Она уже мертва. titova t

Читать онлайн «Она уже мертва» автора Платова Виктория — RuLit — Страница 21

Зорко оглядев поле боя, Парвати усмехнулась:

– Что-то я не вижу разбитой тарелки. Только стакан.

– Значит, Миш разбил стакан, – Шилу нельзя было отказать в находчивости.

– Врешь! Такой же прохиндей, как и твой папаша, – неизвестно, чего в голосе Парвати было больше – осуждения или одобрения. – Такой же прощелыга. А ты что скажешь?

Вопрос адресовался Белке, и она, секунду поколебавшись, пролепетала:

– Не врал как раз твой отец. Когда был маленьким. Значит, во всем виновата собака?

– Собака, – Белка почувствовала, что краснеет.

– Ладно, поверю на первый раз. Но дважды вы меня не надуете, зарубите это у себя на носу.

После благополучного окончания тягостной сцены Шило был отправлен в постель, а Белка рекрутирована для уборки и мытья посуды. И пока она сносила грязные тарелки на кухню, а потом мыла их в огромном эмалированном тазу, ее не оставляла мысль: правильно ли она поступила, не рассказав о ссоре между старшими девочками Парвати?

Все правильно. Парвати никак не может повлиять на их взаимную ненависть. Она не может приказать им любить друг друга, потому что… сама никого не любит! Белкина вторая бабушка, мамина мама, совсем другое дело. Белка обожает приезжать к ней в Выборг, гулять по окрестностям и слушать самые занимательные разговоры на свете: о чудесных временах, когда Выборг был финским городом, и о спящей форели, и о неспящем ручье, о городских флюгерах и крышах, и о покойном дедушке, которого плохо помнит даже мама. Но это не мешает ему оставаться лучшим мужчиной в мире. Хорошо бы и единственной внучке встретить такого же мужчину, – именно об этом мечтает выборгская бабушка. К Белкиному приезду она готовится основательно: покупает всякие вкусности и чудесности у заезжих финнов, не переставая благодарить небеса и перестройку за то, что доставать вкусности и чудесности в последние годы стало гораздо проще. А раньше за несанкционированные торговые связи с жителями Суоми можно было схлопотать тюремный срок.

«Тюррремный срррок» – вот как это звучит в исполнении выборгской бабушки. При этом бабушка страдальчески морщится и всплескивает руками, а Белка хохочет. В выходные к ним приезжает мама, и тогда они гуляют втроем, а по вечерам играют в лото, подкидного дурака и «Магнитную викторину», и Белка всегда выходит победительницей, – нет ничего лучше каникул в Выборге!

Но в этом году все изменилось. Бабушка попала в больницу с инсультом, мама взяла отпуск за свой счет, чтобы ухаживать за ней, а Белку отправили в Крым, к Парвати.

Сережа появился уже после того, как Аста бросила вызов МашМишу. Сцена за обедом не прошла бесследно, хотя внешне мало что изменилось: море не вышло из берегов, скалы не рухнули в пучину, и ни один камешек не сдвинулся на маленьком пляже. Все так же вызревал виноград, спели огромные бурые помидоры «бычье сердце» и шушукались с ветром болтливые кипарисы. Общее состояние природы можно было назвать безмятежным.

Зато сразу после обеденных разборок куда-то испарился Миш.

Он не вышел к ужину, его стул пустовал за завтраком, и Белка заволновалась: уж не случился ли с Мишем бэнг-бэнг-бэнг? Спросить об этом напрямую у Маш, исправно сидевшей в торце стола, было смерти подобно, и Белка решила начать с менее опасных, на ее взгляд, человеческих особей. Но ни Ростик, ни толстый Гулька, ни вездесущий Шило Миша не видели. Лёка тоже не прояснил ситуацию, он лишь неопределенно улыбнулся и махнул рукой в сторону поселка.

Неужели Миш уехал? А точнее, был изгнан?

