Опять Амели Нотомб. Лина 54


Бельгийская писательница Амели Нотомб: биография, творчество

Сегодня одной из самых популярных писательниц Европы является бельгийская романистка, пишущая на французском, Амели Нотомб. За короткое время ей удалось добиться известности и признания как у читателей, так и у литературных критиков.

Гражданин мира

Начав постоянно жить в Бельгии, Амели Нотомб поступает на факультет романских языков Брюссельского свободного университета. Проучившись в нем 5 лет, отправляется, пожалуй, в самое экзотическое государство Азии — Японию. 10 лет, проведенные в столице этой страны — Токио, позволили Амели написать одну из своих самых знаменитых работ — роман «Токийская невеста». Именно после него писательницу стали узнавать на улице, приглашать на литературные форумы и фестивали.

Первый роман

Это одна из самых длинных книг писательницы, которая от этого не становится менее интересной. Главный герой — нобелевский лауреат, знаменитый писатель Претекстат Тах. Кстати, необычные, а порой и просто нелепые имена героев — одна из отличительных особенностей Нотомб.

Несмотря на свою гениальность и знаменитость, писатель — редкостный сноб, циник и мизантроп. На момент начала действия романа ему 83 года, он тяжело болен, без надежды на излечение. И тут решается на первое в своей жизни интервью. А затем начинает принимать журналистов одного за другим.

Однако большинство из них надолго не задерживаются. Только одна молодая журналистка подолгу общается с Тахом и разгадывает самую страшную тайну его жизни.

«Ни Ева, ни Адам»

Роман «Ни Ева, ни Адам» — история страстной любви между французской писательницей и молодым токийцем из богатой семьи. Роман поначалу развивался как отношения между учительницей и учеником, потому что Амели (героиня романа) дает уроки французского любознательному японцу. Не до конца овладев языком Мольера и Золя, он первое время называет ее «моя хозяйка». Каламбур ситуации заключается в том, что это выражение схоже с французским «моя любовница», а также имеет значение «учительница».

Успешная экранизация

Так же как и в романе, в фильме молодая и амбициозная героиня приезжает в страну своего детства, чтобы найти вдохновение и создать свой первый роман. Дабы зарабатывать на жизнь, она дает объявления о частных уроках французского языка, на которые приходит единственный ученик — симпатичный Ринри.

События картины разворачиваются на многочисленных вечеринках, в неожиданных путешествиях, в которые отправляется по Японии Амели. Все это позволяет ей открыть для себя эту страну с новой, до этого неизведанной стороны, научиться любить и ценить взаимоотношения между людьми.

Слоган фильма «Новая «Амели» в декорациях Токио» гарантировал картине успех.

На сцене «Сатирикона»

Еще одно произведение Нотомб очень хорошо знакомо русскому читателю — это роман «Косметика врага», написанный в 2001 году и практически сразу же переведенный на русский язык. На сцене театра «Сатирикон» в 2008-м появилась одноименная постановка, которая до сих пор пользуется успехом у зрителей. Режиссером и исполнителем одной из главных ролей стал Роман Козак, также в спектакле задействован Константин Райкин.

«Косметика врага» — это завораживающая история о встрече двух человек. Между ними завязывается диалог. Кстати, это еще одна особенность стиля Нотомб — описаний и рассуждений здесь крайне мало, в основном только диалоги. Читателю первое время кажется, что это пустяковая, ни к чему не обязывающая болтовня. Однако со временем связь между героями становится все очевиднее, а разоблачения, которые произойдут, все ужаснее. Неожиданная развязка — фирменный прием Нотомб, с помощью которого ей удается держать читателя в напряжении и неведении до последних страниц романа.

Эта книга бельгийской писательницы скрупулезно исследует самые темные стороны человеческой души. Кем на самом деле окажутся герои романа, догадаться не удается практически никому.

Литературная жизнь

Свою первую значимую награду она получила за роман «Страх и трепет». Ею стала Большая премия французской академии. Это одна из самых престижных литературных наград, появившихся еще в 1914 году. Среди ее лауреатов были Альфонс де Шатобриан, Франсуа Мориак, Антуан де Сент-Экзюпери, Джонатан Литтелл и многие другие. Это не только престижная премия, но и существенная денежная награда, которая на сегодняшний день равна семи с половиной тысячам евро.

Практически все романы Нотомб переведены на русский язык, многие из них экранизированы или поставлены на сцене театров во всем мире, среди них «Страх и трепет», «Антихриста». Ее последнее заметное произведение — роман «Преступление графа Невилла» — закончено в 2015 году.

В том же году Амели Нотомб, книги которой полюбились уже многим, был пожалован баронский титул, который принадлежал ее отцу. Сделал это бельгийский король Филипп. Несмотря на то что Амели — дочь аристократа, до этого момента официального титула у нее не было.

