Он родился 1983 года 23-его февраля, в 645 утра, Армения- г. Кировакан, живёт сейчас в России-


Содержание

Сегодня весь Армянский мир поминает жертв землетрясения 1988 года

7 декабря 1988 года весь мир узнал о страшной трагедии — землетрясении в Армении, которое унесло жизни 25 тысяч человек. Землетрясение 1988 года, которое известно также как Спитакское землетрясение охватило более 40% территории республики. Пострадал 21 город и район, 342 деревни, 58 из которых полностью были разрушены.

Михаил Кириллов – автор нескольких романов — доктор медицинских наук, профессор, полковник медицинской службы в отставке, профессор Саратовского военно-медицинского института, «Заслуженный врач России». В «Дневнике врача» представлены впечатления участника интернациональной помощи армянскому народу в дни его трагедии, вызванной крупнейшим землетрясением 7 декабря 1988 г. В нем приведены описания хирургической и терапевтической патологии у пострадавших. Автор «Дневника» был одним из специалистов, которые вошли тогда в группу усиления МО СССР и работали в составе военных и гражданских лечебных учреждений как в зоне землетрясения в Ереване, так и в Центре страны. Личные впечатления о событиях того времени, о горе и трудностях людей, о неблагоприятной межнациональной ситуации в Закавказье, которой сопровождалась трагедия декабря 1988 г., легли в основу предлагаемых читателю дневниковых записей, сделанных рукой врача.

23.12.1988 г. Получено указание из Москвы выехать в Ереван для работы с пострадавшими при землетрясении. Вылететь немедленно не удалось: все борта заняты. Снял бронь на 27-е.

27.12. Раннее утро. Саратовский аэропорт. Полно армян. Можно подумать, что Армения начинается уже в Саратове. Раньше никогда не обращал внимания: грузин, азербайджанец, армянин. А ведь, действительно, национальные особенности лиц, поведения, речи так отчетливы, что не видеть этого — «интернациональная» слепота.

Диаспора сжалась как пружина. Это нужно пропустить через себя, только тогда поймешь. А у русских это чувство (явление национального сжатия) возможно? Было ли это? Разве что Москва в 41-м.

Стая черных птиц с гортанными криками низко пронеслась над аэровокзалом. Может быть, армянская птичья колония снялась? В эти дни армянская тема неизбежна. Она струится. …

Ереванский аэропорт — Звартнотц, тот самый. Весь — в снегу. У ступенек трапа меня неожиданно встречают. Капитан Пучиньян, выпускник факультета 1981 г. Он ожидал передачи из Саратова, но оказии не получилось, зато мне повезло — я в Ереване впервые.

Аэропорт забит самолетами, нашими и иностранных компаний. Запомнился иракский ИЛ-76 зеленого цвета. Стены в здании аэровокзала заклеены объявлениями о порядке приема беженцев, фотографиями пропавших без вести. Народу — масса. Беспрестанное движение. Небритые мужчины, нервные женщины на узлах и чемоданах, орущие дети. Ноев ковчег. Призванные из запаса рязанские мужики в мятых нескладных шинелях и кирзовых сапогах.

Едем на автобусе, потом на троллейбусе. Город в глубоком снегу. Рыхло, влажно, снежно, красиво. На тротуарах, у остановок—мужчины в длинных черных пальто типа демисезонных с небольшим воротничком. Белое кашне. Черные шляпы. Стиль ретро. Что-то от парижских бульваров 20-х гг. Неожиданно замечаешь, что все здесь спокойно, ровно. на 20-й день после смерти. Молодежь форсит и веселится, школьники лупят друг друга снежками, подростки гогочут, старички степенно прогуливаются. В магазине сосиски, сардельки, масло. Однако картина неполна. Театральная площадь. Серая громада театра. На всех входах и выходах — БМП, солдаты в касках по внешнему периметру, в театре — казарма. Все это режет глаз.

Прибыли в госпиталь — большое каменное здание из розового туфа. Представился начальнику штаба группы усиления — доктору Г. А. Костюку, которого знал еще по Афганистану, и начальнику госпиталя — Геннадию Ивановичу Смышляеву. Коротко разобрался в положении дел. В зоне продолжаются восстановительные работы, в городе неспокойно, особенно по вечерам и ночью. С 10 вечера действует комендантский час. Сегодня был какой-то конфликт, обещают, что будет и завтра. Предупредили о нежелательности прогулок в город. В госпитале — около 150 раненых. Начиная с 22.12., часть из ранее поступивших группами переведена в Ленинград, в ВМА им. С. М. Кирова, часть в Москву — в госпиталь им. Н. Н. Бурденко. Подготавливаются и другие. Только что убыли главные специалисты — профессора Э. А. Нечаев и В. Т. Ивашкин, работавшие здесь с 8.12. Моя роль, как это и определено ЦВМУ, замещать главного терапевта на данном отрезке работы.

Разместили на жилье в люксе — в отдельной палате Ереванского института курортологии и физиотерапии, расположенного на узенькой улице им. братьев Орбели, неподалеку от госпиталя. Номер с лоджией. С высоты четвертого этажа хорошо видна панорама Еревана. Внизу — глубокий овраг, на дне которого в снежных берегах бьется Раздан. На противоположном берегу на вершине холма возвышается острый шпиль — памятная стела в честь миллионов армян, вырезанных в 1915 г. в Восточной Турции.

В номере холодно, но если плотно прикрыть балконную дверь, то становится как будто ничего. Есть стол, удобный для работы, телевизор. Поселившие меня женщины-армянки были очень внимательны, с уважением вспомнили, что здесь, до меня, жил главный хирург госпиталя им. Бурденко — В. Г. Брюсов. Институт за месяц до землетрясения был поставлен на капитальный ремонт. Больных выписали, но персонал регулярно ходил на работу. Начиная с 8.12. здание отдали под общежитие для врачей и сестер, прибывших из Ленинграда и Москвы. И к моему приезду здесь жили еще более двух десятков человек. Крыша над головой есть — можно включаться в работу.

Вернулся в госпиталь. С подполковником медицинской службы В. М. Емельяненко — преподавателем-терапевтом из ВМА — обошли все этажи. И в реанимационном, и в хирургическом, и в терапевтическом, и в неврологическом отделениях — повсюду раненые. В большинстве случаев поступившие с 7 по 11.12., реже переведенные позже из других больниц Еревана и республики. Были и те, что пострадали уже в ходе спасательно-восстановительных работ, — шоферы, летчики.

В палатах тесно, грязно, прохладно. Небритые мужики-армяне, грузные армянки. Похудевшие, бледные, но поправляющиеся. Тяжелые, те, что не умерли, — в реанимации. Часть больных выписана, часть отправлена в Москву, Ленинград, Омск. Сегодня отправили 11 чел., назавтра подготовлено столько же. Отправляют «Спасателем». Полагают, что к 5.10.01. госпиталь в основном освободится. Но работы еще много. И у меня появляются первые больные.

Армянин, которого откопали в Ленинакане с переломами ног, поправляется и несколько эйфорично, со слезами на глазах громко благодарит русский народ и русских врачей.

На койке сидит полная женщина, расчесывает полуседые волосы. Ее история такова: она кассир в магазине, сидела у своей конторки на 1-м этаже. В один миг рухнуло 9-этажное здание, ее завалило. Лежала в завале, отделавшись ушибами, пока на 9-й день не откопали. Частенько плачет.

Рядом лежит другая. Ее с грудным ребенком завалило в доме. На 5-й день, лежа на ней, ребенок умер, все плакал. А ее с позиционным синдромом на 9-й день отрыли.

Быстро темнеет: декабрь. В штабе группы сидит народ, звонят телефоны, составляются и передаются сводки, обсуждаются новости, сменяются дежурные. Прибыл С. Б. Коробов — из лечебного отдела ЦВМУ, теперь он возглавит деятельность остающейся части группы усиления, работающей как в госпитале, так и в других стационарах Еревана, а также в зоне. Ужинаем в пищеблоке госпиталя. Холодище: сидим в шинелях, все холодное, кроме чая. Вечером, несмотря на предостережения, пошел на почту. Никогда за всю свою жизнь, если не считать Афганистана, не ходил по вечернему городу, как в разведку, вглядываясь и оглядываясь. И всего-то — телеграмму послать.

Заглянув в штаб, побрёл к себе в номер, куда еще утром забросил вещи. Залез под одеяло в спортивном костюме. День позади. Ясно: предстоит поработать с ранеными, особенно с теми, кто перенес синдром длительного раздавливания (СДР), взять под наблюдение реанимационную, посетить больницу Эребуни — госпиталь для септической травмы, съездить в медицинские учреждения Ленинакана и Спитака, заняться архивом — историями болезни тех пострадавших, которых в госпитале уже нет.

Над моей головой в номере — портрет Иоганна Фридриха Шиллера (1759—1805 гг.). Это обязывает.

28.12. Утром —20°. Розовый туф и чистый снег. Дома с верандами, лесенками, мансардами, широкими балконами. На балконах висит белье, простыни, тюлевые занавеси. Молодая женщина отдирает белье, примерзшее к веревкам. Утренняя конференция. Унылая сводка о поступивших и выбывших. Перепалка по поводу воровства продуктов у пострадавших. Раздражение: чувствуется, люди устали, работа была напряженнейшая все эти три недели. Начальник госпиталя — грузный, спокойный, медлительный добродушный человек с неизменной сигаретой во рту — до сих пор, с самого дня землетрясения, спит в госпитале на раскладушке.

Побывал в реанимационной на 4 койки. Оснащение обычное: ВЭКС, наркозный аппарат, «Фаза», кислород. Аппарат «искусственная почка» консервируется, хотя нефролог Николай Павлович Потехин и трансфузиолог Гранкин еще здесь. Из 220 пострадавших, поступивших в госпиталь, СДР отмечен примерно у 65, многим из них проводились сеансы гемодиализа.

Ночью умерли трое: вертолетчик — не дотянул до Ленинакана (не хватило бензина. Садился на склон, да неудачно, машина сорвалась и взорвалась); солдат с огнестрельной раной черепа; женщина, попавшая в аварию. Остался один: с политравмой (сотрясение головного мозга, перелом бедра). КамАЗ из Ленинакана сбил их машину. Поступил в госпиталь через 2 ч — привез таксист-армянин.

Команда: можно поехать в Спитак. Коробов берет меня. Долго ждали машину, но зато едем в великолепной черной «Волге». Долго пробираемся по городу: машин масса, людей полно. Такое впечатление, что никто не работает. Проезжаем театральную площадь. Как должно быть холодно солдату, стоящему здесь на посту.