Оставался еще один человек, последний в списке (за ним следовали лишь Парвати и Маш). Именно к этому человеку и обратилась Белка. Начала она издалека, да и стояла на почтительном расстоянии от него, все так же покачивающегося в гамаке вместе с «Анжеликой».

– Привет. Хорошая книга?

Аста ответила не сразу и совсем не на тот вопрос, который задала девочка. Вернее, задала свой:

– Как тебя зовут? Я все время забываю.

Белка назвалась, осторожно приблизившись еще на шаг. Вот было бы здорово, если бы Аста придумала для нее новое имя с эстонским акцентом! Но в планы ведьмы из Таллина новые лингвистические эксперименты не входили. А может, все дело в самой Белке – уж слишком она ничтожна, чтобы тратить на нее время и силы.

– Впрочем, неважно, – Аста, сама того не ведая, подтвердила худшие опасения девочки. – Если я до сих пор не запомнила твое имя, значит не так уж важно, как тебя зовут.

– Для кого? – Белка почувствовала легкий укол обиды. – Для кого не важно?

Книга: Она уже мертва — Виктория Платова

Автор книги: Виктория Платова

Жанр: Современные детективы, Детективы

Представленный фрагмент произведения размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО «ЛитРес» (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Оплатили, но не знаете что делать дальше?

Прошлое умеет ждать. И наносить удар в тот самый момент, когда кажется: все худшее уже позади и жизнь обрела ясность и смысл. Прошлое – небезопасно. А в большой семье, чья история окутана мраком и тайной, – небезопасно вдвойне. Тень когда-то совершенного и оставшегося так и не раскрытым преступления ложится на каждого члена этой семьи.

…В День Убийства они были детьми и теперь, двадцать лет спустя, снова собрались вместе, чтобы попытаться понять: что же произошло на самом деле? Но случайно открыв ящик с воспоминаниями, взрослые дети уже не в состоянии бороться со злом, которое сидит в каждом из них.

Удастся ли что-то противопоставить ему? Удастся ли спастись?…

Последнее впечатление о книге

  • geffy:
  • 21-04-2020, 19:35

Прошлое может и умеет ждать, но когда ты кусок идиота, смысла это не имеет. Десять негритят с лоботомией каждый и жаждой поиметь немного наследства. Настолько бессмысленных и неадекватных героев я не встречала давно.

С этой книгой также скачивали:

Комментарии
  • olka92:
  • 11-04-2020, 22:37

Было интересно. Не без убийств, конечно же. Описания убийств не было, были только потом описаны намерения, с которыми были они сделаны. Всё слишком сильно закручено.

  • nevajnokto:
  • 31-03-2020, 21:41

Как же долго я продиралась через каждую страницу этой книги. Сваливалась по самое горло в зыбучие пески, буквально, заставляла себя вынырнуть, подкрепляясь надеждой, что эта бессмыслица когда-нибудь да закончится и в итоге всё сведется к адекватному и понятному итогу.

Нет, я не зареклась читать современных русских авторов детективов, я абсолютно не сноб и не отношусь к этому жанру с брезгливым фу-фу-фу, нередко даю себе возможность расслабиться с такими книгами. Я люблю Михалкову и с удовольствием прочитала бы кого-то со схожей стилистикой. Но с данным автором мы совершенно на разных тональностях. Она для меня слишком сумбурная.

  • AlyaSambaeva:
  • 11-03-2020, 10:24

Уффф, прям дух захватывает, когда читаешь! Очень атмосферное, напряженное и не отпускающее до самого конца чтиво. Особенно в ночное время мне прям кровь леденила эта книга.

  • Hitrost:
  • 25-07-2020, 09:05

Для меня это не столько детектив, сколько погружение в мир одного ребенка, постигшего ужас смерти. Ведь в детстве все в разы сильнее ощущается и переживается.

  • majj-s:
  • 5-03-2020, 12:59

Крошечные стрекозы, крошечные кузнечики, крошечные лемуры и прочая милая мелюзга заселяет страницы книги так плотно, что диву даешься, как на них умудряются поместиться персонажи.

