Она выбегает нам на встречу вместе с волком и тремя щенками от него, они все (и волк тоже) очень


Она выбегает нам на встречу вместе с волком и тремя щенками от него, они все (и волк тоже) очень ласковые с нами и …

Удачная на днях была охота,
Легко нашел я логово волков.
Волчицу сразу пристрелил я дробью,
Загрыз мой пес, двоих ее щенков.

Уж хвастался жене своей добычей,
Как вдалеке раздался волчий вой,
Но в этот раз какой-то необычный.
Он был пропитан, горем и тоской.

А утром следующего дня,
Хоть я и сплю довольно крепко,
У дома грохот разбудил меня,
Я выбежал в чем был за дверку.

Картина дикая моим глазам предстала:
У дома моего, стоял огромный волк.
Пес на цепи, и цепь не доставала,
Да и наверно, он бы помочь не смог.

А рядом с ним, стояла моя дочь,
И весело его хвостом играла.
Ничем не мог я в этот миг помочь,
А что в опасности — она не понимала

Мы встретились с во;лком глазами.
«Глава семьи той»,сразу понял я,
И только прошептал губами:
«Не трогай дочь, убей лучше меня.»

Глаза мои наполнились слезами,
И дочь с вопросом: Папа, что с тобой?
Оставив волчий хвост, тотчас же подбежала,
Прижал ее к себе одной рукой.

А волк ушел, оставив нас в покое.
И не принес вреда ни дочери, ни мне,
За причиненные ему мной боль и горе,
За смерть его волчицы и детей.

Он отомстил. Но отомстил без крови.
Он показал, что он сильней людей.
Он передал, свое мне чувство боли.
И дал понять, что я убил ДЕТЕЙ.

Агния Барто

ОН БЫЛ СОВСЕМ ОДИН

Один щенок
Был одинок,
Бродил он
Неприкаянно.
И наконец
Решил щенок:
Найду себе
Хозяина!

С утра собаки
Всех пород
С людьми
Выходят из ворот.
С людьми
Побыть мне хочется!
Зачем мне
Одиночество?
В каком-то
Дворике пустом
Один остался
С детства я.

И стал щенок
Мечтать о том,
Как будет он
Вилять хвостом,
Хозяина
Приветствуя.

И вот щенок
Пустился в путь.
Бежал он
За прохожими,
Но хоть спросил бы
Кто-нибудь:
Ты что
Такой встревоженный?

Нет, у людей
Свои дела:
Куда-то школьница
Прошла,
Прошли два длинных
Паренька.

Никто не смотрит
На щенка.
И, грустный,
Озабоченный,
Бежит он
Вдоль обочины.

Малыш
В коляске
Катится!

Малыш
В пушистом
Платьице.

Наверно, он
Возьмет
Щенка?!
Нет, он улегся
Спать пока.

Бежит девчонка,
Что-то ест.
Щенок — за ней!
Она — в подъезд!

Тоска
Напала
На щенка.
Догнал он
Деда, старика.
Но и у деда
Много дел,
Он на щенка
Не поглядел.

И так расстроился
Щенок,
Что он завыл
Отчаянно:

«Я одино-о-ок,
Я одино-о-о-ок,
Не нахожу-уууу
Хозяина. »

Как вдруг
Увидели щенка
Две девочки,
Две Катеньки.
Они зовут
Издалека:
— Иди сюда,
Кудлатенький.

Одна кричит,
Всплеснув рукой:
— Ты нужен мне
Как раз такой!

Другая бросилась
К нему:
— Дай лучше я
Тебя возьму!

— Кудлатенький!
— Косматенький! —
Его ласкают
Катеньки.


Обнюхал девочек
Щенок,
Как завизжит
Отчаянно.
Сдержать он
Радости не мог:
Вдруг сразу —
Два хозяина!

Она выбегает нам на встречу вместе с волком и тремя щенками от него, они все (и волк тоже) очень ласковые с нами и …

Reshak.ru — сборник решебников для учеников старших классов. Здесь можно найти решебники, ГДЗ, переводы текстов по школьной программе. Практически весь материал, собранный на сайте — сделанный для людей. Все решебники выполнены качественно, с приятной навигацией. Вы сможете скачать гдз, решебник английского, улучшить ваши школьные оценки, повысить знания, получить намного больше свободного времени.

