Она понимает,что зубной врач ей сейчас необходим,но чувство страха превыше всего. Я переживаю за


НЕВРОЗ ИЛИ ЧТО-ТО ПОХУЖЕ

www.preobrazhenie.ru — Клиника Преображение – анонимные консультации, диагностика и лечение заболеваний высшей нервной деятельности.

  • Если у Вас есть вопросы к консультанту, задайте его через личное сообщение или воспользуйтесь формой \»задать вопрос\» на страницах нашего сайта.

Так же Вы можете связаться с нами по телефонам:

  • 8 495-632-00-65 Многоканальный
  • 8 800-200-01-09 Звонок по России бесплатный

Ваш вопрос не останется без ответа!

Мы были первыми и остаемся лучшими!

СОЗДАТЬ НОВОЕ СООБЩЕНИЕ.

Но Вы — неавторизованный пользователь.

Если Вы регистрировались ранее, то «залогиньтесь» (форма логина в правой верхней части сайта). Если вы здесь впервые, то зарегистрируйтесь.

Если Вы зарегистрируетесь, то сможете в дальнейшем отслеживать ответы на свои сообщения, продолжать диалог в интересных темах с другими пользователями и консультантами. Помимо этого, регистрация позволит Вам вести приватную переписку с консультантами и другими пользователями сайта.

Дочь и мать: отделиться трудно, но необходимо!

Чтобы рассказать о мучительных отношениях с матерью, 40-летняя Катерина пишет книгу «Мама, не читай! Исповедь «неблагодарной» дочери». В ней она подробно перечисляет свои детские и взрослые попытки заслужить материнскую любовь, всякий раз — неудачные. Пишет не для матери — так она пытается избавиться от боли, которая «растянулась на долгие годы и не утихла до сих пор».

Наталье 36 лет, и свою мать она считает лучшей подругой. «Мы часто созваниваемся, ходим вместе по магазинам, а каждые выходные я приезжаю к ней вместе с детьми. Мы очень близки», — делится она. И после паузы признается, что визиты не совсем добровольны. Стоит пропустить хотя бы один, и она чувствует свою вину. Как в юности, когда мать упрекала ее в эгоизме, непрестанно напоминая о том, чем пожертвовала в жизни, пока растила «неблагодарную дочь».

Катерина, Наталья — этим двум взрослым женщинам так и не удалось ни примириться, простив собственную мать, ни освободиться от зависимости и чувства вины. Иными словами, они так и не стали по-настоящему взрослыми людьми. Почему это так трудно?


«Мать и дочь — отношения между ними уникальны, — говорит психотерапевт Екатерина Михайлова. — В них всегда есть вина и прощение, привязанность и бунт, ни с чем не сравнимая сладость и ни с чем не сравнимая боль, неизбежное сходство и яростное его отрицание, первый и главный опыт нашего «вместе» — и первая попытка все-таки быть отдельно.

Конкуренция. Борьба. Страх. Пронзительная потребность во внимании, в одобрении. Ужас перед силой этой потребности. Любовь, порой проявляющая себя в убийственных, удушающих формах. Первый опыт подчинения власти, «превосходящим силам противника» — и первый же опыт своей власти над другим человеком. Ревность. Невысказанные обиды. Высказанные обиды. И над всем этим — единственность этих отношений. Другой — не будет».

Слитно, чтобы затем раздельно

В раннем детстве почти полное слияние с матерью необходимо ребенку для того, чтобы выжить. «Чувство безопасности, которое возникает благодаря такому симбиозу, помогает ему расти, взрослеть и постепенно начать самостоятельную жизнь, — рассказывает психоаналитик Элина Зимина. — Но если такой близости не было, желание слиться с матерью, почувствовать ее безусловную любовь может так и остаться самым важным, главным».

Именно поэтому так много взрослых людей смотрят на мир глазами своей матери, поступают так, как поступила бы она, надеются на ее одобрение и признательность.

Для девочки мать — совершенное всемогущее существо одного с ней пола. Это позже, примерно с трех до шести лет, она начинает конкурировать с ней за любовь отца. Девочкам легче дистанцироваться от матери по сравнению с мальчиками, для которых мать становится «объектом любви». Но если этого не происходит, слияние может превратиться в зависимость: они видят друг в друге только сходство.