А еще непременным атрибутом книг моей любимой писательницы — артефакт неимоверной ценности и прямо-таки роковых свойств: если уж не послужит прямой побудительной причиной происходящего, то косвенную роль непременно сыграет. Платова любит предметный мир и виртуозно умеет с ним обращаться, мир предметов и вещей платит ей тем же. Никому до сих пор, даже Бальзаку с его «Шагреневой кожей», даже Уилки Коллинзу с его «Лунным камнем», даже Стивенсону с его «Алмазом раджи» вещи не раскрывали себя так нежно, ярко и яростно.

Единственное, с чем можно соотнести предметный мир Виктории Платовой — «Необходимые вещи» Кинга, нечто, обладание чем наполняет тебя силой и счастьем, раскрывает доселе дремавшие свойства, дарит удачу и приносит успех. Связь с ним сродни симбиозу — оторвать можно только с твоей живой плотью. Но без инфернальности кинговых вещей, у Платовой они не демоны и не боги — мелкая нечисть, материализация городских легенд, наделяющих создания искусственной природы волшебными свойствами. Умение удивительное и ценное в век гаджетов и виртуальных денег.

Эргрегор второго дома астрологии, иначе называющегося домом движимого имущества, должен быть благодарен писательнице. Впрочем, именно этим романом она отступает от привычного антуража. Здешний предмет немыслимой ценности относится к категории имущества недвижимого, а за него отвечает совсем другой дом астрологии — четвертый. Тот же, который за материнство и родину (космополит Платова до сих пор не давала повода заподозрить себя в чрезмерной любви к родным осинам). Может быть потому обаяния в нем много меньше, а пугающего больше, чем привычно в предметном мире ее книг?

Так или иначе, страшного здесь много. Не того свойства, как любимый автором нуар французского кинематографа, скорее интернациональная готика, таинственная, тяготеющая к скелетам в шкафах, леденящая кровь. Дано: на оглашение бабкиного завещания съезжаются внуки из разных городов бывшего Советского Союза. Они не виделись двадцать лет после одного, проведенного здесь лета, в которое случилось что-то страшное. А еще прежде, в детстве родителей этих сегодняшних уже не детей, произошло нечто, что навсегда вычеркнуло из семейной памяти самого старшего и самую младшую.

Обе истории: двадцати- и сорокалетней давности туго переплетутся и подарят читателю гремучую смесь радости и боли, неуверенности и вражды, симпатий и страхов. А еще первой любви. И я не помню, чтобы ее томительная нежность прежде оживала в книгах Виктории так зримо и вещественно. Взрослые страсти — да, но трепещущая стрекозьими крылышками влюбленность девочки в лучшего человека на свете, такого у Платовой не бывало. Что ж, она Мастер. Браво!

  • IvanKarmanov:
  • 20-02-2020, 23:36

Книгу эту , в качестве триллера- детектива , мне порекомендовали на одном очень специфическом форуме , поэтому прочитал до конца . Я с большой опаской отношусь к творчеству отечественных дам — сочинительниц детективных романов и .

  • Antresolina:
  • 29-11-2020, 22:41

Платова — это мое тайное немножко стыдное читательское слабое место. Стыдное потому что я понимаю — ну не назовешь это хорошей литературой, да и качественным детективом тоже, а кто-то и вообще скажет, что бред.

Ну что я в этом нахожу? Да вообще-то много чего) Поток женского сознания, прямо все что внутри переживается очень интенсивно, каждая мысль ловится на лету и рассматривается под микроскопом, со всеми ее ответвлениями, кажое чувство с его мельчайшими оттенками раскладывается и рассматривается как платье перед вечеринкой, с поправлением складочек и разглаживанием узора. Героини все сложные, маленько шизанутые, с тяжелым взглядом и темными мыслями, нелепые зажатые неудачницы и роковые женщины одновременно, надломленные и варящиеся в своих кошмарах и сложных подробностях. Язык с обилием метафор, всяческих сравнений-аллюзий-образов, виснущих гроздями на каждом слове. Да, бывает перебор, но все равно как же это мне нравится! И то что нет у этих героинь типично женского стремления быть для всех хорошей, найти принца и варить борщ. Нет, бывает и страсть к принцам, но такая, странно-болезненная, и борщи случаются, но тогда непременно с какими-то замысловатыми таинственно-поэтическими ингредиентами.

