большому счету, ты, мой милый, не принес мне ничего, кроме боли.
Впрочем, не будем искать виноватых.

Почему меня никто не предупредил? Не предостерег. Теперь разбирайся в этом ворохе скомканных чувств.

Не верьте людям, которые говорят: «Я любил».
Они Вас погубят.

И только во снах все по-прежнему хорошо.
Только там все мы по-прежнему счастливы.
XIX

Терпеть не могу, когда ты мне снишься.
Так редко.
Так внезапно.
Так больно.

Знаешь, говорят: если человек тебе снится, значит, он хочет тебя видеть.

Я всегда смеялась в ответ, ведь если бы это было правдой, хотя бы на сотую долю, я снилась бы тебе каждую ночь.
Каждую мою чертову бессонную ночь.

За исключением тех, когда я снилась другим.
Это было не часто, но все же….

«…душевное похмелье, после интоксикации любовью…»
Э. Сафарли.
XX

Иногда, чтобы перед тобой открылись новые двери, необходимо закрыть старые.
От некоторых я давно потеряла ключи. Что же мне делать?
Подпереть их стулом/стремянкой/спиной?
Я бы может и рада их закрыть, да не получается.
А в голове крутится песня Земфиры.

«Счастье мое. будь. Просто будь…»

А Вы когда-нибудь загадывали желания на падающие звезды?
И я загадывала.
Одно и то же желание.
Снова и снова.
Мне казалось, что так я усиливаю важность желаемого.
Не сбылось. Ни разу.
Знаешь…
Ты уже не входишь в список моих тайных желаний. Я перестала мечтать о тебе.
Переболела.
Ты находишься где-то глубоко внутри.
На третьей полке. Слева. За семью печатями толстая книга «Черный август». Вот…
Там каждое третье слово – твое имя.
Такое до боли знакомо-родное. Оно до сих пор бросается мне в глаза на страницах газет и больно режет слух.

Дописала это откровение… и, наконец, поняла, что все закончилось.
Ты больше не вызываешь у меня тех бурных чувств. Мне кажется, что я на них уже не способна. Ты стал призрачной тенью моих воспоминаний.

Вот только, знаешь…
Любовь никогда не сменяется безразличием, поэтому писать, что мне все равно – обманывать саму себя.

Выбрасываю последние «если бы…».
Прощай. Спасибо, что был.

Иногда, увидев кого-нибудь на расстоянии —
начинаешь фантазировать.
А увидев рядом с собой,
вдруг начинаешь жалеть обо всем.
«Одержимость»
Послесловие…

Последняя запись в дневнике.

«Он приехал.
Он. Тот человек, которого я так давно и так сильно любила.
Снова случайная встреча. Снова прилив жгучей ненависти, словно железо, расплавленное, в горло заливают.
Не знаю, что я почувствовала. Внутри все сжалось. Вот он, мой родной, в паре метром от меня.
Боже мой, как же давно я его не видела. Стоило забыть, чтобы вспомнить.
Он не изменился. Ни капли.
Изменилась я… он просто стал чужим»

Все, рано или поздно, имеет свойство заканчиваться.
Не слушайте, что у любви нет срока годности. Он есть. Когда тебя не любят, твои чувства умирают. Так медленно, что это сложно заметить.
Просто в какой-то момент понимаешь: все прошло.
У каждой истории есть свой конец, и он не обязательно должен быть счастливым.
Если бы все истории заканчивались happy end-ом, о любви не было бы написано столько книг, столько стихов и песен.

Счастливый ли конец у моей истории?
Сложно ответить однозначно.
Я часто спрашиваю себя об этом и получаю встречный вопрос:
— А была бы ты счастлива с ним, если бы он вернулся?
— Конечно… — отвечаю я, но потом понимаю… нет, не была бы.
Я бы не смогла простить его.
Нет.
Пока мы любим, нам кажется, что все можно принять и простить, но когда чувства притупились, или совсем умерли, начинаешь осознавать реальность.
А любила ли я его?
Я любила в нем образ Ветра, который сама придумала.
А он сам… Он всегда был чужим.
Наверное, стоило пройти через этот ад, чтобы это понять.

Все, рано или поздно, имеет свойство заканчиваться.