Ереван — город на холмах, гор высоких не видно, тем более что постоянно висит смог. Шофер Вахтанг, красивый, толковый и разговорчивый парень, настроен доброжелательно. В разговоре выясняется, что отношение к военным разное: затаскивают в шашлычные, кормят, угощают, не считая затрат (особенно военных врачей), приглашают в гости, возят по городу, в целом очень благодарны и любят об этом громко заявлять вслух; другие — и их немало — открыто привязываются, провоцируют, требуют уйти из Армении. Слушаю, размышляю.

Спитак сейчас — самое больное место на планете. Уже чтобы прикоснуться к этому месту, стоило ехать сюда.

Дороги отличные, широкое шоссе неуклонно идет в горы. Движение транспорта напряженное. Подсчитал: на 100 м до 30—40 автомашин в обоих направлениях. Лес, доски, краны, бульдозеры на платформах, толь, цементные блоки. То и дело юркает «скорая помощь». Знакомые уже по телевидению и незнакомые разрушения. Они начинаются километров за 20 до Спитака, за Аштараком и Апараном. Сдвинуты крыши домов, обрушены стены, вывернуты камни, выщерблены парапеты дорог из туфа и мрамора. Полегли фермы. Чем ближе к Спитаку, тем обширнее и плотнее картина разрушений.

Перед въездом в город, раскинувшийся в лощине среди невысоких гор, покрытых глубоким снегом, горы каменного мусора. Здесь же расположилась автобаза. Основные улицы уже расчищены. Посты милиции при въезде и на каждом углу. Местного населения почти нет, практически одни мужчины. Целого современного здания — ни одного. Висят обрывки этажей. Дома с перебитым позвоночником, с выбитыми зубами, оскаленным кровавым ртом. На балконах и лоджиях подвешены связки лука, уже 20 дней висит белье. Обрушилась стена и обнажила анатомию квартир, в которые нельзя подняться. На оставшейся части пола новенький шифоньер, диван с подушками. Раздавленные блоками гаражей легковые машины, к которым 20 дней не наведываются хозяева. Полегли автобусные стоянки.

Контраст: солнце, горы, голубой снег, чистый воздух и гибель, смерть, тряпье, оборванные струны жизни. Покосившиеся фонари, выбитые стекла, осыпавшаяся черепица, продырявленные крыши. Холод, холод, обесчеловеченное жилье. Есть здания внешне целые, занавеси, стекла не выбиты, но в них не живут. Они опасны. Не видно собак.

Над городом как гимн — каменное величественное кладбище, которое пощадила стихия. У стен его сотни гробов — черных, белых — струганых, красных, детских, взрослых. Гробы лежат, стоят, громоздятся. Их явный избыток, хотя, по-видимому, еще не одна тысяча погибших не раскопана. Гробы уже начинают раздавать на доски для тамбуров к палаткам.

У выезда из города, по дороге на Кировакан, — железно-дорожная станция, пути, рабочие. Много бульдозеров, работают краны, загребают, насыпают. Здесь же стоянка грузовых машин. Барачные палатки. У костров— шоферы. Кипятят воду, пьют чай, греют руки. Раздают с борта буханки хлеба. Вытянулась очередь за водой: с водой плохо. Прямо под открытым небом — на заборе — аппараты междугородного телефона, и к ним — очередь. Народ понаехал со всего Союза, связь необходима.

За переездом — по одну сторону дороги — элеватор. Одна из шахт повреждена, ее собираются взрывать. Поговаривают, однако, что в подвалах еще могут быть люди. Зерно ссыпалось, перемешалось со снегом, его вывозят. По другую сторону; — госпитали — норвежский, югославский, из Литвы (на флагштоке — флаг буржуазной республики), наш — военно-полевой, развернутый здесь 23.12.- на смену медпункту, работавшему в составе группы усиления из ЦВМУ на стадионе с 8 по 23.12. В госпиталь мы, еще заедем, а сейчас — в Кировакан.

Это недалеко, вдоль железной дороги. Город гораздо лучше сохранился. Дымят трубы, дома живут. Смешанное, в том числе приезжее, население. Беженцы. Очереди в магазинах. Вокзал внешне цел, но внутренние блоки повалились. Местами — разрушенные или оставленные людьми дома. От Кировакана до Еревана 115 км. Возвращаемся в Спитак: чем ближе, тем больше разрушений. Ответвление на Степанован. Далее — г. Пушкин. Рассказывали о встрече в этих горах двух Александров Сергеевичей — Пушкина и Грибоедова.

Чтобы успеть проехать в горах, возвращаясь в Ереван до темноты, нужно спешить, но два часа еще есть. Госпиталь развенут в палатках—УСБ и УСТ. В каждой — печи. Чтобы усилить обогрев, печи имеют дополнительную железную оболочку, берегущую тепло. Уголь горит плохо. Жизнеобеспечение забирает до половины усилий коллектива. Развернуты и действуют приемное, хирургические отделения. Терапевтическое и инфекционное отделения отстают. Хирурги уже в тепле. Прошло всего четыре дня, а прием уже идет — солдаты, рабочие, шоферы, дети, женщины. Поступают с панарициями, флегмонами, абсцессами, ОРЗ, трахеобронхитом, переломами. Вчера сделали первую аппендэктомию.

Начальник госпиталя — подполковник медицинской службы Поляков. Начальник терапевтического отделения — майор медицинской службы Бучинский, выпускник нашего факультета 1975 г. Много беседовали с ним. Есть и другие выпускники (капитан Лисичек и другие). Трудностей много. Главное — жилье.

Обошел все палатки, беседовал с больными. В приемном отделении сидят две женщины с детьми. Обе армянки. У одной муж — танкист в Кировакане. Ждет его. Живет в Спитаке, в разрушенном доме, хотя это и опасно, так как толчки повторяются. Другая ютится у родных, всего лишившись, а уезжать боится. Дети кашляют, сопливят. Вместе с дежурным врачом послушали, дали лекарства. Хорошо бы горчичников, но их нет. Вроде все вопросы решили, а пациенты не уходят: хорошо сидеть в тепле, возле раскаленной печки и слушать радио. Пришел погреться рабочий-подрывник с элеватора. Они часто приходят. Чтобы тепло дольше не выходило, сделали тамбуры из досок. Для этой цели выбили на кладбище 90 гробов.

Прибыл начмед округа генерал Петр Петрович Коротких. Человек внимательный, доброжелательный, в то же время увлекающе-требовательный и конкретный. Я знал его раньше. Это хорошо, что на таком тяжелом округе (Баку, Грузия — теперь землетрясение) оказался эрудированный, мыслящий организатор. Его резиденция сейчас — Ленинакан. Все обошел, всех выслушал, шумно поругал, не унижая и присев на лавке в палатке-столовой, сказал: «Доставай бумагу и пиши!» Домики, шанцевый инструмент, вопросы связи, продовольственное снабжение (нач. прод. здесь — лейтенантик этого года выпуска. ). Рытье рвов: выявлен потенциальный очаг туляремии в районе Спитака. Летом это может обернуться бедой. Кстати, опасность доказана работающим в Спитаке коллективом из Саратовского НИИ «Микроб». Начальник госпиталя добросовестно записал распоряжения. А позже перекусили тем, что было, проводили Петра Петровича и уехали сами.

Вновь через мертвый Спитак с покосившимися вывесками и висящими балконами, с детскими игрушками в грудах камней.

Горы, горы. Дорога взбирается вверх серпантином. Едем на заходящее солнце. Так же как когда-то, когда служил в десантных войсках, возвращались с парашютных прыжков. Но страшная реальность состоит в том, что это же Спитак, а не просто госпиталь, автопарк, люди, машины на шоссе.

Беспокоит рассказ, услышанный от кого-то. Сын на развалинах дома услышал голос отца и матери, заваленных в глубине тяжелыми блоками. Сделать было ничего нельзя: не было техники. Трое суток беседовал с ними, пока отвечали. Раскопали на 5-й день (израильские спасатели), но уже мертвыми, хотя и без единой царапины. Этими трагедиями устлан здесь каждый метр.

На пологом заснеженном обрыве — остов сгоревшего КамАЗа, одна из многочисленных жертв помощи. Вчера в этих краях разбился вертолет. Едем на солнце и на Арарат — двугорбую вершину. Армянская святыня. Гора в Турции, а кажется — совсем рядом. Граница в двух шагах.

Вернулись затемно. Зашел в реанимационную. У раненого шофера с опрокинувшегося КамАЗа, которого видел утром, развилась жировая эмболия. Кома, одышка — до 50 в мин. Тахикардия, появилась желтуха, растет мочевина крови, увеличилась печень. В анализах — гипоксия и гипокапния. На фоне мозговой клиники формируется подострое легочное сердце. Подобные наблюдения у меня связаны и Кабульским госпиталем. Прогноз плохой.

В штабе не исключают возможность объявления тревоги. Побрел «домой». Улицы пустынны, 1—2 прохожих, в окнах редкие огни. Пришлось стучать в дверь, привратник уже закрылся.

29.12. Два полюса: самоотверженная работа травматологов, анестезиологов, специалистов различного профиля, прибывших для усиления госпиталя, и здесь же — среди санитарок — ворье: у больных берут продукты;, несут за ворота сумки с медикаментами (попадаются немногие). Госпиталь стал проходным двором: ходят родственники-армяне по коридорам и палатам в шапках, в пальто, как в какой-нибудь сельской больнице в саратовской глубинке. А тут еще официантку застали с солдатом за делом прямо в лифте грузовом.

В реанимацию поступил из терапевтического отделения больной Погосян, 60 лет. Землетрясение застало его на улице в Спитаке. Побежал, чтобы не попасть под обломки падающих зданий, упал и сломал бедро. 9.12. был доставлен в госпиталь, и дело пошло на поправку, два дня назад уже разрешили ходить по палате. Однако на фоне имевшейся у него патологии (диабет, хроническая почечная недостаточность) развивается инсульт, декомпенсируется диабет (ацетон в моче). В коме, состояние тяжелое.


Сестры в реанимационной деловые, опыт у них теперь, после пережитого с 7-го по нынешний день, колоссальный, фронтовые сестры. Из бесед с начальником госпиталя Геннадием Ивановичем Смышляевым, с травматологами (Магомедов и другие), с невропатологами (среди них — Алекберов, наш выпускник), с терапевтами (Федоряченко, Дубасов, Арзуманян), с начальником депо — Хабаровым и другими — постепенно вырисовывается картина первых двух-трех дней работы, особенно первого дня, когда госпиталь работал без группы усиления.