В общем, что греха таить, нравится мне это. Стыдно, и советовать никому не буду, но нравится. И если при мне ругать-костерить будут, слова не скажу. А просто молча и тайно буду продолжать читать и даже перечитывать!

  • keep_calm:
  • 29-09-2020, 16:34

Сначала было очень интересно. Люблю романы с флешбэками, с жестокими героями-детьми. Но примерно с середины стал раздражать уже подзабытый мной стиль Платовой, некогда много ее читающей, уж очень пытающейся выпендриться с оригинальностью героев, с вечными надписями на иностранных языках.

  • AngelinaBelokopitova:
  • 8-08-2020, 02:17

Как-то автор переборщила с неадекватностью своих героев. Собрать столько родственников с нестабильной психикой в одном месте. Даже озабоченных наследством.

Она уже мертва (2014)

Прошлое умеет ждать. И наносить удар в тот самый момент, когда кажется: все худшее уже позади и жизнь обрела ясность и смысл. Прошлое – небезопасно. А в большой семье, чья история окутана мраком и тайной, – небезопасно вдвойне. Тень когда-то совершенного и оставшегося так и не раскрытым преступления ложится на каждого члена этой семьи.

…В День Убийства они были детьми и теперь, двадцать лет спустя, снова собрались вместе, чтобы попытаться понять: что же произошло на самом деле? Но случайно открыв ящик с воспоминаниями, взрослые дети уже не в состоянии бороться со злом, которое сидит в каждом из них.

Удастся ли что-то противопоставить ему? Удастся ли спастись?…

Электронная книга, выпущенная в 2014 году, принадлежит жанру Детективы. Тематику книги можно охарактеризовать по следующим тегам: женские детективы, расследование преступлений, семейные тайны. В библиотеке можно начать чтение книги «Она уже мертва» (Виктория Платова) скачать бесплатно в формате fb2 полностью оцифрованную книгу для андроид. Также есть возможность просмотреть другие издания автора Виктория Платова.

Она уже мертва Tekst

самым главным в отсутствие хозяев. По-моему, это неправильно. – У нас здесь целый боекомплект блаженных, – фыркнула Маш. – Протри

«. Иероглифы, вот как это называется! А еще это называется татуировка, у Белкиного папы тоже есть татуировка, она окопалась на спине, и папа немного ее стесняется. «Ошибки бурной юности» – именно по этому разряду проходит квинтет разухабистых скелетов, вооруженных музыкальными инструментами: контрабас, саксофон, тромбон с трубой и ударная установка.«Ленинградский диксиленд» – так именует папино наспинное безобразие мама, о чем ты только думал, когда заводил этот вертеп? Уж точно не о жене и о ребенке.– Мне было восемнадцать, и я был дураком.– Не таким уж дураком, – парирует мама. – Иначе выбил бы скелетов у себя на лбу. Или на груди. Чтобы здороваться с ними, выходя из душа. Надолго бы тебя хватило?– Ненадолго, – вздыхает папа.– Но ты предпочел, чтобы их видел кто угодно, кроме тебя. О чем это говорит?– О чем?– Ты – эгоцентрик. Любитель распустить хвост по поводу и без повода.Белка знает наперед все то, что скажет папа: если бы он был любителем распустить хвост, то занялся бы львиными прайдами, а не какими-то невнятными пауками. И украсил бы спину не скелетами, а группой «Битлз». Или, на худой конец, Лениным, слушающим «Аппассионату». «