Главная задача сайта: помогать школьникам в решении домашнего задания. Кроме того, весь материал гдз совершенствуется, добавляются новые сборники решений.

Сказка Три поросенка

Поделиться в соц. сетях

Сергей Михалков

Сказка Три поросенка краткое содержание:

Сказку «Три поросенка» очень любят дети. Она о том, как трое поросят решили построить домики на зиму. Один построил домик из соломы, второй из веток, а третий из камня. Однажды пришел голодный волк и разрушил соломенный домик и из веток. Только в домике из камня трем поросятам удалось спастись от волка.

Эта сказка учит тому, что всякую работу нужно делать добросовестно и не лениться. Если бы все поросята построили прочные домики, то не пришлось спасаться от волка. Также сказка учит, что нужно помогать своим близким.

Сказка Три поросенка читать:

Жили-были на свете три поросенка. Три брата. Все одинакового роста, кругленькие, розовые, с одинаковыми веселыми хвостиками. Даже имена у них были похожи. Звали поросят: Ниф-Ниф, Нуф-Нуф и Наф-Наф.

Все лето поросята кувыркались в зеленой траве, грелись на солнышке, нежились в лужах. Но вот наступила осень.

— Пора нам подумать о зиме, — сказал как-то Наф-Наф своим братьям, проснувшись рано утром. — Я весь дрожу от холода. Давайте построим дом и будем зимовать вместе под одной теплой крышей.

Но его братья не хотели браться за работу.

— Успеется! До зимы еще далеко. Мы еще погуляем, — сказал Ниф-Ниф и перекувырнулся через голову.

— Когда нужно будет, я сам построю себе дом, — сказал Нуф-Нуф и лег в лужу.

— Я тоже, — добавил Ниф-Ниф.

— Ну, как хотите. Тогда я буду один строить себе дом, — сказал Наф-Наф.

Ниф-Ниф и Нуф-Нуф не торопились. Они только и делали, что играли в свои поросячьи игры, прыгали и кувыркались.

— Сегодня мы еще погуляем, — говорили они, — а завтра с утра возьмемся за дело.

Но и на следующий день они говорили то же самое.

С каждым днем становилось всё холоднее и холоднее. И только тогда, когда большая лужа у дороги стала по утрам покрываться тоненькой корочкой льда, ленивые братья взялись наконец за работу.

Ниф-Ниф решил, что проще и скорее всего смастерить дом из соломы. Ни с кем не посоветовавшись, он так и сделал. Уже к вечеру его хижина была готова. Ниф-Ниф положил на крышу последнюю соломинку и, очень довольный своим домиком, весело запел:

Хоть полсвета обойдешь,
Обойдешь, обойдешь,
Лучше дома не найдешь,
Не найдешь, не найдешь!

Напевая эту песенку, он направился к Нуф-Нуфу. Нуф-Нуф невдалеке тоже строил себе домик. Он старался скорее покончить с этим скучным и неинтересным делом. Сначала, так же как и брат, он хотел построить себе дом из соломы. Но потом решил, что в таком доме зимой будет очень холодно. Дом будет прочнее и теплее, если его построить из веток и тонких прутьев. Так он и сделал. Он вбил в землю колья, переплел их прутьями, на крышу навалил сухих листьев, и к вечеру дом был готов. Нуф-Нуф с гордостью обошел его несколько раз кругом и запел:

У меня хороший дом,
Новый дом, прочный дом,
Мне не страшен дождь и гром,
Дождь и гром, дождь и гром!

Не успел он закончить песенку, как из-за куста выбежал Ниф-Ниф.


— Ну, вот и твой дом готов! — сказал Ниф-Ниф брату. — Я говорил, что мы быстро справимся с этим делом! Теперь мы свободны и можем делать все, что нам вздумается!

— Пойдем к Наф-Нафу и посмотрим, какой он себе выстроил дом! – сказал Нуф-Нуф. — Что-то мы его давно не видели!

— Пойдем посмотрим! — согласился Ниф-Ниф.