Он отвечает взаимно, но заключенному верить тоже как то не хотелось бы С тех пор как он на свободе, он мне сказал что …

OFF-LINE интервью с Борисом Стругацким
«За миллиард лет до конца света»

1. Вопрос: Уважаемый Борис Натанович! Огромное спасибо за ваши книги (целиком согласна с теми восторженными словами, которые есть в письмах). У меня есть несколько вопросов к вам: во-первых, слова из «Миллиарда лет. » – «Сказали мне, что эта дорога меня приведет к океану смерти, и я с полпути повернул обратно. » – это ваши слова или цитата, и если да, то чья?

Тина
С.-Петербург, Россия — 03/31/99 19:38:39 MSK

Это стихотворение «Трусость» японской поэтессы Ёсано Акико (1878-1941). Наш Вечеровский цитирует эти стихи не совсем точно.

2. Вопрос: 2. Не Ваши ли стихи цитирует Вечеровский в «Миллиард лет», а если и не Ваши, то в какой степени оригинал стилизован?

Сергей
Алма-Ата, Казахстан — 04/12/99 00:04:45 MSK

Вечеровский, насколько я помню, цитирует Аполлинера, Ёсано Акико, Киплинга, Окуджаву. Некоторые стихи цитирует абсолютно точно, некоторые «приспосабливает» к ситуации. Наших стихов там, по-моему, нет. Скорее всего, нет.

3. Вопрос: Уважаемый Борис Натанович, не могли бы Вы написать о происхождении следующих строк в «За миллиард лет до конца света», произнесенных Вечеровским:
«Потому, что век наш весь в черном, он носит цилиндр высокий, и все-таки мы продолжаем бежать, а затем, когда бьет на часах бездействия час и час отстраненья от дел повседневных, тогда приходит к нам раздвоенье, и мы ни о чем не мечтаем. »
Принадлежат ли эти строчки перу АБС, или это цитата из стихотворенья (в таком случае чьё)?

Artem
Moscow, Россия — 05/12/99 22:57:51 MSK


Это стихи Гийома Аполлинера – отрывок из стихотворения, начинающегося словами «Звуки рога. ».

4. Вопрос: (лукаво)
Борис Натанович!
Расскажите общественности анекдот о двух петухах.

Patric Wytt
Iceland — 12/16/99 19:27:56 MSK

Не хотелось бы рассказывать малоприличные анекдоты в приличном обществе. К тому же анекдот старый. ОЧЕНЬ старый. Не хотелось бы рассказывать симпатичным и ни в чем не повинным людям ОЧЕНЬ СТАРЫЕ анекдоты.

5. Вопрос: Уважаемый Борис Натанович!
У меня к Вам несколько вопросов по эпиграфам:
1. «. сказали мне, что эта дорога ведёт к океану зла. и с тех пор всё тянутся передо мною глухие, кривые, окольные тропы. » Я не уверен в точности цитаты, но надеюсь, что узнать можно. Откуда это? Не оставляет ощущение, что я это где-то видел. Или это Вы сами придумали?

Александр
Чикаго, США — 01/02/00 20:01:45 MSK

Это – слегка переделанное нами стихотворение японской поэтессы Ёсано Акико «Трусость».

6. Вопрос: Дорогой и всемиуважаемый Борис Натанович!
Малянов был на пороге эпохального открытия (М-полости). Не перекликается ли это открытие, которое тянуло по мнению героя на Нобелевку, с каким-нибудь Вашим открытием в астрофизике?

Говорун
Третий Рим, Россия — 03/07/00 18:11:48 MSK

Открытие Малянова не было эпохальным. Он получил некий нетривиальный теоретический результат, позволяющий объяснить кое-какие наблюдаемые факты. Почему Гомеостатическое Мироздание так на него ополчилось, – вопрос темный (о чем, впрочем, прямо говорится и в повести). Терминология, используемая Маляновым, действительно перекликается с одной моей (незаконченной) работой о поведении звезды, проходящей сквозь газо-пылевое облако. Правда, это у меня была не астрофизика, а скорее, звездная динамика.