Август. Белка.…Бухта оказалась странно пустынной в этот час. Метрах в трех от воды лежал баракан, находящийся в пользовании МашМиша, а их самих как ветром сдуло. Поначалу Белка подумала, что они купаются, но морская гладь была чиста. МашМиш – не такие уж классные пловцы, чтобы устроить заплыв на километр или два. Обычно они торчат у берега, — там, где вода доходит им едва ли до плеч, и бестолково машут руками имитируя стиль «баттерфляй». Изредка Миш подныривает под сестру, и тогда Маш визжит так, что слышно не только в окрестностях поселка, но даже в Турции. Но сейчас никто не сотрясает воздух криками. Одно из двух: либо МашМиш утонули, либо…

Скалы вокруг бухты здорово сужают обзор!

Если стоять наверху, у самого начала тропы, видно почти все побережье, а здесь – только линию горизонта, с двух сторон ограниченную нагромождением камней. Но Белка знает: за скалами слева берег чуть более пологий, там построены мостки, с которых ловят рыбу местные мальчишки и примкнувшие к ним Ростик и Шило. А скалы с правой стороны – лишь начало угрюмой гряды, самой настоящей «мертвой зоны» — ни пляжей, ни бухт в этой части нет. Разве что – несколько гротов, вода из них не уходит никогда, так, по крайней мере, утверждает Шило, все здесь облазивший.

Чтобы чем-то занять себя, Белка решила поискать куриных богов – маленькие плоские камешки с дыркой. Если найти такой камешек и повесить себе на грудь – исполнение желаний обеспечено. Один камешек – одно желание, а у Белки их, как минимум, пять. Три из них связаны с Сережей, одно – с папиным врагом Муравичем (чтоб он под землю провалился!), еще одно – с Астой.

Виктория Платова — Она уже мертва

Описание книги «Она уже мертва»

Описание и краткое содержание «Она уже мертва» читать бесплатно онлайн.

Прошлое умеет ждать. И наносить удар в тот самый момент, когда кажется: все худшее уже позади и жизнь обрела ясность и смысл. Прошлое – небезопасно. А в большой семье, чья история окутана мраком и тайной, – небезопасно вдвойне. Тень когда-то совершенного и оставшегося так и не раскрытым преступления ложится на каждого члена этой семьи.

…В День Убийства они были детьми и теперь, двадцать лет спустя, снова собрались вместе, чтобы попытаться понять: что же произошло на самом деле? Но случайно открыв ящик с воспоминаниями, взрослые дети уже не в состоянии бороться со злом, которое сидит в каждом из них.

Удастся ли что-то противопоставить ему? Удастся ли спастись?…

Виктория Евгеньевна Платова

Он должен был прилететь еще вчера, но вместо Симферополя оказался в Люцерне. О чем и сообщил Лёке – единственному счастливому обладателю номера его мобильного. Прежде чем ответить на звонок, Лёка долго шевелил губами, считывая имя с дисплея, затем покраснел, вспыхнул и приложил палец к губам.

– Это Сережа! – торжественно произнес он.

Если бы он сказал: «Минуточку, нам звонит Бог», никто бы не удивился. Сережа и есть бог их многочисленного, бестолкового, разросшегося вкривь и вкось семейства. А с самым настоящим Богом его роднит частота упоминаний в прессе. И еще то, что его никто и никогда не видел живьем последние двадцать лет. Двадцать два, если быть совсем точным. Ровно столько времени прошло с тех пор, как они собрались здесь в последний раз – в то страшное лето, ознаменовавшееся одним исчезновением и одной таинственной смертью.

Никто не любит вспоминать о том лете.

Нет, не так. Все просто вычеркнули его из памяти, вовремя остановились у черты, за которой снова появляется этот запах – затхлого песка, мертвых дафний и полуразложившихся водорослей. В них когда-то нашли…

Не произносить имени.