Г. И. Смышляев (в паузах между затяжками сигареты): «7.12. в 11.45 стол вдруг поехал в середину кабинета и откатился назад. Сообразили: звонок дежурному, чтобы выходили и вывозили из здания подальше, распоряжение о создании бригады для экстренной помощи. Выскочили на балкон. Дом качается — то к улице, то назад. Потом стихло. Через. 15 мин. звонок из округа,- «Сильное землетрясение, где — не ясно, ты подготовь бригаду на всякий случай». Через час: «Землетрясение в Кировакане и немного дальше. » Через три часа: «Ложные данные, на самом деле зона шире, по объему разрушений: в Ленинакане — до 60%, в Спитаке — 301%, в Кировакане — отдельные здания». А к этому времени бригада травматологов и анестезиологов уже работала в Кировакане. Уже к ночи 7.12. в госпиталь поступили первые 15 человек».

Травматолог госпиталя (русский, гражданский, с усами, очень разговорчивый. ): «. в первую ночь было особенно тяжело. И привезли-то всего 15—17 чел., а все сбились с ног и валились от усталости, а ведь везли и тащили вновь и вновь. Приемный покой маленький, заполнили вестибюль и лестничные пролеты носилками. Сортировка часто превращалась в нечто другое. Кто имел родственников, продвигался к операционному столу или к койке гораздо быстрее. Раненых клали на одеяла и проносили через двери еще до сортировки. А ничьи, крайне тяжелые, подчас оставались в вестибюле. Отделения были заставлены койками так плотно, что нельзя было поставить капельницы, вынести раненого на операцию или перевязку. Все этажи быстро превратились в караван-сарай. Гардероб не работал (гардеробщица сбежала в зону — искать своих родных), поэтому все шли в пальто и шапках. Все это, в том числе масса продуктов на окнах и на полу, страшно нервировало всех. Особенно страдал от этого и ругался главный хирург Брюсов. Но что можно было сделать, когда все хирурги были на пределе».

Терапевт госпиталя Владимир Иванович Федоряченко: «Первое, что сделали, — выписали или подготовили к выписке 60 терапевтических больных, остались несколько тяжелых. Отделение стало хирургическим. Стремились концентрировать в нем раненых, не требовавших больших вмешательств, без травматического шока, послеоперационных. Сестрам пришлось переквалифицироваться: перевязки, переливание крови, много процедурной работы. Терапевты — четверо госпитальных, а с 8—9.12. еще двое-трое : из группы усиления (Емельяненко, Горбаков, Шаталов) — работали в качестве консультантов, разбившись по отделениям. Открылась панорама разнообразной патологии внутренних органов при травме и СДР. Почечная, сердечная, дыхательная недостаточность, полисистемные изменения. Многое вновинку, приходилось спешно учиться. Многое зависело от нефролога, специалистов по гемодиализу (Потехин, Гранкин). Когда прекратйлось массовое поступление раненых (к 11—12.12.) и снизилась хирургическая активность (к 15—17.12.), у терапевтов только еще пошла работа. Много помогал Владимир Трофимович Ивашкин».

«Кроме официальных результатов в работе — записей в историях болезни, гораздо большее место занимала устная деятельность — утренние и вечерние врачебные конференции, совместные консультации различных специалистов, выработка совместных решений и т. п. Этого не восстановишь и всего не запишешь».

Приехала бригада из Тбилисского окружного госпиталя — помочь в работе. Среди них — анестезиолог-грузин, травматолог — Магомедов (наш выпускник 1984 г.), сестры.

В столовой помогала маме обслуживать нас Катенька — 2-й класс, в длинном официантском халатике.

Начал работу с историями болезни: их больше 200. Без тщательного анализа и этот материал пропадет, как пропал афганский.

В реанимационную перевели двух женщин: ухудшилось состояние. У одной ампутирована нога, а в зоне локтевой вены намечается тромбоз. Боли, лихорадка, одышка. Вторая — без ноги — все время плачет. Капризная, негативна, худая, изможденная, глаза провалились, беспомощная. Помочь ей трудно. Присоединилась пневмония, но дело в депрессии. Умер Погосян, так и не выйдя из уремической комы.

Рассказам пострадавших нет конца. Такое впечатление, будто рот от горя не открывается и вырывается хрип. «Сын погиб на 4-й день, дочь — на 6-й, мать вытащили на 11-й. Они не были придавлены особенно, но были в маленьком замкнутом пространстве. » «Возле развалин дома сидит группа людей, плачут. Оказывается, один из них сидит, а стопа его придавлена плитой. Вытащить ее невозможно без крана. Он тоже плачет». Странно, что люди не сходят с ума — ни там, в зоне, ни потом.

Армянские ребятишки удивительно красивы. Софочка на улице, невозможные глазищи, худенькая шейка выглядывает из школьной формы. За спиной ранец. 3-й класс. «Как четверть?» — «Ни одной пятерки. » По коридору терапевтического отделения безногий солдат на каталке возит мальчика лет семи, посадив его «в ноги». Оба страшно довольны. У мальчишки перебинтована голова (аутопластика раны головы).

После обеда в клубе госпиталя полковник Костюк дает концерт для выздоравливающих и для сотрудников. Концерт из собственных афганских песен. Слова, музыка и исполнение — автора. Вещи — многие — хорошие, особенно «О Ленинграде».

…Бреду по пустынной улице «домой». Впереди медленно идут мальчик лет тринадцати и девочка лет десяти. Мальчик тащит на спине рюкзак с бутылками из-под пепси-колы, девочка — коробку и сумку. Дошли до бордюра, прислонились отдохнуть. Эти армяне многого не наворуют. Бедняки. Скорее всего матери помогают, а может быть, беженцы. Это не те армяне, из-за которых все здесь так прогнило.

В три часа ночи постучали — тревога, в штаб с вещами. Оказывается, дали борт на Ленинград, а Костюк поднял всех. Поплелся домой: пусть будет 20 самолетов, только бы ситуация не осложнялась.

30.12. В 8.00. улетел самолет на Ленинград, увезя 10—15 специалистов группы усиления и до 10 раненых. Улетел и последний из терапевтов, работавших до меня. Штаб заметно поредел, но служба идет.

В реанимации — без перемен. Предположение о тромбозе локтевой вены, по-видимому, не подтверждается: больной явно лучше.

Госпитализируются уже и обычные терапевтические больные. Проконсультировал солдата с ревматоидным артритом и солдата по фамилии Симонян, который прибыл к родственникам в Ереван в связи с трагедией в семье и заболел пневмонией. Возле него дядя — доцент, мама — кардиолог и папа. Кормят с трех ложек. Мама училась в Москве. Очень успокоились, узнав, что я профессор.

Поехал в больницу Эребуни. Со мной в уазике девушка Давитян, студентка Ленинаканского педагогического института. Переводится из военного госпиталя в Эребуни из-за гнойного процесса в ране. Землетрясение застало их группу прямо в аудитории. Задавило упавшим потолком, но она удачно успела упасть под стол, придавило ей только предплечье. О судьбе группы ничего не знает. Одета плохонько, узелок в руке, да книга на армянском. Другая — на носилках, лет пятидесяти, тоже с нагноившейся раной, все время стонет. Когда подъехали к больнице, оказалось, что носилки тащить некому. Пришлось мне с шофером.

Как нельзя понять бесконечность, Вселенную, так нельзя почувствовать, выразить все горе армян! А ведь я еще не видел раздавленных детей. Для того чтобы это вобрать в себя и выразить, нужно быть или Шекспиром, Лермонтовым, Достоевским, или сумасшедшим.

Вечером посмотрел солдата Симоняна с пневмонией. Ему получше. Служит он в Краснодарском крае, службой доволен. Ему, конечно, «повезло», что заболел, побудет подольше со своими.

В штабе — Г. И. Смышляев, который так и живет в госпитале, С. Б. Коробов, начмед — армянин, дежурная служба. Телевизор, шахматишки, перекуры, свежезаваренный чай, разговоры. Обещают новое землетрясение в Армении — сегодня, 31-го, или 1-го. В Дилижане уже объявлена такая возможность. В приемном покое, в коридоре в штабе нет отбоя от «отпускников», прибывших на похороны, и т. п. Идут на все, только бы остаться. Какое-то нашествие.

Сгорел склад с медикаментами МЗ Армении. Об этом говорят, как о попытке скрыть следы воровства.

Перед самым землетрясением в Ленинакан был -переведен подполковник медицинской службы, перевез семью, и вся она погибла. Такие трагедии не единичны. Опубликовано интервью Язова против замалчивания роли армии, в том числе военно-медицинской службы, оказавшей наиболее раннюю и эффективную помощь пострадавшим в зоне.

31.12. Утром туман такой, что не видно противоположной стороны оврага, на дне которого течет Раздан. Солнце — как оловянный грош. Тихо, легкий морозец.

30-го отправили еще одну группу раненых, их переводят в центры протезирования: в пансионаты на Кавказском побережье. Армяне, пострадавшие, вылеченные, направляемые на реабилитацию в пансионаты, все время требуют: то Вильнюс, Рижское взморье, то, наоборот, только в Армении, причем требуют хорошее пальто, новую одежду, обувь, чуть поношенное не берут. Так и сидят на узлах в палатах, добиваясь своего. Замполит госпиталя с ног сбился, уговаривая их. Зато наши — только бы уехать, в любой одежде. Те, кто бывал в коллекторе вещей, собранных по всей стране и доставленных в Ереван, видел, как хищнически расхватывается лучшее совсем не для пострадавших. Все это вызывает недоумение и возмущение.

В реанимационной пополнение: ночью поступил майор, лет 35, с инфарктом миокарда и явлениями кардиогенного шока. Кожа влажная, бледен, тахикардия, давление снижено, но боль уже купирована, несколько эйфоричен. Думаю, все обойдется, но нужен строгий покой. Договорились об этом с ним с трудом. Интересно, что перенес землетрясение вместе с семьей, успели выскочить, но все имущество завалило. Пришлось бежать в часть, работы было много. Семью вместе с другими на следующий день отправили, пока не знает куда, как будто в Ростов, выбирать не приходилось. Не заметил в работе, как проскочили эти три недели, а вчера вдруг, после бани, так зажало сердце, что чуть не умер. Прежде никогда никаких болей в сердце не было. Это запоздалая расплата за нервное перенапряжение. Эти мины замедленного действия еще долго будут взрываться. А армянкам — полегче. После Нового года их вернут в плановое отделение.

У реанимационной есть хозяин — начальник. Но к пациентам он относится скорее как квартиросъёмщик. Ведут больных врачи из тех отделений, из которых они переведены в реанимацию. Странно. В Кабульском госпитале было рациональнее: специалисты привлекались, но вели раненых и отвечали за них анестезиологи.