7. Вопрос: Уважаемый Борис Натанович,
много лет (почти полжизни, а мне уже 20 :)) меня мучает вопрос:
откуда взяты строчки, которые цитирует Вечеровский в «Миллиарде лет. »: Сказали мне, что эта дорога ведет к океану смерти. и т.д.?
Более того, я эти строки предпослала реферату об Эдипе, так что теперь этим же озадачен и мой преподаватель по зар. лит. Ему кажется, что это что-то японское. А мне кажется, что ваше (АБС). Кто прав?

Татьяна
Троицк, Россия — 03/15/00 17:41:03 MSK

Это стихотворение японской поэтессы Ёсано Акико. Называется – «Трусость». Мы немного переделали его для наших нужд.

8. Вопрос: Уважаемый Борис Натанович!
В первую очередь пользуюсь случаем выразить Вам огромную благодарность за Ваши книги.
И вопрос, навеянный несколькими более ранними вопросами: а как Вы относитесь к Малянову? Как Вы вообще относитесь к тем, кто «перестал бренчать»? И как повел бы себя Вечеровский, будь у него сын?

Solomatin Sergey
Omaha, USA — 03/20/00 16:15:56 MSK

Я отношусь к этим людям с величайшим сочувствием и пониманием. Я даже Вайнгартена, на самом деле, не способен осудить, хотя, казалось бы, человек не просто сдался, а «продал себя». Вечеровский же, я думаю, попав в ситуацию Малянова, сдался бы точно так же, как и Малянов. И как ЛЮБОЙ нормальный человек в такой ситуации.

9. Вопрос: Добрый день, Борис Натанович!
Как по-Вашему, отдал все-таки Малянов свою папку Вечеровскому, или нет?

Мурад
Баку, Азербайджан — 03/26/00 18:29:20 MSD

Думаю, все-таки отдал. Куда деваться?

10. Вопрос: Я думаю, все возможные вопросы задавались неоднократно. И все-таки, почему вы решили вплести в лейтмотив «Миллиарда лет» стихотворение Есано Акико, опустив при этом название этого стиха?

Илья
Россия — 04/14/00 15:43:20 MSD

Этот прием называется «скрытое цитирование». Прием, достаточно рапространенный и весьма эффективный. Приводить в подобных случаях точную ссылку означало бы несколько снизить уровень художественности текста, – взгляд квалифицированного читателя спотыкается, как правило, на такую ссылку, и это, пусть на мгновение, но отвлекает его от текста и снижает градус сопереживания. Во всяком случае, со мной это происходит именно так, и мне очень не нравится, когда в романе появляется прекрасное, созвучное событиям стихотворение – и тут же, вдруг, ни с того, ни с сего, ни в лад, ни в попад: «звездочка» и – внизу страницы – ссылка: «Шекспир, сонет номер пятнадцать, перевод Шишкиной-Коперник». На кой черт, спрашивается, надо мне сейчас, именно сейчас, когда я вместе с героем плачу над прекрасными строками, узнавать, чьи это именно за строки и чей перевод? АБС, как правило, пользовались именно «скрытым цитированием», хотя – под давлением редакторов – приходилось иногда делать и сноски, что нам всегда чрезвычайно не нравилось.

11. Вопрос: 3. Повесть «Миллиард лет до конца света» имеет подзаголовок: «Рукопись, найденная при странных обстоятельствах». Означает ли это, что у Вечеровского ничего не получилось, и судьба его была трагична?

Леонид Бунич
Москва, Россия — 04/21/00 16:42:29 MSD

Подзаголовок оставляет вдумчивому читателю полную и неограниченную свободу домысливать, как там у них все произошло, кто уцелел, кто нет, и вообще – при каких именно «странных обстоятельствах» была обнаружена эта рукопись. А то, что судьба Вечеровского была трагична, я гарантирую Вам независимо от подзаголовка.

12. Вопрос: Глубокоуважаемый Борис Натанович!
Я тут перечитывал «За миллиард лет до конца света» и обнаружил одну непонятную мне вещь. Скажите, пожалуйста, кто такой «тонтон-макут»?

Говорун
Третий Рим, Россия — 04/22/00 23:10:10 MSD

Тонтон-макуты – это страшная тайная полиция гаитянского диктатора Дювалье («папы Дока»). Рекомендую Вам прочитать роман Грэма Грина «Комедианты» – там о тонтон-макутах написано предостаточно.