«Да» и «нет» не говорить, черное и белое не носить – как в главной игре того лета. В нее играли младшие дети, но изредка присоединялись и старшие, и тогда все становилось намного интереснее. Для Белки, во всяком случае. Белка не была самой младшей, но и старшие, с их первыми тайнами и влюбленностями, обходили ее стороной. В то лето ей исполнилось одиннадцать, самый никудышный возраст. Самый уязвимый: вечно надутые губы, одиночество среди стрекоз, взрослая книжка, небрежно брошенная на веранде, кто тут у нас читает «Идиота»?

Этот вопрос задал Сережа.

В три часа тридцать минут пополудни, о чем засвидетельствовал бой часов в гостиной. Вопрос как раз и совпал с боем часов, оттого и получилось грозное: «Кто тут у нас читает „Идиота“, бо-ом бо-ом?» И Белка сразу поняла, что перед ней – бог. На десять лет раньше всех остальных.

Бог держал в руках кроссовки, за плечами у него болтался рюкзак, а в волосах застрял кузнечик. Белка сосредоточилась на кузнечике и хмуро произнесла:

– Ясно. Давай знакомиться. Я – Сережа.

– А я… – тут Белка назвала свое настоящее имя.

– Да? – бог почесал переносицу. – Вообще не очень-то похоже.

В три тридцать пополудни Белка еще не знала, что безапелляционное «потому» – любимое Сережино слово. Исключающее долгие и нудные пояснения.

– Буду звать тебя Белкой, – кузнечик оттолкнулся от жестких, как проволока, волос Сережи и шлепнулся на лямку рюкзака. – Возражения не принимаются.

Белка и не думала возражать. Ей понравилось новое имя, а еще больше понравился Сережа и то, что он сделал потом. Осторожно снял кузнечика с лямки и положил на раскрытую ладонь. Тот, подобно Белке, тоже не возражал, сидел на ладони смирнехонько, расставив длинные ноги. Сережа тихонько дунул на него, и кузнечик… исчез! Растворился в стеклянном жарком воздухе, как будто его и не было. Белка смотрела на пустую Сережину ладонь, словно зачарованная. А потом спросила:

– Это такой фокус, да?

– Ни разу не фокус, – засмеялся Сережа.

– Ты повелитель кузнечиков?

– Можно сказать и так, – совершенно непонятно, шутит ли бог или говорит правду. Наверное, говорит правду, потому что боги не лгут. А если и лгут – то кому-то более значимому, чем маленькая девочка, застрявшая на тридцать пятой странице романа «Идиот». Например – бабушке.

Белка боится бабушку. Бабушка – строгая, молчаливая, скупая на ласку. Рук у нее явно больше, чем две, но сколько именно – разглядеть не удается. Всем этим рукам находится применение в хозяйстве, но Белка ни разу не видела, чтобы они гладили кого-то по голове. Стегали тонким жестким прутом – лозиной – это да. Не далее чем два дня назад Белке тоже досталось, воспоминания о лозине и сейчас вызывают в ней приступ бессильной ярости. Вот если бы бабушка исчезла от дуновения – как кузнечик! Нет, Белка вовсе не кровожадная и не хочет, чтобы бабушка испарилась навсегда. Но двух-трех дней было бы вполне достаточно. За это время тонкие фиолетовые полосы на икрах побледнеют и ярость пройдет. И – оп-ля! – бабушка снова может возвращаться к своей многорукой хозяйственной деятельности.

– Если я тебя попрошу… Раз уж ты повелитель всего-всего… Можешь сделать так, чтобы исчез один человек?

– Смотря что за человек, – теперь Сережа выглядит серьезным и даже озабоченным просьбой Белки.

– Только не говори, что это – Парвати.

– Кто такая Парвати?

Следить за передвижениями бога – невозможно. Только что он был в трех метрах от Белки, а теперь оказался совсем рядом. Навис как скала. Это – не простая скала, а скала с маленьким водопадом; она увита уютным диким плющом, и если напрячь зрение, то можно разглядеть в зелени крошечных ящериц, крошечных птичек и таких же крошечных лемуров. В толстой книжке «Идиот» о лемурах не сказано ни слова, просто эти зверьки ужасно нравятся Белке.