Наф-Наф вот уже несколько дней был занят постройкой. Он натаскал камней, намесил глины и теперь не спеша строил себе надежный, прочный дом, в котором можно было бы укрыться от ветра, дождя и мороза. Он сделал в доме тяжелую дубовую дверь с засовом, чтобы волк из соседнего леса не мог к нему забраться.

Ниф-Ниф и Нуф-Нуф застали брата за работой.

— Что ты строишь? — в один голос закричали удивленные Ниф-Ниф и Нуф-Нуф. — Что это, дом для поросенка или крепость?

— Дом поросенка должен быть крепостью! — спокойно ответил им Наф-Наф, продолжая работать.

— Не собираешься ли ты с кем-нибудь воевать? — весело прохрюкал Ниф-Ниф и подмигнул Нуф-Нуфу. И оба брата так развеселились, что их визг и хрюканье разнеслись далеко по лужайке. А Наф-Наф как ни в чем не бывало продолжал класть каменную стену своего дома, мурлыча себе под нос песенку:

Никакой на свете зверь,
Не ворвется в эту дверь
Хитрый, страшный, страшный зверь,
Не ворвется в эту дверь!

Я, конечно, всех умней,
Всех умней, всех умней!
Дом я строю из камней,
Из камней, из камней!

— Это он про какого зверя? — спросил Ниф-Ниф у Нуф-Нуфа.

— Это ты про какого зверя? — спросил Нуф-Нуф у Наф-Нафа.

— Это я про волка! — ответил Наф-Наф и уложил еще один камень.

— Посмотрите, как он боится волка! — сказал Ниф-Ниф.

— Какие здесь могут быть волки? — сказал Ниф-Ниф.

— Никаких волков нет! Он просто трус! — добавил Нуф-Нуф.

И оба они начали приплясывать и петь:

Нам не страшен серый волк,
Серый волк, серый волк!
Где ты ходишь, глупый волк,
Старый волк, страшный волк?

Они хотели подразнить Наф-Нафа, но тот даже не обернулся.

— Пойдем, Нуф-Нуф, — сказал тогда Ниф-Ниф. — Нам тут нечего делать!

И два храбрых братца пошли гулять. По дороге они пели и плясали, а когда вошли в лес, то так расшумелись, что разбудили волка, который спал под сосной.

— Что за шум? — недовольно проворчал злой и голодный волк и поскакал к тому месту, откуда доносились визг и хрюканье двух маленьких, глупых поросят.

— Ну, какие тут могут быть волки! — говорил в это время Ниф-Ниф, который волков видел только на картинках.

— Вот мы схватим его за нос, будет знать! — добавил Нуф-Нуф, который тоже никогда не видел живого волка.

— Повалим, да еще свяжем, да еще ногой вот так, вот так! – расхвастался Ниф-Ниф.

И вдруг они увидели настоящего живого волка! Он стоял за большим деревом, и у него был такой страшный вид, такие злые глаза и такая зубастая пасть, что у Ниф-Нифа и Нуф-Нуфа по спинкам пробежал холодок и тонкие хвостики мелко-мелко задрожали. Бедные поросята не могли даже пошевельнуться от страха.

Волк приготовился к прыжку, щелкнул зубами, моргнул правым глазом, но поросята вдруг опомнились и, визжа на весь лес, бросились наутек. Никогда еще не приходилось им так быстро бегать! Сверкая пятками и поднимая тучи пыли, они неслись каждый к своему дому.

Ниф-Ниф первый добежал до своей соломенной хижины и едва успел захлопнуть дверь перед самым носом волка.


— Сейчас же отопри дверь! — прорычал волк. — А не то я ее выломаю!

— Нет, — прохрюкал Ниф-Ниф, — я не отопру!

За дверью было слышно дыхание страшного зверя.

— Сейчас же отопри дверь! — прорычал опять волк. — А не то я так дуну, что весь твой дом разлетится!

Но Ниф-Ниф от страха ничего уже не мог ответить.

Тогда волк начал дуть: «Ф-ф-ф-у-у-у!» С крыши дома слетали соломинки, стены дома тряслись. Волк еще раз глубоко вздохнул и дунул во второй раз: «Ф-ф-ф-у-у-у!». Когда волк дунул в третий раз, дом разлетелся во все стороны, как будто на него налетел ураган. Волк щелкнул зубами перед самым пятачком маленького поросенка, но Ниф-Ниф ловко увернулся и бросился бежать. Через минуту он был уже у двери Нуф-Нуфа.