Нужно сказать, что здесь многое напоминает Кабул, Афганистан, войну. Та же массовость трагедии народа, чудовищность и бессмысленность потерь, сходство проблематики травмы (политравма) и осложняющей ее патологии внутренних органов, психологический стресс, возможность привлечения и использования опыта организации хирургической и терапевтической помощи, опыта эвакуации раненых авиационным транспортом с использованием, в сущности, одних и тех же самолетов («Спасатель», «Скальпель»), даже просчеты те же (доминанта помощи центральных учреждений, недостаток кадров и аппаратуры). Люди — те же: Костюк, Косачёв, Лизанец, Ф. И. Комаров, Э. А. Нечаев. Даже медслужба «Спасателя» — та же.

По следам былых катастроф: Армения, Спитак, 1988 год

В среду 7 декабря 1988 года в 11:41 по местному времени на территории северной Армении, в то время республики в составе Советского Союза, произошло сильное землетрясение, известное во всем мире как Спитакское. Магнитуда землетрясения составляла 6,8 по шкале магнитуды поверхностных волн, а интенсивность землетрясения характеризуется в X баллов по шкале Медведева-Карника. Район, где произошло землетрясение, считается достаточно уязвимым для больших и разрушительных землетрясений в связи с нахождением в огромном сейсмическом поясе, протянувшемся от Альп до Гималаев. Сейсмическая активность в этом поясе связывается с взаимодействием тектонических плит, непосредственным источником землетрясения стал надвиг к северу от Спитака.
По официальным данным 19 тысяч человек стали инвалидами, погибли по меньшей мере 25 тысяч человек (но есть сведения о количестве жертв в 150 тысяч), более 500 тысяч человек остались без крова.

Сейсмологи тщательно изучали эффекты землетрясения в Армении, в том числе основного толчка и ряда афтерщоков, и были на месте катастрофы до конца 1988 года. Эксперты тщательно проверяли условия строительства зданий в регионе и сделали вывод о том, что здания не приспособлены для сейсмически опасных районов. Большинство зданий Спитака были построены в 60-80-е годы XX века. Города Спитак, Ленинакан (ныне Гюмри) и Кировокан (ныне Ванадзор) сильно пострадали, причем было зарегистрировано большое количество человеческих жертв. Ряд небольших поселков, находящихся вдали от больших населенных пунктов, также подверглись разрушениям.
Несмотря на времена Холодной войны, Михаил Сергеевич Горбачев формально обратился к правительству США с просьбой о гуманитарной помощи через несколько дней после землетрясения и это произошло впервые после окончания Второй Мировой войны. Сто тринадцать стран прислали необходимое количество гуманитарной помощи СССР в форме спасательного оборудования, поисковых команд и медицинской техники, но частные пожертвования и помощь неправительственных организаций также была существенной.
За время спасательной операции разбились два самолета – советский, который перевозил 78 спасателей из Азербайджана и югославский.
В поддержку жертв землетрясения артисты из разных стран проводили благотворительные концерты и другие акции, выпускали пластинки, средства от продажи которых направлялись в пострадавшие районы Армении.

История. Начиная с конца 80-х годов Кавказ переживал серьезный политический кризис: огромные и почти постоянные политические демонстрации начались в Ереване в феврале 1988 года. За пятнадцать месяцев до землетрясения сотни тысяч протестующих, представляющие Карабахский комитет, требовали перехода к демократии и объединения Армении с Нагорно-Карабахской областью, которая управлялась Азербайджанской ССР, но была на 80% населена этническими армянами. Протесты и оппозиционное движение начались в сентябре 1988 года с переговоров между Карабахским комитетом и Михаилом Горбачевым и продолжались на протяжении 1988 и 1989 годов. Отношения между властями СССР и армянским обществом ухудшились еще в марте 1988 года и к ноябрю достигли кульминации, когда было введено чрезвычайное положение и введен комендантский час. Кроме того, около 50000 армян бежали от этнического насилия из Азербайджана.
Землетрясение. Источник землетрясения находился в 40 километрах к югу от Главного хребта Кавказа, горной цепи, которая находится на конвергентной границе между Аравийской и Евразийской плитами. Этот горный хребет расположен в сейсмическом поясе, простирающемся от Альп в Южной Европе до Гималаев в Азии. Сейсмичность в этом поясе проявляется сильными землетрясениями на территории от Эгейского моря через Турцию и Иран до Афганистана. Хотя сейсмические явления в Армении не очень часты, как в других сегментах пояса, быстрая деформация горных пород здесь связана с активностью разломов и вулканической активностью. Гора Арарат, имеющая высоту 5137 метров, является потухшим вулканом, находится в 100 километрах от эпицентра землетрясения на территории Турции.
Землетрясение произошло вдоль хорошо известной зоны надвига длиной 60 километров, которая параллельна Кавказскому хребту и имеет направление на северо-северо-восток. Сейсмолог из Университета в Беркли Брюс Болт исследовал этот надвиг в 1992 году и обнаружил, что вертикальное смешение составляет 1 метр вдоль большей части зоны, а в юго-западной части достигает 1,6 метра. Во время землетрясения северо-восточная часть Спитака сдвинулась и наехала на юго-восточную часть.
Моделированием было установлено, что разлом возник на глубине около 5 километров с эпицентром в зоне Алавара на склонах Малого Кавказа к северу от горы Арагац. Основной толчок спровоцировал разрыв поверхности и распространился на запад с отдельным сдвигом, который произошел к югу от эпицентра. В общей сложности в первые 11 секунд после самого сильного толчка произошло пять отдельных землетрясений, самое сильное из которых имело магнитуду 5,8 и произошло через четыре с половиной минуты после основного толчка.

Интенсивность. Самые сильные толчки ощущались в районе Спитака. Ощутимые толчки регистрировались также в Азербайджане, Грузии и Иране. Интенсивность землетрясения составила в Спитаке X баллов по шкале Медведева-Карника, в Ленинакане, Кировакане и Степанаване IX баллов. Интенсивность составила Табакскури и Боржоми VII баллов, в Богдановке, Тбилиси и Ереване VI баллов, в Гори – V баллов, в Махачкале и Грозном – IV балла, в Шеки и Шемахе – III балла.
Ущерб. Некоторые из сильнейших толчков произошли в промышленных областях с развитой химической и пищевой промышленностью, электрическими станциями и подстанциями. Мецаморская (Армянская) АЭС, расположенная на расстоянии около 75 километров от эпицентра, испытывала лишь незначительные толчки и никаких повреждений не произошло, но в конце концов через шесть лет была закрыта в связи с опасностью землетрясений. Она была снова открыта в 1995 году несмотря на критику конструкции АЭС и политическую нестабильность на Кавказе. В то время помощник гендиректора Международного агентства по атомной энергетике Моррис Розен сказал: «Вы не должны были строить станцию на этой территории, исходя из того, что стало известно в настоящее время».
Многие здания не выдержали землетрясения и в руинах невозможно было выжить, а отсутствие эффективной медицинской помощи и плохое планирование способствовали катастрофическим последствиям землетрясения. Здания, которые не были разрушены, имели хорошие кладки и были построены таким образом, чтобы здание противостояло сейсмическим волнам.
Большинство мостов, туннели и другая общественная инфраструктура выдержали землетрясение, чего нельзя сказать о местных больницах, большинство из которых были разрушены, а две трети врачей погибли, было разрушено оборудование и медицинское обслуживание стало испытывать нехватку практически во всем.
Советские средства массовой информации и чиновники вскоре начали обсуждать те причины, которые привели к разрушению такого огромного числа зданий. Михаил Горбачев в интервью телевидению после возвращения из Нью-Йорка через несколько недель после землетрясения сказал, что отдельные блоки, из которых строили здания, содержали слишком много песка и слишком мало бетона, и предположил, что бетон был украден. Леонид Бибин, заместитель председателя Госстроя, заявил, что многие новые дома были разрушены и что он начинает расследование этого и что будет открыто несколько уголовных дел. Официальный орган КПСС газета «Правда» писала, что плохое строительство, как и другие негативные явления в СССР, могут быть связаны с «эпохой застоя».

Команда экспертов по землетрясениям из США провела в Армении период с декабря 1988 по январь 1989 года. Эта группа, включающая специалистов по безопасному строительству, согласилась, что недостатки в строительстве были основной причиной разрушений во время не слишком сильного землетрясения, хотя очевидно, что чересчур холодная зима увеличила количество жертв. Специалисты, которые оценивали ущерб постройкам и спасатели, демонтирующие разрушенные здания и вытаскивающие людей из завалов, также отмечали серьезные недостатки в строительстве. В СССР изменили конструирование зданий, чтобы привязать строительство к сейсмическому риску, но также признали, что многие здания не были приспособлены к тому, чтобы выдержать землетрясение с магнитудой около 7. Один из советских специалистов объяснил, что строительство в Армении ведется в расчете на интенсивность по шкале Медведева-Карника от 7 до 8, но в связи с близостью очага к населенным пунктам и его небольшой глубиной она составила 9-10 баллов.
Три города, близкие к эпицентру, имели разные уровни повреждения. Города Ленинакан и Кировакан расположены примерно на одинаковом расстоянии от эпицентра, но в Ленинакане ущерб был намного больше. Это может быть объяснено 300-400 метровой толщей осадочных пород, которая находится под городом. Сравнительный анализ ущерба для этих городов показал, что в Ленинакане разрушено 62% зданий, в Кировокане – 23%. В Спитаке, к слову говоря, разрушены почти 100% домов.
В конце декабря, когда последний живой человек был извлечен из-под обломков, спасательная операция была свернута и началась очистка городов от остатков разрушенных зданий. Через 35 дней неожиданно были обнаружены живыми еще шесть человек, которые были в подвале девятиэтажного здания, когда начались толчки. Больше месяца они, имея только незначительные травмы, питались фруктами, солеными огурцами и компотами, выживали в развалинах, не имея возможности выйти на поверхность.
Изучение сейсмических процессов. Область, где находится Армения, интересна сейсмологов и геологам из-за близости к границе коллизии, где могут быть сильные землетрясения и из-за частных афтершоков после землетрясений, и относительно небольшой изученности разломов. Через двенадцать дней после основного толчка советские и французские сейсмологи установили временную сейсмическую сеть в эпицентральной области для записи афтершоков. Начальная часть работы включала почти недельную настройку и оптимизацию сейсмографов две полные недели непрерывной работы 26 сейсмографов на площади более 1500 квадратных километров. Заключительный этап проходил в течение семи недель (до конца февраля 1989 года), когда продолжился мониторинг на 20 сейсмографах.