13. Вопрос: Борис Натанович!
1. Регулярно перечитывая «За миллиард лет. », каждый раз не могу отделаться от ощущения, что эта вещь не является «плодом чистой фантазии», а имеет какую-то скрытую(ые) предисторию из реальной жизни. По крайней мере, натыкаясь в различных источниках на описание ситуаций, удивительно напоминающих изложенное в повести, постепенно понял, что перестаю относиться к ней, как к фантастическому произведению.
Что Вы можете сказать по этому поводу?

Николай
С.-Петербург, Россия — 04/27/00 21:47:04 MSD

Многие из читателей утверждали, что события, описанные в зМЛдКС, происходили именно с ними, и приводили соответствующие примеры. Совпадение – случайное. Однако же, видимо, это типичная ситуация, когда человеку не дают делать его дело самые разнообразные привходящие обстоятельства, зачастую на вид просто-таки фантастические. Эмоционально, повесть эта была реакцией авторов на жесткий и крайне неприятный контакт с КГБ, имевший место в середине 1974 года.

14. Вопрос: Борис Натанович, хочу сказать вам огромное спасибо за ваши произведения, как говорят, «любимые сказки м.н.с.-ов». А спросить я хочу вот что:
1) Как вам пришла в голову идея вышеозначенного произведения («За миллиард лет до конца света»)? Так сказать, где истоки?

Александр
Уфа, Россия — 06/01/00 00:38:44 MSD

Боюсь, теперь уже не удастся восстановить, как все это придумывалось. Помню только, что сначала мы фантазировали что-то насчет прорыва в преисподнюю: как сегодня люди обнаруживают вдруг вход в Ад и решают туда прорваться в чисто исследовательских целях.

15. Вопрос: 2) Как планировалось использовать инертность гомеостазиса? И если инерция есть, то нельзя ли разогнать этот гомеостазис? Или он обладает инертностью, но не инерцией, т.е. аналогичен в какой-то степени индукционному току?

Александр
Уфа, Россия — 06/01/00 00:39:18 MSD

Извините великодушно, но мы никогда не анализировали гипотезу о Гомеостатическом Мироздании сколько-нибудь серьезно. Для нас все это было лишь фоном, неким наукообразным фундаментом ситуации Главного Выбора: как надлежит вести себя человеку под невыносимым давлением. Для нас зМЛдКС всегда была не более, чем аллегорией, а прототипом описанной там ситуации был совершенно реальный и жесткий «контакт» с ГБ, в котором (контакте) БНС оказался в середине 1974-го.

16. Вопрос: А вообще спросить я хотел вот что. Как у Вас родилась идея написать «За миллиард лет до конца света» в такой форме – с полфразы начиная и так же обрывая? Эффект, конечно, мощнейший – такая почва для воображения!

Влад
Краснодар, Россия — 06/12/00 15:30:04 MSD

На вопрос такого рода ответить, как правило, невозможно. Такие идеи рождаются спонтанно, путем перебора энного количества вариантов. Причем, с какого именно варианта начался этот перебор, установить уже никто из авторов не в силах – он, этот вариант, давно и надежно забыт.

17. Вопрос: Еще вопрос – Вам доводилось в жизни самому попадать под удар «Гомеостатического мироздания»? Или, может, не под удар, а наоборот? Я имею в виду такие ситуации, когда даже атеист начинает верить в злой рок или чудо.

Влад
Краснодар, Россия — 06/12/00 15:30:41 MSD

Я уже писал здесь, кажется, что «За миллиард лет. » был для нас аллегорической историей о жестком и крайне неприятном контакте с ГБ, каковой контакт произошел у БНСа в середине 70-х. Так что злой рок здесь совсем не при чем.

18. Вопрос: Здравствуйте, Борис Натанович!
Два вопроса с вашего позволения.
1) Есть ли среди ваших знакомых кто-то, кто послужил основой характера Вечеровского, или же этот идеальный человек (на мой взгляд) придуман от начала и до конца.

Мурад
Баку, Азербайджан — 06/12/00 16:27:36 MSD

У Вечеровского даже два прототипа. Один дал Вечеровскому внешность, другой – манеру поведения. Оба – крупные ученые, между прочим.