Едва успели братья запереться, как услышали голос волка:

— Ну, теперь я съем вас обоих!

Ниф-Ниф и Нуф-Нуф испуганно поглядели друг на друга. Но волк очень устал и потому решил пойти на хитрость.

— Я передумал! — сказал он так громко, чтобы его услышали в домике. – Я не буду есть этих худосочных поросят! Я пойду домой!

— Ты слышал? — спросил Ниф-Ниф у Нуф-Нуфа. — Он сказал, что не будет нас есть! Мы худосочные!

— Это очень хорошо! — сказал Нуф-Нуф и сразу перестал дрожать.

Братьям стало весело, и они запели как ни в чем не бывало:

Нам не страшен серый волк,
Серый волк, серый волк!
Где ты ходишь, глупый волк,
Старый волк, страшный волк?

А волк и не думал уходить. Он просто отошел в сторонку и притаился. Он с трудом сдерживал себя, чтобы не расхохотаться.

— Как ловко я обманул двух глупых, маленьких поросят!

Когда поросята совсем успокоились, волк взял овечью шкуру и осторожно подкрался к дому. У дверей он накрылся шкурой и тихо постучал.

Ниф-Ниф и Нуф-Нуф очень испугались.

— Кто там? — спросили они, и у них снова затряслись хвостики.

— Это я, бедная маленькая овечка! — тонким, чужим голосом пропищал волк. — Пустите меня переночевать, я отбилась от стада и очень-очень устала!

— Овечку можно пустить! — согласился Нуф-Нуф. — Овечка не волк!

Но когда поросята приоткрыли дверь, они увидели не овечку, а все того же зубастого волка. Братья захлопнули дверь и изо всех сил налегли на нее, чтобы страшный зверь не смог к ним ворваться.

Волк очень рассердился. Ему не удалось перехитрить поросят! Он сбросил с себя овечью шкуру и зарычал:

— Ну, погодите же! От этого дома сейчас ничего не останется!

И он принялся дуть. Дом немного покосился. Волк дунул второй, потом третий, потом четвертый раз. С крыши слетали листья, стены дрожали, но дом все еще стоял. И, только когда волк дунул в пятый раз, дом зашатался и развалился. Одна только дверь некоторое время еще стояла посреди развалин. В ужасе бросились поросята бежать. От страха у них отнимались ноги, каждая щетинка дрожала, носы пересохли. Братья мчались к дому Наф-Нафа.

Волк нагонял их огромными скачками. Один раз он чуть не схватил Ниф-Нифа за заднюю ножку, но тот вовремя отдернул ее и прибавил ходу.

Волк тоже поднажал. Он был уверен, что на этот раз поросята от него не убегут. Но ему опять не повезло. Поросята быстро промчались мимо большой яблони, даже не задев ее. А волк не успел свернуть и налетел на яблоню, которая осыпала его яблоками. Одно твердое яблоко ударило его между глаз. Большая шишка вскочила у волка на лбу.

А Ниф-Ниф и Нуф-Нуф ни живы ни мертвы подбежали в это время к дому Наф-Нафа. Брат впустил их в дом и быстро закрыл дверь на засов. Бедные поросята были так напуганы, что ничего не могли сказать. Они молча бросились под кровать и там притаились.


Наф-Наф сразу догадался, что за ними гнался волк. Но ему нечего было бояться в своем каменном доме. Он быстро закрыл дверь на засов, сел на табуреточку и запел:

Никакой на свете зверь,
Хитрый зверь, страшный зверь,
Не откроет эту дверь,
Эту дверь, эту дверь!

Но тут как раз постучали в дверь.

— Открывай без разговоров! — раздался грубый голос волка.

— Как бы не так! И не подумаем! — твердым голосом ответил Наф-Наф.

— Ах, так! Ну, держитесь! Теперь я съем всех троих!