Разжижение грунтов. В результате землетрясения значительно повреждены здания и другие сооружения, а также автомобильные и железные дороги.
Многие истории землетрясений показывают, что существует разжижение песчаных грунтов, но очень редко такое бывает в каменных или гравийных. В некоторых ситуациях песок с камнями может дать те же эффект как чистый песок. Первый хорошо документированный случай разжижения в щебнистых песках был описан во время землетрясения на Пике Бора в 1983 году в США. Было проведено несколько исследований и показано, что разжижение в таких случаях присутствует в грунтах с низкой водопроницаемостью, так как это мешает спадать давлению в поровых водах.
На предмет разжижения были исследованы три точки между Спитаком и селом Налбанд, которые были в нескольких километрах от эпицентра. Первая точка была на автомобильной дороге, связывающей наиболее пострадавшие города, и прилегающей к притоку реки Памбак, где грунтовые воды были близко к поверхности земли. Насыпь дороги была нарушена и хотя шоссе было очень быстро восстановлено, в результате повреждений несколько дней невозможно было по дороге перевозить груз и людей. Многочисленные песчаные выбросы были отмечены в района на северо-запад от Спитака включая расположенный в 15 метрах от разрушенной дороги.
Вторая точка была расположена близко к эпицентру, также рядом с рекой Памбак и имела похожие почвы, но почвы не испытали разжижения, хотя здесь были такие же ускорения, как и в районе разрушенной дороги.
Ядерный взрыв. Некоторые полагали, что землетрясение было результатом подземного ядерного взрыва.

Спасательные работы. М.С. Горбачев приказал выделить 5 миллиардов рублей для начала восстановительных работ, сказав, что стоимость восстановления будет превышать издержки на очистку после аварии на Чернобыльской АЭС на Украине. Иностранная помощь после землетрясения была получена впервые после конца Второй Мировой войны. Эта помощь стала побочным продуктом катастрофы, и оказала положительное влияние на развитие советско-американских отношений. Стоимость восстановления будет серьезным препятствием для горбачевского плана структурной перестройки советской экономики. Еще одним негативным эффектом катастрофы стало то, что армяне были окончательно разочарованы в Горбачеве из-за политики в отношении Карабаха.
Мир быстро отреагировал на бедствие в Ленинакане и Спитаке, причем большая часть помощи пришла из Европы в виде грузовых самолетов с грузом медикаментов, аварийно-спасательного оборудования и обученного персонала для оказания помощи в восстановлении. Арматура доставлялась из стран Латинской Америки и Дальнего Востока. В момент землетрясения Горбачев был в США и как только стало известно о масштабах бедствия, быстро уехал в СССР, чтобы уже из Москвы официально просить США о помощи. США отреагировали немедленно и прислали врачей, медицинское оборудование и аварийно-спасательные команды, и в первые же выходные первый американский самолет прибыл в Ереван.
Французские спасатели прибыли в Армению в поздним вечером 9 декабря и заменили измученных армянских рабочих, которые затем вернулись в Ереван. Япония направила денежную помощь в размере 9 миллионов долларов, Италия поставила сборные домики для пострадавших, ФРГ предложила направить более десятка тяжелых кранов.
Частные пожертвования также были значительными.
Американский бизнесмен и филантроп Арманд Хаммер, известный в Советском Союзе финансовой помощью и гуманитарными связями, прилетел в Армению на собственном самолете Боинг-727 с грузом медикаментов, которые были предоставлены Американским Красным Крестом.
Хаммер, в течении десятилетий работавший в нефтяной корпорации, имел разговор с М.С. Горбачевым, чтобы привезти в Армению около 1 миллиона долларов в фонд помощи. Половина из этих средств – средства калифорнийской организации «World Vision International», а другая половина была личным пожертвованием Хаммера. В Армению также прилетел глава World Vision и врач, который работал на землетрясении в Мексике в 1985 году.
Бюрократические препоны однозначно мешали оказанию спасательных работ. В газете «Правда» указывалось, что отсутствие кранов означало потерю драгоценных секунд и часов для спасения людей. Также было указано, что не хватает людей для поисковых бригад, хотя советчиков было более чем достаточно. Министр здравоохранения Евгений Чазов призвал к созданию правительственного органа для оказания помощи в ликвидации последствий стихийных бедствий. Организация Baxter International (американская компания здравоохранения со штаб-квартирой в городе Дилфирд, Иллинойс) спроектировала и поставила в Армению летающую медицинскую лабораторию с набором из 20 аппаратов для диализа, которые должны были использоваться для лечения пострадавших с синдромом длительного сдавления, но задержка с визами привела к тому, что начать лечение не могли еще в течение четырех дней. Большинство больниц разрушены, а их персонал не имел опыта по уходу за такими больными. В СССР вообще мало где имели дело с такими травмами, поэтому возникли большие трудности в лечении синдрома. Для того, чтобы предотвратить летальный исход или тяжелое повреждение почек, требуется быстрое начало лечения, но жертвы не получали адекватного лечения и диализа и в результате большинство из них умерли до прибытия первых иностранных диализных машин.

Последствия. Музыкант Пьер Шеффер работал во французской спасательной бригаде в Ленинакане до тех пор, пока всех иностранных работников не попросили покинуть развалины, так как выживших под ними не могло быть и не стали сравнивать руины с землей.
Общее добровольцев в Ленинакане составил 2000 человек, команды спасателей прилетали из Австрии, Канады, Швейцарии, США и Югославии.
Однако, в течение спасательной операции были настоящие трагедии – семьдесят восемь человек погибли, когда на подлете к аэропорту Ленинакана разбился советский самолет Ил-76, перевозивший спасателей. В условиях тумана рядом с аэропортом взлетавший с ВВП вертолет столкнулся с самолетом, заходящим на посадку. Ленинаканский аэропорт был очень маленьким, чтобы принимать большое количество авиарейсов. Аэропорт в первые дни после землетрясения принимал до 180 рейсов в сутки, что было очень много для аэропорта такого класса. Поэтому дополнительным аэродромом для поставки гуманитарной помощи стал аэропорт Еревана, где тоже не было персонала, способного управлять большими транспортными потоками.
Вторая авиакатастрофа произошла на следующий день в Ереване, когда в аэропорту разбился югославский транспортный самолет, перевозивший гуманитарные грузы. Все семь членов экипажа погибли. Катастрофа произошла из-за недопонимания пилотов и диспетчеров ереванского аэпорта в определении высоты полета.
Группа французских музыкантов с композитором и певцом Шарлем Азнавуром, имеющий армянские корни, выпустила в 1989 году песню «Для тебя, Армения». Азнавур вместе с композитором Георгом Гарваренцом, также армянского происхождения, сформировал фонд под названием «Азнавур для Армении» и с помощью музыки призвал мир помочь Армении. Потребовалось шесть недель для записи диска и средств от двух миллионов проданных копий диска было достаточно для строительства 47 школ и трех детских домов в пострадавших районах. В Великобритании была создана организация «Рок помогает Армении» для сбора денег в помощь тем, кто пострадал от землетрясения. В Вашингтоне (округ Колумбия) в 1990 году был установлен памятник «Армянское землетрясение» в знак признательности армянского народа за помощь в ликвидации последствий катастрофы.

Восстановление. В феврале 1989 года сто строителей были направлены в Ленинакан для сборки временного жилья для местного населения, к началу марта строительные работы должны были быть завершены. Планировалось также восстановить школы и заводы. Были обновлены строительные нормы, которые запрещали строить в этом районе жилье выше четырех этажей и новые здания должны были находиться вдалеке от мест с самой высокой сейсмической опасностью. Было предложение перенести город на несколько километров к юго-западу.
К июлю 1989 года около 500 миллионов долларов были направлены в качестве гуманитарной помощи из 113 стран мира. Большинство из этих средств пошли на начальные работы по оказанию помощи и строительства временного жилья. Юрий Мхитарян, официальный представитель Госстроя, сообщил о том, что 342 поселка пострадали от землетрясения, а 58 были разрушены полностью, а также были разрушены 130 заводов были разрушены и 170 тысяч человек остались без работы. Чиновники признали, что работа по восстановлению может занять до пяти лет или более, хотя М.С. Горбачев называл другую цифру (два года).
В Ленинакане была необходимость построить 18 больниц, 12 из которых могли финансироваться с помощью республик СССР, но иностранная помощь будет нужна для построения шесть объектов здравоохранения.

Более ранние землетрясения. 20 октября 1827 года в районе Спитака уже было сильное землетрясение с интенсивностью VIII баллов, эпицентр которого был расположен в 50 километрах на юго-восток от Спитака, а землетрясение в районе Ленинакана 22 октября 1926 года имело интенсивность VII баллов.
В 893 году в том же районе Армении землетрясение унесло 20 тысяч жизней, но записи о нем не были точными, поэтому местоположение эпицентра невозможно определить. В 1667 году количество жертв землетрясения составило 60 тысяч человек. Другие разрушительные землетрясения произошли в этом регионе в 1894, 1899, 1914 и 1920 годах.
Сегодня. Регион, в котором находится Гюмри (бывший Ленинакан) является самым бедным в Армении, безработица здесь по крайней мере 11% от трудоспособного населения. В городе до сих пор сохраняются полуразрушенные здания, хотя в 1988 году говорили о двухлетнем сроке восстановления. За что, наверняка, нужно «благодарить» тех господ, которые развалили Советский Союз, так как в этом случае скорее всего удалось бы восстановить все хотя бы в тройной срок. До 1994 года удалось построить только 5628 квартир на правительственные субсидии и кроме того на средства частных фондов построили еще 20770 квартир.
Только в 2009 году правительство Армении запустило новую программу с выделением почти 200 миллионов долларов на строительство в этом районе.
Многие из тех, кто пострадал от землетрясения в 1988 году, до сих пор не имеют собственного жилья и живут в общежитиях.
Одна из жительниц Гюмри, во время землетрясения еще молодая девушка, а сегодня 43-летняя женщина с тремя детьми, до сих пор живет во временном домике, спрашивает: «Где же оно …. это решение?» и думает, что ей до смерти придется ждать жилья, обещанного еще в 1988 году.
Другой житель трущоб – 60-летняя женщина – говорит, что ей давно было обещано постоянно место для жилья, и через 25 лет квартиры ей не выделили. «Мы уже теряем надежду» — говорит она.