19. Вопрос: Приветствую Вас, Борис Натанович.
У меня к Вам такой вопрос: В повести «Миллиард лет до конца света» фигурирует некий гомеостазис, который противодействует развитию научной мысли (это грубое определение) и прогрессу вообще. Как Вам виделась природа этого явления: подобно большому и тяжелому маховику или подобно некой весьма вязкой субстанции? Ведь если это маховик, то использовать само явление можно, но если вязкая субстанция, то собственно уже затруднительно.

Alexander Wanderer
Россия — 06/16/00 16:10:39 MSD

Скорее, мы представляли его себе как некий квазистохастический процесс – что-то вроде погони человека за комаром.

20. Вопрос: Уважаемый Борис Натанович!
20 лет читаю и перечитываю Ваши с АН книги. Обрадую ли, но припишу, что не только. Спасибо за Ваши ответы, многое становится прозрачным и ясным, а кое-что и вовсе таинственным.
В «Миллиарде. » есть один эпизод, когда повествование в третьем лице о Малянове на несколько строк «перебивается» фразами от первого лица. «Наемся и напьюсь, подумал я с веселой яростью».
Спустя несколько строк в ответ на трезвый вопрос Вайнгартена «Малянов поперхнулся». Может быть, это вызвано тем, что эту самую рукопись пишет «отстраненно» сам Малянов, иногда безотчетно ошибаясь в «направлении» повествования? Мучает загадка.

Вадим Никонов
Ставрополь, Россия — 06/22/00 15:02:01 MSD

Ну конечно же. Рукопись пишет Малянов (где? когда? в какой ситуации? – загадка!). Начинает как бы отстраненно – о себе, но от третьего лица, потом где-то срывается, забывает о своей отстраненности, переходит на первое, потом снова на третье и в конце концов окончательно на третье. Так и было задумано.

21. Вопрос: А настоящий вопрос такой:
В «Миллиарде. » атмосфера буквально пропитана *черным* страхом (по-моему, страшнее было только у Гоголя в «Портрете»). Это и неудивительно – к Малянову такой «подход» был. К Малянову один, к Вайнгартену – совсем другой, к Захару – третий. А откуда гомеостатическое мироздание знает, кого чем взять можно? Вот Вечеровский утверждает, что оно слепо, а тут такой аккуратный выбор методов.

Чайченец Семен
Оксфорд, Великобритания — 06/29/00 14:16:53 MSD

Не такой уж и аккуратный! Мироздание действует методом проб и ошибок, как человек, который охотится за комаром. («Убить я его, может быть, и не убил, но здоровье у него уже не то. ») Мы видим, как правило, только «удачные» попадания, а сколько их неудачных, нелепых, бессмысленных? Вроде того дерева, что вымахало у Малянова во дворе? Мы просто не знаем о них ничего, они – вне поля зрения героев. По-моему, в повести все это обсуждается и излагается. Разве нет? Давно не перечитывал.

22. Вопрос: Здравствуйте, уважаемый Борис Натанович!
Каждый раз, перечитывая «За миллиард лет до конца света», пытаюсь «привязать» повествование к какому-либо реальному месту в Ленинграде.
В тексте есть упоминания:
а) «. пойти на Московский. но. тащиться туда далеко»;
б) адрес на бланке стола заказов – «Улица Героев. » (так раньше называлось начало Ленинского проспекта, кажется);
в) номер телефона Малянова, упоминаемый в тексте, – 93-98-07, а это, по-моему, Московский район до перехода на семизначные номера.
Похоже, что место действия – район площади Конституции.
А существовал ли на самом деле двор (дом, квартира), описанный в романе?

Сергей Александров
СПб, Россия — 06/29/00 14:58:44 MSD

Все очень просто. Действие повести происходит в том самом доме, где я живу с 1964 года. Угол Победы и Варшавской. Большинство названий улиц-площадей (но не все!) в повести выдуманы.

23. Вопрос: Осмелюсь задать два вопроса сразу:
Были ли у Вас какие-либо фактические события, которые позволили придумать сюжет для «За миллиард лет. »?