Взрослый человек, который продолжает бороться со своими родителями, скорее всего, так и не отделился от них

Оставаясь в тесных отношениях с матерью, девочка перестает взрослеть, ведь она не чувствует себя отдельным человеком. Лишь отдалившись, можно обнаружить различия: «чем я отличаюсь от нее?», «какая я?», «кто я как женщина?». Удерживая дочь около себя, мать мешает ей найти ответы на эти вопросы.

«Постепенная сепарация, отделение от родителей, создает внутри нас психическое пространство, необходимое для того, чтобы ощутить свои особенности и желания, в том числе свою женственность, — объясняет Элина Зимина. — Это способность различать, что принадлежит мне, а что — другому».

Сравнивать себя можно с тем, кто находится с нами на равных или почти равных позициях. Однако для ребенка мать — существо, лишенное недостатков. Чтобы увидеть в ней реальную женщину, предстоит свергнуть ее с воображаемого пьедестала. Достаточно вспомнить накал страстей между подростками и родителями, чтобы понять, как болезненно происходит эта деидеализация.

«Когда подросток видит в родителях реальных людей, градус враждебности обычно снижается, — рассказывает психоаналитик. — А взрослый человек, который продолжает бороться со своими родителями, скорее всего. так и не отделился от них».

Но и на этом сепарация не заканчивается, и девушке, которая становится женщиной, матерью, всякий раз приходится устанавливать новую дистанцию с собственной матерью.

Третий не лишний

Противоречия и конфликты, явные или скрытые, всегда присутствуют в отношениях матери и дочери. «Мать может болезненно переживать утрату безусловной любви дочери, когда та в эдиповой фазе развития переносит свою любовь на отца, — поясняет Элина Зимина. — В отличие от девочек, мальчик в этом возрасте продолжает любить мать. Поэтому в отношениях матерей с сыновьями меньше конфликтов и больше гармонии. А в отношениях матери и дочери могут быть более противоречивые чувства: помимо любви здесь присутствуют ревность, зависть и соперничество».

Для дочери одинаково опасны оба полюса материнской любви: ее недостаток и избыток

В этой связи отчетливо просвечивает образ той маленькой девочки, которой была когда-то сама мать. Этот образ возвращает ее к воспоминаниям о собственном детстве, об отношениях с собственной матерью, об опыте любви и боли.


Для дочери одинаково опасны оба полюса материнской любви, ее недостаток и избыток. Но отношения матери и дочери — это отношения не двух, а всегда трех человек. «Отец разделяет их и сообщает дочери: «я муж и любовник твоей матери», — поясняет Элина Зимина. — Одновременно он поддерживает дочь, восхищаясь ее женственностью, и дает понять, что позже она встретит человека, который подарит ей желанную любовь».

Таким третьим, кто помогает матери и дочери отделиться друг от друга, может быть не только отец или партнер матери. Идея, увлечение, работа — то, что способно целиком захватить мысли женщины, чтобы на это время она забыла о ребенке, почувствовала себя «отделенной» от него.

В этой роли может, конечно, выступить и психотерапевт. «С одним «но», которое в мечтах и планах часто не учитывается, — настаивает Екатерина Михайлова. — Любой третий — фигура временная: выполнив свою роль, он должен отойти на второй план, освобождая место для развития отношений».

Далеко и близко

Где же проходит граница между хорошими, доверительными отношениями и полной зависимостью от желаний и настроений матери? Не всегда легко найти ответ на этот вопрос. Особенно сейчас, когда дружеские отношения с матерью («мать-подружка») становятся идеалом многих женщин. Но зачастую они скрывают отсутствие дистанции, ту самую «неперерезанную пуповину».

Ежедневные звонки, обращения за советом, интимные подробности — так это выглядит в жизни. Но и постоянные конфликты, и даже разрыв между матерью и дочерью не говорят о том, что между ними нет эмоциональной связи. Расстояние тоже не показатель. «Дочь может быть крайне зависимой от матери, несмотря на то что их разделяют тысячи километров, или жить с ней в одном доме и быть независимой», — говорит Элина Зимина.

Естественному стремлению женщины стать самостоятельной может помешать желание матери удержать ее рядом с собой, часто неосознаваемое. «Иногда она воспринимает отделение ребенка как свидетельство того, что тот ее больше не любит и бросает — возможно, это связано с ее собственным опытом внезапной разлуки, — приводит пример Элина Зимина. — Она может быть не уверена в собственной женственности и ревновать к красоте дочери. Или считать себя вправе управлять ее жизнью, потому что видит в ней свое продолжение. Одинокая женщина может искать в ребенке заместителя мужа или собственной матери».