— Попробуй! — ответил из-за двери Наф-Наф, даже не привстав со своей табуреточки. Он знал, что ему и братьям нечего бояться в прочном каменном доме. Тогда волк втянул в себя побольше воздуха и дунул, как только мог! Но, сколько бы он ни дул, ни один даже самый маленький камень не сдвинулся с места. Волк посинел от натуги. Дом стоял как крепость. Тогда волк стал трясти дверь. Но дверь тоже не поддавалась. Волк стал от злости царапать когтями стены дома и грызть камни, из которых они были сложены, но он только обломал себе когти и испортил зубы. Голодному и злому волку ничего не оставалось делать, как убираться восвояси.

Но тут он поднял голову и вдруг заметил большую, широкую трубу на крыше.

— Ага! Вот через эту трубу я и проберусь в дом! — обрадовался волк.

Он осторожно влез на крышу и прислушался. В доме было тихо. Я все-таки закушу сегодня свежей поросятинкой! — подумал волк и, облизнувшись, полез в трубу.

Но, как только он стал спускаться по трубе, поросята услышали шорох. А когда на крышу котла стала сыпаться сажа, умный Наф-Наф сразу догадался, в чем дело. Он быстро бросился к котлу, в котором на огне кипела вода, и сорвал с него крышку.

— Милости просим! — сказал Наф-Наф и подмигнул своим братьям.

Поросятам не пришлось долго ждать. Черный, как трубочист, волк бултыхнулся прямо в котел. Глаза у него вылезли на лоб, вся шерсть поднялась дыбом. С диким ревом ошпаренный волк вылетел обратно на крышу, скатился по ней на землю, перекувырнулся четыре раза через голову, и бросился в лес.

А три брата, три маленьких поросенка, глядели ему вслед и радовались, что они так ловко проучили злого разбойника.

Никакой на свете зверь,
Не откроет эту дверь,
Хитрый, страшный, страшный зверь,
Не откроет эту дверь!

Хоть полсвета обойдешь,
Обойдешь, обойдешь,
Лучше дома не найдешь,
Не найдешь, не найдешь!

Волк из леса никогда,
Никогда, никогда
Не вернется к нам сюда,
К нам сюда, к нам сюда!

С этих пор братья стали жить вместе, под одной крышей.

Встречи с волками. Случаи из жизни

ДЕРЕВЕНСКИХ детей пугали волками. Помню, соседка баюкала малыша в люльке: «Баю-баюшки-баю, не ложись ты на краю. Придет серенький волчок и ухватит за бочок…»

Я первого волка увидел уже взрослым человеком. Тамбовские охотники взяли меня на волчью облаву. Помню название станции: Тригуляй. Местный егерь обложил волков в лесу от станции в трех километрах. Мы подъехали по запущенной дороге прямо к флажкам оклада. Утро было тихим. Красные флажки на бечеве не шевелились. Егерь приложил палец к губам: «Ни звука!» Сам на лыжах решил объехать оклад. Вернувшись, знаками показал: «Выходных следов из оклада нет. Волки тут!»
Четыре загонщика из деревни были посланы в обход оклада, а стрелков он поставил на «номера». Мне с фотокамерой досталось крайнее место недалеко от машины. Я спрятался за покрытой снегом елочкой и стал слушать загонщиков, не надеясь, что кто-либо выбежит ко мне — место было хреновое.
Чу… Слышу, как постукивают палками по стволам деревьев загонщики. И вдруг я увидел одного из волков, он бежал прямо на меня. Я сделал шаг в сторону, волк рванулся прямо к стоявшим машинам. Замерзшими руками я успел сделать только один снимок…
Опытные волки, видно, почуяли стрелков и повернулись назад, ушли через загонщиков из оклада. Остался на память об охоте в тамбовском лесу один снимок. Я берегу его с зимы 1959 года.