Действительно, это было страшно. Я помню, какой шок испытали жители Советского Союза, узнав о землетрясении в Армении. В то время эта часть Армении была самой богатой из всей территории республики, но землетрясение, произошедшее в стране, которая уже разваливалась, превратила бывший цветущий район в настоящий ад, а потом — в самый отсталый район независимой Армении
Но еще более страшным было то, что произошло в 1995 году в Нефтегорске. Ведь Армении помогал весь огромный Союз и весь мир (тем более что этнические армяне со всей Земли откликнулись на беду народа). А Нефтегорск остался наедине с катастрофой.

Николай Рыжков: Я приехал в Армению после землетрясения на 2 дня, а остался там навсегда

26 лет назад 7 декабря 1988 года в Советском Союзе в северной части Республики Армения произошла трагедия. Она унесла более 25 тыс. человеческих жизней. Разрушительное землетрясение силой в 10 баллов по шкале Рихтера стерло с лица земли город Спитак. Были разрушены города Ленинакан и Кировакан, получившие удар в 9,8 баллов. По официальным данным более 140 тыс. людей остались на всю жизнь инвалидами, а около полумиллиона человек лишились крова. Руководство спасательно-восстановительными работами тогда было поручено председателю Совета министров СССР Николаю Ивановичу Рыжкову.

Николай Рыжков: Днем я узнал, что землетрясение очень сильное, я принял решение, что ночью лечу туда и к утру должен прилететь. Вообще, я рассчитывал дня на три прилететь, посмотреть, дать какие-то указания и т.д., а остался навсегда там.

На помощь Армении пришла вся страна и то, что команде Николая Рыжкова удалось сделать в разрушенной республике – это настоящий подвиг. Взвалив на свои плечи, казалось бы, неподъемную ношу, последний председатель Совета министров великой Советской страны Николай Рыжков смог собрать команду профессионалов: врачей, спасателей, строителей, архитекторов, с честью справившихся с труднейшим заданием, во что бы то ни стало возродить жизнь. За вклад в организацию восстановительных работ после разрушительного землетрясения Николаю Ивановичу Рыжкову было присвоено звание «Национального героя Армении». И сегодня жизнь Николая Рыжкова неразрывно связана с Арменией. Вот уже 18 лет он возглавляет межпарламентскую комиссию по сотрудничеству между Национальным собранием Армении и Федеральным собранием Российской Федерации.

Николай Рыжков: Как и все в мире меняется, Армения тоже меняется из года в год. Если вести отсчет от землетрясения, то, конечно, изменения огромнейшие. Те города, которые были разрушены, сегодня восстановлены. Иногда я просто хожу по городу Ленинакан, ныне Гюмри, и не узнаю, где какая площадь, где какие улицы были. Поэтому надо отдать должное, что в этом отношении Армения за этот период сделала очень-очень много.


Николай Рыжков – государственный и политический деятель, член Совета Федерации Федерального собрания Российской Федерации. За его плечами колоссальный политический и жизненный опыт. Он начал карьеру в заводских цехах «Уралмаша», был первым заместителем министра тяжелого и транспортного машиностроения СССР, членом Политбюро ЦК КПСС, первым заместителем председателя Госплана СССР, и наконец, председателем Совета министров СССР. Среди многочисленных наград Николая Ивановича два ордена Ленина, два ордена Трудового Красного Знамени, орден Святого Владимира и орден Святого князя Даниила Московского, две Государственные премии СССР, а также орден «За заслуги перед Отечеством» 4-й степени. В 2014 году за большой вклад в укрепление и развитие российской государственности и парламентаризма указом Президента России Николай Иванович Рыжков был награжден орденом «За заслуги перед Отечеством» 1-й степени.

Николай Рыжков: Почему я остался на 2 месяца? Почему практически бросил пост председателя Совета министров, и мои заместители тут работали? Потому что я, когда приехал, побыл день-два, я понял, что они сами ничего не сделают и принял решение, что мне нечего тут на два-три дня делать, а надо оставаться, надо мобилизовать страну для того, чтобы все-таки сделать то, что полагается нам. Они не скрывают и сейчас, что они ничего бы не могли сделать. Слушайте, 25 тыс. похоронить надо было, вытащить мертвых людей. 16 тыс. вытащили из завалов, больше 100 тыс. стали инвалидами. В то время в Армении миллиона четыре их было, а сейчас там 3 или 2,5 миллиона. Разве могли бы даже 3-4 миллиона справиться с тем, что все разрушено лежало?! Только объединением усилий!

Вот моя задача как раз состояла в том, что не просто сидеть наблюдать, переживать вместе с ними, а обеспечить такое количество людей, такое количество техники, такую организацию работ, что первое – надо спасти максимум людей, а потом надо начинать думать, как возводить города. Вот основная задача моя была, почему я там остался. Во время землетрясения уже через неделю, когда мы более-менее научились работать, если можно так сказать, потому что это страшная учеба, но, тем не менее, мы уже понимали, что надо делать, не то что первые дни мы вообще ничего не понимали. Я попросил Арутюняна, первого секретаря, слушай, ты покажи мне Ереван, я же не видел Еревана. Я живу здесь на ЦК партии, первого секретаря кабинет мой, на вертолет или на автобус в зону и назад и так каждый день.

Пошли мы по улице. Сначала шли — мало народа было, а потом все больше и больше. Дошли до одного места, я часто сейчас вспоминаю, проезжая это место, редут такой. Собралось несколько тысяч человек, особенно женщины, задавали серьезные вопросы, телевидения много набралось. Одна спрашивает меня женщина: «Товарищ Рыжков, Вы скажите, вот центральное телевидение говорит, что та гуманитарная помощь, которая поставляется в Армению, разворовывается, что мы воры здесь. Как ваше мнение, мы такие или, может, вы другого мнения?» Я сказал, что это недопустимо то, что делают, сегодня тяжелейшее положение в Армении, сегодня действительно весь мир откликнулся на эту беду, поэтому если какой-то вор есть, так он и у русских есть. Вот эта женщина под конец говорит, или она или может другой кто-то: «Товарищ Рыжков, ты наш Грибоедов!» Я ничего не сказал, но про себя подумал: «Почему я Грибоедов? «Горе от ума» я не писал».

Когда вернулись в ЦК партии, там, где кабинет мой, я спрашиваю у Арютюняна, почему женщина назвала меня Грибоедовым, с какой стати это все? — О, Николай Иванович, у нас Грибоедов – национальный герой номер один. — Почему? — Да потому, что он пострадал за дело Армении, когда в Персии его растерзали на куски – он национальный герой у нас, вот и Вас тоже назвали Грибоедовым.

В Гюмри я в этом году не был, а был в прошлом. Хороший город. Посмотрел его. Повстречались со многими людьми, которых в то время знал. Одна беда – нет работы, безработица. То есть те заводы, которые были, даже восстановленные заводы, не работают. Поэтому очень большое количество людей уезжает на заработки, уезжает в Россию, уезжает в другие города. Очень дежурный вопрос – это блокада, 25 лет, по сути, блокада Армении. Нужна сквозная железная дорога через Абхазию, частично через Грузию — и в Армению. Вот о ней 20 с лишним лет идет разговор. Я надеюсь, что рано или поздно этот вопрос решиться. Если он решится, то это очень большая не только экономическая, но и социальная составляющая часть. Это, конечно, вопрос номер один, на мой взгляд. Конечно, есть проблемы, где их нет. Но будем надеяться, что они решатся, там достаточно серьезный народ. Я с ними связан, кроме землетрясения, 18 лет я руковожу комиссией. Мы обсуждаем очень многие вопросы, которые касаются и внутренней жизни Армении, или внутренней жизни России, взаимоотношения России с Арменией, в международном плане. За эти годы мы сделали так, что все-таки, когда мы выходим на международную арену парламентскую, то мы приходим к согласованной позиции. Было до этого: Россия одно говорит, Армения другое говорит, третий третье говорит – это не помогало нам объединять усилия.

Сейчас уже несколько лет, когда мы обсудили вопрос и сказали, что лучше нам заранее между собой поговорить, может неприятный разговор, давайте убеждать друг друга, но если мы соратники, если мы союзники, то надо, по крайней мере, там держаться вместе. Я считаю, что в этом в отношениях между нами налажена неплохая работа.

Армения всегда считала Россию своим братом. И все эти войны, которые проходили на Кавказе, и в том числе за Армению. Там есть Холм Славы, где похоронены русские офицеры, где-то в XIX веке они погибли. Посмотрите, сколько военачальников, те, которые носили армянскую фамилию: Ваграмян, Бабаджанян. А сколько, особенно в царское время, военачальников не только с армянскими корнями, но они вообще армянами были. Так что армяне всегда находили свое место в России. Я вообще не представляю Армению без России и Россию без Армении.

Я могу представить другую страну, я не хочу никого обижать, но могу представить другую страну, которая может убежать куда-то, если ее пальчиком поманят, а эти нет.

Гороскоп по дате рождения 23 Июня 1983

Сводная информация 23.06.1983

День недели: Четверг

Возраст: 36 лет

Знак китайского зодиака: Кабан стихии Вода года Инь

Если вы считаете, что год рождения по Китайскому гороскопу определяется неправильно, читайте здесь. (январские, февральские — вас касается)

Число судьбы 5

Число дня рождения 5 символизирует исполненную энтузиазма натуру, любящую приключения и рискованные мероприятия, склонную ко всему необычному. Вы подвижны, любите поездки и путешествия и везде чувствуете себя как дома.

Вы быстры и легко усваиваете иностранные языки, традиции других народов. Часто Ваши действия и поведение оказываются совершенно внезапными и неожиданными, с непредсказуемыми последствиями.
При всех затруднениях Вы обычно выходите сухими из воды. Во многом Вам в жизни помогает находчивость и остроумие, жизнерадостность. Любовь к частым переменам может помешать Вам оценить настоящее, увидеть реальные перспективы.

5 — число чувств. И люди этого числа действительно крайне чувствительны. По натуре они очень живые, импульсивные, легкомысленные, склонны к риску, очень ценят удовольствия. Как правило, они легко возбудимы и часто бывают подвержены нервным расстройствам. В бизнесе люди числа 5 как правило преуспевают и очень быстро выправляются после неудач. Наилучшие отношения складываются у них с обладателями того же числа.

Счастливый день недели для числа 5 — четверг.

Ваша планета — Юпитер.

Совет: Вы всегда устремлены только вперед, хотя иногда Вам полезно увидеть то, что под рукой.

Важно:

Стремление к свободе, живость, общительность.
Пятерка делает человека сексуальным и нервным, авантюрным и подвижным. Побуждает всегда быть на стороне закона, защищать слабых, выявлять любую несправедливость.