Если родители позволяют детям быть свободными, но готовы поддержать при необходимости, то отделение пройдет мирно

В ответ у дочери проявляются тревоги — страх потерять любовь матери, неуверенность в себе, боязнь мужчин… Одни матери хотят удержать дочь любой ценой, другие, наоборот, стремятся как можно быстрее от нее «избавиться». При первых подростковых попытках объявить о самостоятельности они говорят: «хорошо, ты полностью свободна и независима, можешь жить как хочешь».

Но за этим скрывается отвержение. «Взрослые дети тоже нуждаются в поддержке, — уточняет Элина Зимина. — И если родители позволяют им быть свободными, но готовы поддержать при необходимости, то отделение, скорее всего, пройдет мирно и хорошие отношения сохранятся».

Путь к свободе

Настоящая независимость наступает тогда, когда женщина критически оценивает доставшиеся ей в наследство от матери установки, способы поведения, жизненные сценарии. Невозможно полностью отказаться от них, поскольку так она окажется изолированной от собственной женственности. Но и принять их целиком означает, что она, оставшись копией матери, так и не станет собой.

«Обычно продвинуться в направлении вроде бы желанной, но все никак не наступающей независимости удается тем, кто смог в одностороннем порядке «отозвать иски» и перестать питать тягостные отношения своими надеждами, обидами или разыгрыванием роли идеальной матери или дочери, — считает Екатерина Михайлова. — Слишком близкие отношения взаимны. Часто только кажется, что «мама не отпускает», — перейти в новую фазу отношений не готовы обе, но ответственность за это обычно возлагается на старшую».

Если мы действительно хотим изменений, начинать надо с нескольких жестких вопросов к себе, советует Екатерина Михайлова: «Что я от себя скрываю, объясняя все проблемы своей жизни давлением, влиянием, вмешательством и необходимостью заботиться о той, другой? Может быть, именно я заполняю эмоциональную пустоту игрой в борьбу за независимость?

Может быть, мир за моей спиной меня пугает настолько, что это мне проще оставаться в странной смеси поединка, танца и объятия с той, другой женщиной? На что я надеюсь, продолжая выяснять отношения, мириться, ссориться, упрекать — или же балуя и ублажая? Может быть, в глубине души я все еще верю, что удастся что-то доказать, что «она» согласится, примет, одобрит. »

Как понять, действительно ли мы сумели стать самостоятельными и разорвали материнскую пуповину? Это так, если нас больше не раздирают противоречивые чувства, не мучают внутренние конфликты. Если мы сами регулируем степень доверительности и дистанцию в отношениях с матерью, не испытывая при этом чувства вины. Можем объективно оценить, в чем мы схожи, а в чем отличны друг от друга. И наконец, если мы чувствуем, что связаны с матерью определенными узами, но не привязаны к ней намертво.


«Трудные» матери

Став взрослыми, мы начинаем по-новому строить отношения с матерями. Однако с некоторыми из них сделать это оказывается особенно трудно. Психолог Сьюзен Коэн и журналист Эдвард Коэн перечисляют 10 распространенных типов.

  1. Самовлюбленная. Она мечтает видеть в дочери хорошенькую куколку, которая думала бы только о своей мамочке.
  2. Контролирующая. На каждый случай у нее есть правило. И всякий раз она сообщает дочери, что та его не выполнила.
  3. Зависимая от чужого мнения. Волнуется о том, что подумают соседи, — даже когда дочь давно выросла и уехала из города.
  4. Соблазняющая. Всегда одета по моде, чересчур коротко, чересчур обтягивающе. Флиртует с любым мужчиной, который ей встретится, в том числе и с друзьями дочери.
  5. Удушающая. Помогает, даже когда дети в этом не нуждаются.
  6. Не различающая границ. Принимает успехи и неудачи своего ребенка очень близко, слишком близко к сердцу.
  7. Критикующая. Упрекает во всем, что дочь (не) делает, а также в том, о чем она мечтает.
  8. Закрывающая глаза. Думает, что все идет не так плохо, даже когда хуже уже некуда.
  9. Всезнающая. Давно уже сделала все, что дочь надеялась когда-нибудь сделать, и гораздо лучше, чем она.
  10. Обвиняющая. Всегда недовольна, но ждет, что дети положат жизнь на то, чтобы удовлетворить ее желания и мечты.