Амели Нотомб рецензии на книги — страница 7

Есть книги словно сборники афоризмов, вызывающие желание мыслить, развиваться духовно, интеллектуально, порой даже физически. А есть Амели-сан, которая явила свету свою жизнь в книге, которая оставляет после себя ощущение прочтенного сборника стереотипов. Светлая гуманитарная головушка юной Амели-сан, к ее двадцати двум годам жизни, напрочь забита клише, которые ей же и помешали. К этому стоит еще добавить полностью атрофированное чувство собственного достоинства и склонность к мазохизму.

Не знаю что там происходило в 90-е годы между западом и востоком. Мне, как поколению живущему в условиях «глобализации всея вселенной», удивительно непонятно это ее воспринимание в штыки чужой культуры, корпоративной этики и истории.
А окончательно добила ее неосторожная мысль, что ниже бухгалтера уже падать некуда! Якобы эти бесчувственные бухгалтера, живущие в мире цифр, жизни не знают и жить не умеют. А вот она, через призму ободка унитаза, покажет всем, как надо жить в полете фантазии над этим бренным миром. Видимо у меня личные тараканы с темой фантазёрства и мне не хватает мечтательного пинка, раз так все дико раздражает.

Плюс могу отметить только один, весело было вместе с Амели развлекаться с ономастикой. Пожалуй эту развлекалочку заберу себе, спасибо!

Книга произвела на меня нейтральное впечатление: я хотя и не в восторге, но и неприятных эмоций от прочтения не осталось. Книга автобиографична, а я такие истории люблю, поэтому и выбрала её для флешмоба. Читается произведение очень легко и быстро, за один вечер, язык простой, незамысловатый. Было интересно узнать и увидеть Японию глазами иностранца, и Амели Нотомб смогла меня заинтересовать рассказами о некоторых особенностях Страны восходящего солнца.

Соглашусь с предыдущей рецензией, некоторые моменты мне тоже казались неправдоподобными. Например, взбираясь на гору, героиня обогнала абсолютно всех и даже сама не заметила, как это произошло. А отождествление себя с Заратустрой было не в тему.


Но в книге достаточно интересных моментов. Влюблённость Амели и Ринри — единственная сюжетная линия произведения, именно на неё делает упор автор. Через молодого человека автор раскрывает характеры японцев: они вежливы, учтивы, очень пунктуальны, на работу и в гости приходят раньше назначенного времени. Описание встречи девушки с друзьями Ринри помогает получить некоторое представление о японской культуре общения.

В целом, книга мне понравилась. Возможно, когда-нибудь я и продолжу знакомство с творчеством Амели Нотомб.

Очень тяжело писать эту рецензию, еще труднее не наделать спойлеров, но я постараюсь.
Тип рецензии: смешанные чувства.

Токийская невеста — это автобиографическая повесть о том периоде жизнь автора, когда она еще не была писателем с мировым именем, а была просто молодой девушкой, которая ищет свой путь к счастью в стране своей мечты. Для меня же это, прежде всего, история любви.

Конечно, история изобилует чисто японскими подробностями жизни автора в стране: от описания традиционных блюд (прелести которых я так и не смогла понять) до современных культурных особенностей поведения и менталитета японцев. Но все это как-то вскользь, фоном, я бы даже сказала «походя», потому что это книга не о Японии и японцах, а о ней, об Амели и больше ни о чем, поэтому, если вы жаждите глубокого погружения в атмосферу Страны восходящего солнца, скорее всего, эта книга не для вас.

Главным минусом повести стало для меня то, что я периодически не верила автору. Казалось бы, заявлен жанр — автобиография, и автор предельно честна и — бац! — описание подъема на Фудзияму (и еще пару подобных эпизодов) — не хочется вдаваться в подробности — но не поверила я ей, и даже образ Заратустры не помог, не поверила и не простила, отнимаю бал за обманутое доверие читателя.

Второй бал отнимаю за Ринри. В этой книге не будет классического хэппи-энда, я это знала, вы тоже должны это знать. Многие, конечно, скажут, что хэппи-энды банальны и вообще местами отвратительны, и мы как-то уже давно привыкли так думать, но. вы должны меня понять: я полюбила Ринри, полюбила вместо нее, а она разбила мне сердце. Я прочувствовала до глубины души все, что осталось за кадром (ведь это повесть о ней, а не о нем, к чему подробности?): боль, одиночество, отчаяние, медленное осознание безысходности. может быть, сдержанный японец и не чувствовал всего этого, но я, славянская девушка, я просто возненавидела Амели Нотомб — она вложила в мое сердце такое сильное чувство и предала, растоптала его так, что на его месте родилась такая же сильная и чистая ненависть.

Я еще долго не смогу читать ее книг, возможно, никогда, потому что автобиографичность повести делает мою ненависть очень личной. И всю свою ненависть я вкладываю в еще один минус один бал — получай, Амели. И воздержусь от рекомендаций, не буду никому советовать это читать, потому что Амели Нотомб бессердечная врушка, а никакой не самурай. У меня все.
#флешмоб_Япония

Опять Амели Нотомб.: Лина 54

В рамках моей подготовки к ГОСам я все еще читаю французских писателей. Добралась до сборника, состоящего из двух рассказов (новелл?) Амели Нотомб, ибо на полноценный роман это немного не дотягивает.