Пятёрка покровительствует правителям, миссионерам, учителям, философам, юристам, начальникам и путешественникам.

Любовь и секс:

В поисках сексуального партнера эти люди обычно проявляют безрассудную смелость и могут заводить множество романов, прежде чем решиться на окончательный шаг.

Они любят экспериментировать в этой области и долго занимают выжидательную позицию. Удачным или неудачным будет их брак или интимные отношения зависит от того, в какой степени партнеры понимают друг друга и готовы ли наполнить духовным содержанием свою любовную связь. Их обычно смущает внешнее проявление чувств.

Слова играют для них более важную роль, нежели ласки, поцелуи, а иногда и сам секс. Но с годами они понимают, что для гармонии одних слов недостаточно.

Число рождения для женщины

Число рождения для мужчины

Число рождения 23

Хотят, чтобы все было по их желанию, но им не хватает силы характера настоять на этом, они действуют грубой силой, справляясь лишь с более слабыми. Хитрые. Если они окружены более сильными людьми, то подавлены. Чувствительны и горды, не любят никому быть обязанными. Хотят быть во всем «квиты». Пытаются казаться выше условностей, но любое отклонение от норм у них связано с амбициями, а не с мужеством.

Стремятся к доминированию. Собственники по отношению к друзьям, но не любят такого же отношения к себе. Хорошие браки с людьми такого же темперамента, но желающими подчиниться им. В браке хотят быть либеральными, но на самом деле собственники. Сексуально сильные, желают сильного партнера, но при его отсутствии не переживают. В целом, они не требовательные любовники.

Считают себя во всем правыми. С ними трудно. При наличии терпения можно научить их и заставить принимать другие точки зрения. Они не продадутся за деньги, но при виде денег взор их затуманится.
Могут быть душевные расстройства, боли суставов.

Квадрат Пифагора или психоматрица

Качества, перечисленные в ячейках квадрата, могут быть сильными, средними, слабыми или отсутствующими, все зависит от количества цифр в ячейке.

11

характер, сила воли

222

5

88

333

6

9

Расшифровка Квадрата Пифагора (ячейки квадрата)


Характер, сила воли — 2

Энергетика, харизма — 3

Познание, творчество — 3

Здоровье, красота — 0

Логика, интуиция — 1

Трудолюбие, мастерство — 1

Удача, везение — 0

Чувство долга — 2

Память, ум — 1

Расшифровка Квадрата Пифагора (строки, стролбцы и диагонали квадрата)

Чем выше значение, тем более выражено качество.

Самооценка (столбец «1-2-3») — 8

Зарабатывание денег (столбец «4-5-6») — 2

Потенциал таланта (столбец «7-8-9») — 3

Целеустремленность (строка «1-4-7») — 2

Семейность (строка «2-5-8») — 6

Стабильность (строка «3-6-9») — 5

Духовный потенциал (диагональ «1-5-9») — 4

Темперамент (диагональ «3-5-7») — 4

Знак китайского зодиака Кабан

Каждые 2 года происходит смена Стихии года (огонь, земля, металл, вода, дерево). Китайская астрологическая система делит годы на активные, бурные (Ян) и пассивные, спокойные (Инь).

Вы Кабан стихии Вода года Инь

Рекомендуем к прочтению:

Так же смотри:

1. Знак Кабана(Свинья). Китайский гороскоп — Телеканал ТВ-3

Часы рождения

24 часа соответствуют двенадцати знакам китайского зодиака. Знак китайского гороскопа рождения, соответствующий времени появления на свет, поэтому очень важно знать точное время рождения оно оказывает сильное воздействие на характер человека. Утверждается, что по гороскопу рождения можно точно узнать особенности своего характера.

Самое яркое проявление качеств часа рождения будет иметь место, если символ часа рождения совпадает с сим­волом года. Например, человек, рожденный в год и час Лошади, проявит максимум качеств, предписанных это­му знаку.

  • Крыса — 23:00 — 01:00
  • Бык — 1:00 — 3:00
  • Тигр — 3:00 — 5:00
  • Кролик — 5:00 — 7:00
  • Дракон — 7:00 — 9:00
  • Змея — 09:00 — 11:00
  • Лошадь — 11:00 — 13:00
  • Коза — 13:00 — 15:00
  • Обезьяна — 15:00 — 17:00
  • Петух — 17:00 — 19:00
  • Собака — 19:00 — 21:00
  • Свинья — 21:00 — 23:00

Подробнее почитать про особенности своего характера можно в зависимости от часа рождения можно здесь.

Знак европейского зодиака Рак

Даты: 2013-06-222013-07-22

Четыре Стихии и их Знаки распределяются следующим образом: Огонь (Овен, Лев и Стрелец), Земля (Телец, Дева и Козерог), Воздух (Близнецы, Весы и Водолей) и Вода (Рак, Скорпион и Рыбы). Поскольку стихии помогают описать основные черты характера человека, то включив их в наш гороскоп, они помогают составить более полное представление о той или иной личности.

Это знак первичного проявления стихии Воды. Находится под управлением второго светила — Луны, которая во многом формирует психологическую и эмоциональную внутреннюю структуру этого знака. Солнце в знаке Рака создает психологическую структуру людей ювенильного характера. В некоторой мере это юношеская психология и восприятие мира. Вода несет в себе функции пассивного и отражательного начала, оно становится причиной внутренней трансформации, преображения, мутации и трансмутации.

Для людей, рожденных под знаком Рака, характерно стремление к внутреннему совершенству, к самоанализу. У Раков тонкая душевная жизнь, они внутренне постоянно меняются, как постоянно меняется Луна не небе: она рождается, растет, достигает апогея, уменьшается, умирает. Раки очень легко ранимы, это самый ранимый знак Зодиака. Поэтому в виде защиты от такой повышенной ранимости Ракам необходимо организовать панцирь. Он нужен им, чтобы защититься от глубокой эмоциональности, данной им от природы. И зачастую, как реакция на такую эмоциональность, Раки изображают из себя сильную личность, хотя внутренне они очень слабы. Раки — это очень женственный знак, восприимчивый, “иньский”, и они больше берут, чем отдают, т. е. в них преобладают лунные характеристики. Раки очень любят во всем новизну, перемены, путешествия, это довольно непоседливые люди, и они очень привязаны к близким.
Из всех знаков Зодиака Рак самый домашний, самый семейный знак. Семья в иерархии ценностей Рака стоит на первом месте, они привязаны к дому, к прошлому, любят ретроспекцию. Если ваше Солнце находится в этом замечательном знаке, то ваше сознание часто обращено в историю своей семьи, культуры, этноса, народа. Вы, скорее всего, обладаете очень повышенными психическими способностями. Возможны и способности к медиумизму. Среди Раков много медиумов и крупных оккультистов. Известно, что Раки любят общество своего знака, что не является общей закономерностью: как правило, люди люди одного знака общаются между собой достаточно напряженно и быстро друг другу надоедают, но к Ракам это не относится, они могут долго и плодотворно друг с другом общаться.

Вы вероятно, в подробностях помните свое прошлое, детство, любите окунаться в воспоминания детства, у вас прекрасная интуиция, которая помогает вам во всех случаях жизни сохранить свое индивидуальное сущностное ядро. У вас очень тонкая психическая природа, а также широкий диапазон талантов, тонкое восприятие эмоционального мира. Соответственно, это рождает в вас талант художников, писателей, поэтов, психологов. Вы открываете нам многие тайны Души, своей и чужой, тайны нашего подсознания.
Вы всегда добьетесь того, чего хотите, но будете делать это не активно, а пассивно, ожидая своего часа. Можете не сомневаться, что Рак своего добьется. На вас бесполезно оказывать давление, потому, что вы этого не терпите, тут же уходите в сторону, в глубину. Поэтому, если кто-то собирается общаться с Раком, действовать нужно косвенным путем, обиняками и не давить на него напрямую и откровенно. Раков можно обольстить, так как водные знаки поддаются всяким влияниям и обольщениям.
Раки, как водяной знак, часто работают с жидкостями и замечено, что очень много Раков работает на молокозаводах. Среди Раков есть бармены, особенно ночные, потому что как раз ночью Раки чувствуют себя прекрасно. Низкий уровень у Раков — это худшие черты любого человека. Лживость и коварство, прилипчивость. На самом низком уровне Раки — жулики, циники, очень шумливы.

Какова может быть динамика вашего развития этого знака? Раки, как правило, всегда базируются на традициях. Для высокого Рака авторитетом является все то, что было в далеком прошлом. Они идут к настоящему и будущему через прошлое. Ретроспективность — это естественный фон их восприятия, и, как правило, новое для них — это хорошо забытое старое, это их кредо. Таким образом, Раки всегда опираются на прошлое, на традиции, на семью, они как бы пятятся назад. Если говорить о проблемах Раков, то это — гармонизировать свои проявления, которые часто у них происходят в искаженном и извращенном виде. Часто их воля, импульсивная энергия Рака, находится в конфликте с эмоциональным миром, подсознательно они стремятся обладать общественным, социальным авторитетом, не имея при этом достаточных оснований в своей внутренней структуре. Поэтому для них важно с детства выбирать высокие ориентиры, духовные авторитеты для своего развития. Для них безусловно важная проблема — формирование своего внутреннего духовного мира, построение духовного стержня, о котором мы всегда говорим, который является основанием личности каждого из нас, но особенно это важно для Раков с их изменчивостью, впечатлительностью. Страна Рака — это Индия, страна, интимно относящаяся к своему глубокому прошлому, страна глубоких духовных традиций. У индусов мы находим тонкость, интуитивность, связь со стихией Воды, символизирующей тайну.

Примеры — художники Эль Греко, Писарро, Рембрант , Рубенс, Коро, Дега, из писателей — Хемингуэй, Руссо, Жорж Санд, Кафка, Много педагогов, прекрасно чувствующих детей и работающих с ними, например Ушинский.
Знаменитые Раки: Алсу, Ахматова, Агутин, Ахеджакова, Армани, Арбатова, Агузарова, Джордж Буш, Будницкая, Бордовских, Боровой, Гурцкая, Дарвин, принцесса Диана, Карден, Том Круз, Тутта Ларсен, Лоллобриджида, Маяковский, Мягков, Певцов, Поплавская, Пруст, Рокфеллер, Карлос Сантана, Ринго Стар, Фейхтвангер, Сталлоне, Тайсон, Шагал, Шанцев, Ширвиндт, Шумахер, Ходорковский, Том Хэнкс.

Смотри видео:

Рак | 13 знаков зодиака | Телеканал ТВ-3

А вот и Кировакан…

То, что армяне есть везде – неудивительно. Удивительно то, что уезжающие из Армении неармяне тоже чувствуют себя армянами за её пределами.