Именно так – ужасно.

Применительно к Сереже это звучало бы – уу-жжжжа-аа-сссс-но!

Больше всего Белке хочется остаться в тени скалы – вот где ее ждет спасение от палящего южного солнца, такого же многорукого, как и бабушка.

– Ты не знаешь, кто такая Парвати? – шепчут ей на ухо прохладные струи водопада.

Как есть – бог! Ну кто бы еще догадался о нехороших мыслях, что роятся в голове Белки? Застигнутая врасплох, она краснеет, из глаз вот-вот брызнут слезы, летний день померк в одночасье. И только в Сережиных силах вернуть свет. Но он не торопится, лишь внимательно обшаривает глазами Белкино лицо. В жизни своей она не видела таких удивительных глаз, их цвет меняется ежесекундно: сначала они показались Белке светло-карими, а теперь они – зеленые, как исчезнувший кузнечик. Уж не там ли он сейчас обитает, кузнечик?…

– Есть проблемы? – Сережа подмигивает Белке.

– Врешь, – это сказано без всякого укора, напротив – с пониманием и даже одобрением.

– Я никогда не вру.

– Так не бывает, чтобы никогда.

– Ловлю тебя на слове.

– Зачем? – искренне удивляется и без того пойманная в силки Сережиного обаяния Белка.

– Затем, что рано или поздно наступит такой момент, когда нужно будет сказать правду. Какой бы горькой или страшной она ни была. Врунишки попытаются отвертеться, тогда и наступит твой звездный час. Звездный час правдивого человека.

Правдивому человеку по имени Белка трудно понять, что имеет в виду бог по имени Сережа. О какой горькой и тем более страшной правде идет речь?…

– Проехали, – трясет головой Белка.

Отличная идея – ехать куда-то без остановок, тем более – с Сережей! Несколько секунд Белка выбирает между воображаемым поездом и воображаемым трамваем, склоняясь в пользу последнего. Она не любит поезда: поезда – неуклюжие и длинные, как змеи. Они дурно пахнут, кашляют и, утробно урча, переваривают людей в своих железных желудках. Не далее как две недели назад, Белка увидела это воочию. Перрон Витебского вокзала был полон стариков, детей и взрослых, и все они – за небольшим исключением – казались ей красивыми. Особенно – собаки (Белка любит собак!), в их с Машей-Мишей вагон загрузились сразу три: такса, щенок добермана и веселая трехцветная дворняга. Маша-Миша – Белкины кузены, так называет их мама. Белка же сократила кузенов до МашМиш, лучше было этого не делать! От МашМиш рукой подать до кишмиша, который она терпеть не может. И вечно выковыривает его из покупных ванильных булочек. МашМиш так просто не выковыряешь, у них – хватка. Что подразумевает под словом «хватка» мама – Белке неведомо. МашМиш никого особенно не хватают, держатся почтительно, как и положено провинциалам. Они живут в городе Саранске, в Ленинград приехали впервые – всего лишь на несколько дней; Ленинград – не конечная точка их путешествия, а начальная. Здесь они прихватят Белку и все втроем отправятся на юг, к бабушке. Так решили после бесконечных телефонных переговоров по межгороду отец Белки и мама МашМиша. За Белку в такой солидной компании можно не волноваться, МашМишу не так давно стукнуло шестнадцать, они – взрослые.

И они – двойняшки.

Почти, потому что МашМиш не могут, как это принято у близнецов, смотреться друг в друга, как в зеркало. Во-превых, Маш – девушка, а Миш – парень. Во-вторых, у Маш – черные как смоль волосы, а Миш – блондин. Маш – резкая и порывистая, а Миш – самый настоящий увалень, к тому же он на голову выше сестры. Но это ровным счетом ничего не значит, Маш вертит братом, как хочет. Белка подозревает, что не только братом.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Звёздный стиль - женский сайт