Дибутилфталат
Toronto, Canada — 08/18/00 20:09:57 MSK

Я уже отвечал на этот вопрос. Непосредственным (эмоциональным) толчком к созданию зМЛдКС послужил в высшей степени неприятный (хотя и оставший без серьезных последствий) контакт БНС с КГБ в середине 70-х.

24. Вопрос: Почему гомеостазис должен был иметь внешние проявления? Ведь человек – тоже часть Вселенной и его подсознание может устроить все возможные неприятности и так. Отвратить его от «опасного» пути менее эффектными и более эффективными способами. Например, Изобретатель тихо спился или сменил профессию, чтобы заработать на жизнь.

Дибутилфталат
Toronto, Canada — 08/18/00 20:10:19 MSK

Насколько я помню, такого рода возможные воздействия Гомеостатического Мироздания на своих подопечных в повести тоже упоминались и рассматривались, только мельком, – именно в силу своей меньшей эффектности.

25. Вопрос: Вопрос на тему «За Миллиард Лет». В интервью была затронута идея о выборе Малянова – простой-то ведь выбор. Очевидный для «обыкновенного» человека. А ведь у Вечеровского тоже был выбор, и гораздо более тяжелый – он выбрал быть совсем одиноким (может, и бессознательно), чтобы у него не было слабых точек, чтоб некем было его шантажировать. А это ведь труднее всего – отказаться от тепла. Когда тебя некем шантажировать, тебе не с кем разделить жизнь. Согласны?

Daniil Khaykis
New York (do etogo, Izhevsk), USA — 08/22/00 05:36:56 MSK

Да, конечно. Но в жизни некоторых людей возникают иногда ситуации, когда хочется «быть совсем одиноким». Например, если ты сидишь в окопе под обстрелом.

26. Вопрос: Здравствуйте, Уважаемый Борис Натанович!
У меня вопрос, наверное, наивный. Но меня он волнует и мне всегда хотелось знать: разве у Малянова был выбор, то есть я хочу сказать, что Вечеровский – он один, и отвечает только за себя, за свою жизнь. А у Малянова семья и СЫН! И «вселенский гомеостаз» фактически угрожал его ребенку. Как бы он смог работать и жить дальше, зная, что его работа и борьба стали причиной зла, причиненного его сыну!

Даша
Москва, Россия — 09/25/00 21:55:01 MSK

Так он, как видите, и не смог. И сделал тот единственный выбор, который и должен был сделать. Какою ценой – вот вопрос. Впрочем, в тексте все это есть, и добавить здесь что-нибудь еще я просто не в состоянии.

27. Вопрос: Здравствуйте, Борис Натанович!
Как-то, отвечая на мой вопрос, Вы сказали, что характер Вечеровского создавался из реально существующих ученых с мировым именем. Не будет ли с моей стороны нескромно просить назвать этих ученых.
Или хотя бы намекнуть.

Мурад
Баку, Азербайджан — 10/04/00 22:55:40 MSK

По этому поводу Оскар Уайльд очень точно сказал: «Не бывает нескромных вопросов. Бывают нескромные ответы». Не хочу быть нескромным.

28. Вопрос: Какую книгу дал Снеговой Малянову?

Юлия Петрова
Москва, Россия — 10/16/00 22:08:42 MSK

Это несущественно. Ну, пусть, например, это будет «Кубические формы» Ю.Манина.

29. Вопрос: Чьи стихи читает Фил? Я не очень люблю стихи, но эти мне очень нравятся!

Юлия Петрова
Москва, Россия — 10/16/00 22:08:45 MSK

Он читает, помнится, Аполлинера, Окуджаву, одного нашего знакомого, пожелавшего остаться неизвестным. Киплинга, кажется.

30. Вопрос: Уважаемый Борис Натанович,
Спасибо за Ваши изумительные книги. У меня немного, может быть, «детский» вопрос по поводу «За миллиард лет до конца света». Возник некий философский спор, в котором я высказалась в том смысле, что Ваши герои и их противостояние – на самом деле противоборство свободной научной мысли и бюрократизма, а вовсе не суперфантастический боевик о сверхцивилизации. Я сказала, что «гости» и их деятельность – это олицетворение всего того, что попросту тормозит научную мысль (или тормозило в СССР) в нашей стране (бумажки, чиновники, финансирование и т.д.).