Был такой случай в Чечне в разгар контртеррористической операции. К нам в ТВ-юрт (лагерь журналистов) часто захаживали сотрудники силовых структур, охранявшие комплекс правительственных зданий или КПЗ на местном сленге. Чаще позвонить по спутниковому телефону, реже — попить чайку, а может что и покрепче. У строительных вагончиков, где жили журналисты федеральных телеканалов, стояли мангалы с «зоной отдыха» под маскировочной сеткой.

Так вот, однажды вечером захожу на огонёк к соседям, а у них в гостях знакомый офицер ФСИН из Ростова. Решил разделить свой выходной с журналистами. Под хорошую закуску он вспомнил о том, как солдатом-срочником попал на первую чеченскую войну и участвовал в штурме Грозного. Его БМП подорвался на мине, и он очнулся в госпитале, куда сразу приехала его любимая девушка. Она рассказала, что врачи собрали мягкие ткани буквально по частям, а в конце произнесла:


Они поженились. Крепкое здоровье позволило дембелю не только полностью отойти от ранения, но и устроиться на службу в спецназ ФСИН. Так он снова оказался в Грозном, в разгар контртеррористической операции. Офицер с ненавистью говорил о местных и возмущался, что сейчас приходиться обеспечивать безопасность тех, с кем когда-то воевал. Было уже далеко за полночь, но гость уходить не хотел.

— А давайте, постреляем? – предложил захмелевший офицер, прихвативший с собой пистолет ТТ и рацию.

Большинство из участников застолья были люди с жизненным опытом, поэтому последовали вежливые отказы и советы угомониться. Но один охотник всё-таки вызвался — молодой корреспондент, часто жаловавшийся коллегам на то, что его руководство заставляет снимать не спецоперации, а запуск кирпичного завода или водопровода. Офицер снял оружие с предохранителя, передёрнул затвор и направил в дуло в воздух.

— Жми на курок, — предложил он корреспонденту.

Тот выстрелил и радостно засиял нетрезвой физиономией. Сквозь шипение рации, стоявшей на столе, послышались переговоры.

— Внимание, выстрел на первом ключе!

Наш гость вызывающе ухмыльнулся и выстрелил ещё раз. Обеспокоенных голосов в рации стало больше. Прозвучала команда усилить патрулирование территории. Офицер, словно малолетний проказник, выпустил в небо всю оставшуюся обойму. Прошло минут 10-15 и мы, уже забыв про выстрелы, болтали о футболе, как нежданно нагрянули кадыровцы. У Рамзана Кадырова в то время занимавшего пост вице-премьера Чечни по силовому блоку, была своя служба безопасности. Полноценная силовая структура, подчинявшаяся ему лично. Бойцы выполняли охранные функции и участвовали в спец.операциях против «шайтанов».

— Кто стрелял? – строго спросил один из трёх патрульных.

Мы замерли в тревоге. Казалось, что наш спецназовец сейчас врубит брутального героя и пошлёт незваных гостей к чёрту или к его матери. Но он растерянно развёл руки и с детским выражением удивлённого лица ответил:

Лежавший на столе пистолет и куча гильз у ног предательски выдали подвыпившего стрелка. Патрульный, преобразившись в конвойного, резко скрутил руку пьяного офицера. Поднял его с места и поволок за угол вагончика. Стрелявший молодой корреспондент побежал следом, надеясь на свою телевизионную узнаваемость и неприкосновенность.

— Оставьте его, это я стрелял! И что с этого?!

Упаковали и его. Молоденький и сильно поддатый корреспондент еле волок ноги в сторону базы кадыровцев на территории КПЗ. Я пошёл вызволять друзей. Проходя мимо пункта дислокации ФСИН заметил, что спецназ поднят по тревоге. Знакомые бойцы в полной экипировке, в касках побежали в сторону базы кадыровцев. Во главе группы был офицер-краповик. Остановились у приоткрытых ворот, где им преграждали путь кадыровцы с автоматами наперевес. Просьба отдать бойца была проигнорирована. Мне же дали «свидание» с корреспондентом. Задержанных развели по разным помещениям.

Кадыровцы заявили, что продержат их до утра, а потом вызовут прокурора и оформят всё, как положено. Ситуация накалялась. Спецназовцы не исключали силового отбора своего сослуживца. Разбудили коменданта КПЗ – подполковника Щербакова. Он энергично подключился к переговорам, но уговорить кадыровцев не получалось.

— Предлагаю сменить обстановку. Пойдёмте к нам, на нейтральную территорию. Заодно и чаю попьём – предложил я.

Такой неожиданный поворот всех устроил. Градус напряжения во время чаепития спал. Я решил прибегнуть к тактике «лирического отступления», чтобы усилить доверие сторон друг к другу.

— Вы знаете, вот у меня в родной Армении — начал было я.

— В Армении?! – резко перебил меня с изумлённым видом подполковник Щербаков.

— А вот и Кировакан, — вдруг запел комендант.

— А вот и ушардзан, — подхватил я.

— Идём камац-камац и наконец Димац! — запели мы хором и полезли обниматься.

Оказалось, что детство подполковника прошло в Кировакане (сейчас Ванадзор), где служил его отец. Он даже произнёс несколько фраз на армянском. Эта трогательная встреча двух русских людей из Армении заставила ёкнуть сердца чеченцев. Один из них сказал, что в аппарате правительства работает армянка – Рита Мартиросова. На этой волне сторонам удалось оперативно договориться об освобождении узников. Но ситуация пока не была урегулирована до конца. Кадыровцы продолжали настаивать на законном разбирательстве инцидента, с привлечением прокурора. И тут у одного из них зазвонил телефон. Поговорив, чеченец обратился к коменданту КПЗ.

— Товарищ подполковник, вы можете попросить коменданта города дать команду, чтоб пропустили брата. Он на аргунском блок-посту стоит. Машины в город не пускают.

— Конечно, о чём разговор!

Подполковник разбудил коменданта Грозного. Тот откликнулся на просьбу.

— Сколько машин, одна? – уточнил Щербаков у чеченца, не отрываясь от телефонного разговора с генералом.

— Нет, семь фур с арбузами – ответил чеченец, отведя в сторону глаза.

Вопрос решился положительно. Кадыровцы сразу все сняли претензии и вернули документы нашего корреспондента, а также оружие и рацию бойца. Разошлись под утро. Местные с интересом слушали рассказы подполковника Щербакова о далёком городе Кировакане, где для него самый лучший в мире воздух. Я сказал, что не совсем согласен. Наверное, потому что сам родом из Еревана.

Главные темы

На встречу в Давосе ежегодно собираются главы государств, лидеров бизнес-сообщества и гражданского общества с целью формирования глобальной, региональной и промышленной повесток.

Министр Евразийской экономической комиссии привел экономические данные, свидетельствующие о правильности решения Армении и Кыргызстана вступить в ЕАЭС.

Из Еревана в Тбилиси поезд будет отправляться в 21:30 часов, обратно будет выезжать в 20:20 часов.

Орбита Sputnik

Новости
  • 17:11 В Москве простились с легендарной разведчицей Гоар Вартанян — видео
  • 16:54 Армия без прапорщиков и мичманов: Зеленский упразднил ряд званий в ВС Украины
  • 16:39 РБК, Газета.ru и Mash: Роскомнадзор назвал страницы в сети, распространяющие дезинформацию
  • 16:26 В Армении будет аномально теплый декабрь: Суренян обещает обильные осадки
  • 16:09 Тигран Саркисян покинет пост главы ЕЭК: новый председатель будет из Беларуси

Все новости

Вкусная Армения
ЛОНГРИДЫ SPUTNIK АРМЕНИЯ
Мультимедиа
Соцсети

Факт регистрации и авторизации пользователя на сайтах Спутник при помощи аккаунта или аккаунтов пользователя в социальных сетях обозначает согласие с данными правилами.

Пользователь обязуется своими действиями не нарушать национальное и международное законодательство. Пользователь обязуется высказываться уважительно по отношению к другим участникам дискуссии, читателям и лицам, фигурирующим в материалах.

Администрация вправе удалить комментарии, сделанные на языках, отличных от языка, на котором представлено основное содержание материала.

Комментарий пользователя будет удален, если он:

  • не соответствует тематике комментируемого сообщения;
  • пропагандирует ненависть, дискриминацию по расовому, этническому, половому, религиозному, социальному признакам, ущемляет права меньшинств;
  • нарушает права несовершеннолетних, причиняет им вред в любой форме, в том числе моральный;
  • содержит идеи экстремистского и террористического характера, призывает к иным незаконным действиям;
  • содержит оскорбления, угрозы в адрес других пользователей, конкретных лиц или организаций, порочит честь и достоинство или подрывает их деловую репутацию;
  • содержит оскорбления или сообщения, выражающие неуважение в адрес Спутник;
  • нарушает неприкосновенность частной жизни, распространяет персональные данные третьих лиц без их согласия, раскрывает тайну переписки;
  • содержит описание или ссылки на сцены насилия, жестокого обращения с животными;
  • содержит информацию о способах суицида, подстрекает к самоубийству;
  • преследует коммерческие цели, содержит ненадлежащую рекламу, незаконную политическую рекламу или ссылки на другие сетевые ресурсы, содержащие такую информацию;
  • продвигает продукты или услуги третьих лиц без соответствующего на то разрешения;
  • содержит оскорбительные выражения или нецензурную лексику и её производные, а также намёки на употребление лексических единиц, подпадающих под это определение;
  • содержит спам, рекламирует распространение спама, сервисы массовой рассылки сообщений и ресурсы для заработка в интернете;
  • рекламирует употребление наркотических/психотропных препаратов, содержит информацию об их изготовлении и употреблении;
  • содержит ссылки на вирусы и вредоносное программное обеспечение;
  • является частью акции, при которой поступает большое количество комментариев с идентичным или схожим содержанием («флешмоб»);
  • автор злоупотребляет написанием большого количества малосодержательных сообщений, или смысл текста трудно либо невозможно уловить («флуд»);
  • автор нарушает сетевой этикет, проявляя формы агрессивного, издевательского и оскорбительного поведения («троллинг»);
  • автор проявляет неуважение к языку, например, текст написан целиком или преимущественно набран заглавными буквами или не разбит на предложения.

Администрация имеет право без предварительного уведомления пользователя заблокировать ему доступ к странице или удалить его аккаунт в случае нарушения пользователем правил комментирования или при обнаружении в действиях пользователя признаков такого нарушения.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Звёздный стиль - женский сайт