Нелюбимые дочери нелюбящих матерей

Такие девочки совершают потом одни и те же ошибки в отношениях, не осознавая причину. Это тяжело, но из этого можно найти выход. И еще одно: пожалуйста, следите за тем, что вы говорите своим детям!

Как вырастить детей оптимистами?

Нам хочется, чтобы наши дети росли жизнерадостными, не страдая от наших сомнений, тревог или плохого настроения. Как сориентировать их в нужную сторону? Рассказы родителей и советы специалистов.

Постоянно боюсь что ребенок заболеет(Не знаю как справиться

Доброй ночи!Моя дочь очень часто болела,начиная с 2х лет: сначала ОРВИ, потом пиелонефрит,перелом ключицы, бронхит, мононуклеоз,отит.Может быть в следствии этого(я уже не знаю), я начала панически боятся за нее.Постоянно щупаю лоб,шею,меряю температуру чуть ли не каждый день.Когда я меряю ее, мой пульс учащается, мне становится плохо физически,бросает в жар.Если температура в норме,то это успокаивает меня на непродолжительное время.Я совсем не могу радоваться жизни,материнству,это съедает меня изнутри(((Кажется,что я живу на пороховой бочке,тревога постоянно, сон с оглядкой на ребенка,постоянная подавленность( Я верю в материальность мыслей,стараюсь не думать о плохом,но не могу.Не знаю как с этим бороться(
Может у кого то была похожая ситуация?Как выходили из нее?Буду рада любому совету,так как самостоятельно уже не справляюсь,любое поведение ребенка вызывает у меня кучу вопросов и кажется подозрительным(

Как побороть тревогу за ребенка?

Два года назад я родила ребенка. Так получилось, что дочку пришлось лечить, делали операции, была угроза жизни. Сейчас она здорова.
Ее лечение тяжело мне далось, были нервные срывы, истерики, я жила на успокоительных (безрецептных). Вообще весь тот период помню только отрывками – как провалы в памяти.
Сейчас я безумно боюсь за нее. Боюсь потерять. Каждый ее чих рисует мне в воображении страшные картины. Боюсь потерять мужа. Если он долго не отвечает на звонок, опять в воображении страшные картины.
Мне это очень мешает жить и радоваться материнству, жизни. После всего, что было, я поняла, что от меня, от моих действий вообще ничего в этой жизни не зависит. Я всю беременность все делала по рекомендациям врачей, берегла себя как вазу хрустальную – ребенок все равно больной родился.
Как мне вернуть чувство хоть какой-то уверенности в завтрашнем дне? Ребенок – это мой смысл жизни. У меня уже нет родителей, нет карьеры, нет чего-то, что бы меня тянуло что-то делать. Без дочки и меня не будет, просто незачем будет небо коптить.

Ответ психолога:

На вопрос отвечает христианский психолог – консультант Фролова Наталья Валерьевна

Здравствуйте! Ваш вопрос очень важный и серьезный. Высочайшая тревога за близких, за обстоятельства, в которые они могут попасть, действительно мучает нас, не дает жить спокойно и дарить это спокойствие детям. Вы были погружены в спасение жизни своей дочери, сделали всё возможное и невозможное, отдали всю себя и справились! То серьезнейшее испытание, которое Вам пришлось пережить, катастрофически тяжело для вас, как для мамы. Концентрация сил, в том числе и психических, была крайне велика. В итоге ваше колоссальное перенапряжение находило выход в виде нервных срывов и истерик. На тот период времени это был единственный, хоть и очень неприглядный для Вас и окружающих, способ самоподдержки для психики.

Но, как Вы понимаете сейчас по своему сегодняшнему, особенно тревожному состоянию, напряжение осталось глубоко внутри, ему тоже необходим выход. И когда мы сталкиваемся с тем, что в настоящий момент в жизни нет таких острых ситуаций, как были – дочь здорова, отношения в семье спокойные, тогда это напряжение дает нам о себе знать в виде представления страшных картин о том, что может случиться, по инерции ища выход из нас. Это и правда серьёзнейшим образом портит качество жизни, мешает наконец-то насладиться своим материнством.


Такая картина длительного внутреннего стресса не может не настораживать, и то, что Вы это видите, уже является первым шагом к выходу из такого непростого состояния. Теперь, когда здоровью Вашей дочери не угрожает такая опасность, как раньше, и у Вас появилось время заняться тем, чтобы поправить своё, было бы ошибкой проигнорировать эту возможность. Ведь недаром Вы таким тяжелейшим образом пережили болезнь дочери, наверняка уже до этих непростых событий Вы были достаточно ранимы и чувствительны.