Анна Элинсон
Москва, Россия — 11/16/00 22:42:24 MSK

Вы безусловно правы. Сверхзадача нашей повести формулировалась авторами (почти) так же.

31. Вопрос: Мои оппоненты были уязвлены и вступили в защиту фантастических событий. Но ведь Вечеровский сам опровергает «фантастичекую» гипотезу Вайнгартена. Что же Вы имели в виду, описывая фантастичские события в этой книге?

Анна Элинсон
Москва, Россия — 11/16/00 22:42:40 MSK

Ваши оппоненты тоже не слишком заблуждаются. Чисто «научно-фантастическое» толкование событий тоже имеет право на существование. Такое «двухслойное» понимание повести было изначально задумано авторами, ибо «главная» идея была в те времена нецензурна и нам приходилось маскировать ее чисто НФ-выдумками.

Он отвечает взаимно, но заключенному верить тоже как то не хотелось бы С тех пор как он на свободе, он мне сказал что …

Белым листом твои чувства встревожены.
И грядущее манит счастливым концом,
Где мечты уж, в событиях – все расположены;
И где ты, в просветлении, сияешь лицом.

О, как ты изящна в своём отношении
К ненаписанной жизни! Как мягко душой
Погладила разум безумным решением –
Вопреки всему свету, быть рядом со мной.

И, как будто, листок представляется новым –
Перевесившим буквы, слова и штрихи.
Я вгляделся попристальней – в нём все готово:
Названия, правила, нежность, стихи.

Это наша Любовь, в сцеплении с временем,
Не желая стремиться в потоке людском –
Из строки, белоснежным, изумленным лебедем –
Вырывается ввысь, над реалом и сном…
Читать полностью »»

Истории любви »»

О любви, о любви и ещё раз о любви!

Мы летим в Вечный город! Глядя в иллюминатор вспоминаю, как пять с половиной лет назад в первый раз отправилась на туристическом автобусе в предместье Римини. Одна. Мои сердечные дела тогда были в полном расстройстве и, провожавший меня из Франкфурта давний друг Инар, подыскивая слова утешения, сказал, что я обязательно ещё поеду в Италию и не в одиночестве, а со своим любимым, полечу на самолёте, преодолевая границы и расстояния.

Наверняка он уже не помнит этого, а ведь его слова оказались пророческими: в Италии я бывала с мужем уже неоднократно, изъездила её вдоль и поперёк и теперь из Сицилии лечу в Рим! Чего я жду от города, которому историк Аммиан Марцеллин предсказал бессмертие? Ничего особенного. Просто увидеть столицу некогда великой Римской империи, зайти в Ватикан (самое маленькое официально признанное государство), впитать особую атмосферу легкости и беспечности Вечного города.

Проза о любви »»

Три тысячи километров до счастья

Сюжет основан на реальных событиях.

Он не спал уже третью ночь подряд. Ложился, как обычно, около полуночи, натягивал на себя стёганое одеяло, закрывал глаза, но сон не шёл. Ворочался, считал баранов, пока не сознавал себя тем самым бараном, после чего вставал, выходил курить, топтался на крыльце, возвращался в дом, ложился и снова по кругу… Бесполезно, – думал он, – ничего не помогает, потому что упрямый как козёл. В гороскопе пишут Ко-зе-рог! Да, рогов ого-го. И Тигр, хотя какой тигр? У тигра рога не растут…

После смерти жены он частенько томился без сна час-другой, но чтобы так! А как тут уснёшь?! – бесился он, – кто бы сумел давить храпака, зная, что послезавтра его ждёт самоубийство при отягчающих обстоятельствах?! Настоящее самоубийство, форменный суицид! Каким ещё словом можно это назвать, когда обычный пенсионер, подрабатывающий сутки через трое сторожем на вокзале, влюбляется в молодую бабёнку, фигуристую, грамотную, но главное замужнюю и живущую не где-нибудь, а в Мюнхене! Разве это не самоубийство, ехать при всех этих отягчающих обстоятельствах к ней и не только чтобы увидеть, а предложить руку и сердце?!
Читать полностью »»

Тесты на любовь »»

Пройдите наши тесты на любовь и узнайте о себе больше!
Все тесты составлены профессиональными психологами

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Звёздный стиль - женский сайт