О ДРУГОЙ охоте мне рассказал Василий Александрович Анохин. Они с братом были знатными волчатниками. Один считал волков не всегда умелыми и рассказывал об оплошности зверя. Василий Александрович отвечал брату с насмешливой улыбкой: «Надо же — волк глупый…» При мне разбирали случай. Волчица легко одолела запретную линию флажков, а волк полз по снегу и не решался перепрыгнуть опасную черту. Волчица вернулась в оклад и прыгнула еще раз: смотри, мол, ничего опасного! А волк все-таки не решился и попал под выстрел… Я раза три пытался помирить спорщиков. Напрасно, каждый остался при своем мнении…

А ВОТ рассказ директора Смоленского охотничьего хозяйства. «У нас волки нетерпимы, стараемся от них всеми способами избавиться. Однажды пришлось нанимать вертолет. Видим в чистом поле двух волков. У нас на глазах звери скрылись в островке леса. Летим над ним — волков не видно. Один круг над березняком, другой… Видим следы на снегу, даже ворон. А волков — нет! На третьем круге увидели: стоят у деревьев, вытянув кверху передние лапы. Тени от волков — никакой! Но вот заметили серых. Положили обоих. Почему-то было жалко этих сообразительных разбойников.

А ВОТ СЛУЧАЙ, записанный со слов пастуха. «Пас овец в послевоенный год в Пензенской области. И повадились ко мне заглядывать волки. Не знал, что делать. Резали овец аккуратно, чаще всего ягнят. Хватишься — уволок! Пришлось охотника приглашать. Тот сделал на краю леса засидку на дереве. Одного выстрелами удалось напугать. Не стали таскать ягнят. А потом все началось снова. Молодого барана увели. И как увели! Я заметил на краю леса какое-то шевеленье. С кнутом туда. И вижу: два волка заставляют барана бежать, хвостами подгоняют! Я щелкнул кнутом и закричал. Бросили барана, потом долго не появлялись. А в начале зимы два волка попали в капканы, скрытые на приваде…

А НЕДАВНО УМЕРШИЙ охотовед Сергей Петрович Кучеренко писал в журнале «Муравейник» об очень интересном случае. Волк, попавший в капкан, грыз его, поломал о железо зубы и по лыжне дотащил сам капкан и привязанное к нему цепью бревно. Куда притащился зверь? К леснику, который ставил капкан.
Я написал Сергею Петровичу — чем кончилось дело? Охотовед ответил: «Животные не часто, но случается, ищут у человека спасения. Но волк, пришедший с капканом на лапе искать у человека спасения, — редкость!»

СЛУЧАЙ В АМЕРИКЕ, на Великих озерах. Там на большом острове живут лоси и около тридцати волков. Ученых заинтересовало, как живут рядом без вмешательства человека разные животные. Конечно, волки нападают на лосей. Но не всегда побеждают. Есть снимок, сделанный с самолета: один лось в окружении двадцати волков. Сильный лось не сдался. Не сходя с места, он держался около часа — и волки отступили, побоявшись удара сильных копыт.

А ВОТ СЛУЧАЙ, о котором мне рассказали на Аляске в национальном парке. Зоолог, проезжавший по парку на машине, заметил семнадцать волков, атаковавших большого медведя. Зверь убил северного оленя. Волкам захотелось отнять у него добычу. Ученый полтора часа наблюдал, как оборонялся медведь и как нападали волки. Волки слабее медведя, но они нападали дюжиной, садились отдыхать, позволяя другой дюжине рвать медведя. Тот же действовал в одиночку и сдался.

Я ВИДЕЛ стаю волков в лесном загоне. Не помню, сколько их было. Вятские зоологи рассказывали, что не могут войти в загон без боязни. «А мне можно?» Друзья рассмеялись: «Попробуй…» Отступать было нельзя, и я вошел в загон. Волки стали бегать по кругу, и я решился стать возле этого круга в четырех шагах. Ничего страшного не случилось. Волки только сбоку на меня поглядывали. Сделав удачные снимки, я подобру-поздорову спокойно удалился…

В ДРУГОЙ раз наблюдать волчицу с волчатами можно было без риска. Я сидел на вышке в огороженном лесу. На вышке обычно сидел кинооператор. Меня за него и приняла волчица. Я наблюдал, как мать кормит волчат молоком, как прячет куски конины вблизи логова.
Потом мать решила по каким-то делам отлучиться. Волчатам мать подала команду скрыться в логове. Но один из щенят решил возле логова порезвиться. «Сейчас будет выволочка», — подумал я и не ошибся. Виноватому досталась материнская трёпка.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Звёздный стиль - женский сайт