Наша тревога проявляется в момент стресса, а появляется она в виде повышенной тревожности в нас задолго до событий, имея корни где-то в переживаниях нашего жизненного опыта, как правило, в тот период жизни, когда мы особенно открыты и беззащитны. Может, стоит обратиться к хорошим специалистам, и, в психотерапевтическом пространстве, постараться взглянуть в эту сторону своей жизни. Если пока ещё трудно решиться взглянуть на свою жизнь так глобально, то есть специалисты психоневрологи, с помощью которых можно снизить уровень проявления тревоги. В любом случае, могу Вас уверить, что выход из такого непростого состояния есть. Очень важно, что Вы уже не игнорируете его, не задавливаете внутрь, а хотите что-то с этим сделать, чтобы жить и радоваться тому, что есть, чтобы Ваша доченька росла рядом со спокойной мамой, имеющей свой собственный смысл жизни, а не только видящей его в материнстве. Ведь только от нас зависит то, чтобы дети наши выросли психологически здоровыми, становясь во взрослом возрасте свободными и любящими людьми, достаточно крепкими, чтобы, с наименьшими потерями для психики, пережить любые серьезные события.

Архив всех вопросов можно найти здесь. Если вы не нашли интересующего вас вопроса, его всегда можно задать на нашем сайте.

Чувство тревоги без причины

Необъяснимый страх, напряжение, беспокойство без причины периодически возникают у многих людей. Объяснением беспричинной тревоги может быть хроническая усталость, постоянные стрессы, ранее перенесенные или прогрессирующие заболевания. При этом человек чувствует, что в опасности, но ему непонятно, что с ним происходит.

Почему появляется тревога на душе без причины

Ощущение тревоги и опасности не всегда являются патологическими психическими состояниями. Каждый взрослый человек хоть раз испытывал нервное возбуждение и беспокойство в ситуации, когда не удается справиться с возникшей проблемой или в преддверии сложного разговора. После решения таких вопросов чувство тревоги проходит. Но патологический беспричинный страх появляется независимо от внешних раздражителей, он не обусловлен реальными проблемами, а возникает сам по себе.

Тревожное душевное состояние без причины захлестывает, когда человек предоставляет свободу собственному воображению: оно, как правило, рисует самые страшные картины. В данные моменты человек ощущает свою беспомощность, эмоционально и физически истощается, в связи с этим здоровье может пошатнуться, и индивидуум заболеет. В зависимости от симптомов (признаков) различают несколько психических патологий, которым присуща повышенная тревожность.

Паническая атака

Приступ панической атаки, как правило, настигает человека в людном месте (общественном транспорте, здании учреждения, большом магазине). Видимых причин для возникновения данного состояния нет, поскольку в этот момент жизни или здоровью человека ничего не угрожает. Средний возраст страдающих чувством тревоги без причины составляет 20-30 лет. Статистика показывает, что чаще необоснованной панике подвергаются женщины.

Возможной причиной необоснованной тревоги, по мнению врачей, может быть длительное нахождение человека в ситуации психотравмирующего характера, но не исключаются и однократные тяжелые стрессовые ситуации. Большое влияние на предрасположенность к приступам паники оказывает наследственность, темперамент человека, его личностные особенности и баланс гормонов. Кроме того, тревога и страх без причины часто проявляются на фоне заболеваний внутренних органов человека. Особенности возникновения чувства паники:

  1. Спонтанная паника. Возникает внезапно, без вспомогательных обстоятельств.
  2. Ситуационная паника. Появляется на фоне переживаний из-за наступления психотравмирующей ситуации или вследствие ожидания человеком какой-то проблемы.
  3. Условно-ситуационная паника. Проявляется под действием биологического либо химического стимулянта (алкоголь, сбой гормонального фона).

Выделяют следующие самые распространенные признаки панической атаки:

  • тахикардия (учащенное биение сердца);
  • чувство тревоги в груди (распирание, болевые ощущения внутри грудины);
  • «ком в горле»;
  • повышение артериального давления;
  • развитие ВСД (вегетососудистой дистонии);
  • нехватка воздуха;
  • страх смерти;
  • приливы жара/холода;
  • тошнота, рвота;
  • головокружение;
  • дереализация;
  • нарушение зрения или слуха, координации;
  • потеря сознания;
  • самопроизвольное мочеиспускание.
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Звёздный стиль - женский сайт