Счастливая ностальгия. Это произведение повествует нам о возвращении литературной героини в Японию, о встречах с ее прежними знакомыми и друзьями, А также этот рассказ идет как бы продолжением после «Токийской невесты». Здесь опять очень красиво показана Япония, что мне прям так и хочется отправиться туда. Тут даже есть связь с реальностью (я про Фокусиму и т.д.). Мне он понравился, поэтому можете со спокойной душой читать его, но только после «Токийской невесты».

Петронилла. то что-то невероятное. Начинается этот рассказ как обычно — литературная героиня (именно в этом и заключается его обычность) пытается найти себе «кампаньона» для распития спиртных напитков. Она встречает молодую писательницу — Петрониллу, которая прекрасна соответствует ее параметрам. Далее идет повествования о том, как они проводят время за выпивкой, разговорами, светскими раутами и т.д. Концовка меня подвергла в шок, ибо я не ожидала такого именно. С образом Петрониллы она связывается, но вот с образом писательницы.
Так что прочитайте тот сборник, необычный местами и довольно интересный)

Топ 10 за сутки:
  • Сердце Стужи — Марьяна Сурикова
    скачано: 170 раз.
  • Замуж не предлагать — Алена Тарасенко
    скачано: 146 раз.
  • Порочный отбор — Алена Тарасенко
    скачано: 130 раз.
  • Я вернусь — Ада Адалина
    скачано: 64 раза.
  • Видящая — Ника Климова
    скачано: 60 раз.
  • Ведьма — Лора Рэй
    скачано: 53 раза.
  • Кто ты, моя королева — Ольга Островская
    скачано: 43 раза.
  • Как развлечь гостей на собственных похоронах [СИ] — Лия Джонсон
    скачано: 32 раза.
  • Заложники обстоятельств — Елена Ларина
    скачано: 32 раза.
  • Попаданка для ректора или Звездная невеста — Лариса Петровичева
    скачано: 25 раз.
в блогах
  • Советуем, что почитать 8
    20 мин назад

    Друзья
    5 дней 20 час 59 мин назад

    Админу
    20 дней 19 час 3 мин назад

    Общение и флуд
    36 дней 18 час 24 мин назад

    FAQ по созданию fb2
    47 дней 18 час 51 мин назад

Отзывы:
    Ykirykyk о книге: Алена Тарасенко — Замуж не предлагать
    Начало заинтересовало. Но к концу истории чудизм героев перестал казаться милым. Мне не удалось «вьехать» в смысл плана г.г по завоеванию героини.

    Botashka о книге: Ульяна Соболева — Ты не буди вулкан остывший [СИ]
    Читала эту книгу. Классный. Сюжет продуманный. Страсть любовь через край

    Anna86 о книге: Алисия Эванс — Сбежавшая жена Черного дракона. Книга 3
    Ну наконец-то, ГГня повзрослела, А то прямо бесила с ее детством в одном месте. Хотя и тут отличилась, но все же развязка имеет место быть. Наконец-то раскрыт главный зачинщик ее бед.

    Anna86 о книге: Александра Фокс — Поцелуй Суккуба
    Интересненький такой мир показан! Кратко, но все рассказано- и любовь, и трагедия, и чувства, и описание мира.

    Anna86 о книге: Александра Фокс — Чёрная кошка для Властелина [СИ]
    Понравилось, ну очень. Коротко, весело, с юмором и хэппи эндом.

    Амели Нотомб. Токийская невеста

    Братское объятие самураев

    Совсем недавно у меня возникло непреодолимое желание прочесть книгу о Японии, принадлежащую перу автора-неяпонца. Почему-то это последнее обстоятельство было для меня чрезвычайно важным и определяющим. Как ни крути, а у японцев, да и в общем у азиатов, совершенно другой взгляд на свою страну и на свою культуру в целом. Проще говоря, хотелось чего-то легкого и более близкого для восприятия, более традиционного для европейцев что ли. И тут, словно по мановению волшебной палочки, возникла «Токийская невеста», подумалось, что это не самый лучший выбор конечно, но вполне подойдет, да и познакомиться с Амели Нотомб всё никак не выпадал шанс, тем более роман автобиографический.

    «И дым отечества был сладок и приятен» Амели и в «Токийской невесте» она возвращается в Японию после 15-летней разлуки, страну, где родилась и прожила до 5 лет. Тут она начинает есть, молиться и любить.


    Влюбляется наша подающая надежды писательница в молодого человека по имени Ринри – «японца до мозга костей». Правда здесь стоит оговориться, что она именно в него «влюбляется», а не «любит»: «Он был моим коибито – человеком, с которым я разделяла кои, мне пришлось по вкусу его общество». Так, мало-помалу, Амели становится самой настоящей токийской невестой в полном смысле этого слова. И нужно было с этим что-то делать, ибо на одной симпатии и «вкусе» далеко не уедешь…

    Молится она на Фудзи, он беспредельно ею владеет и это уж совсем не пресловутое кои, а самая настоящая любовь, граничащая с легкой формой одержимости. Да и вообще, как оказывается впоследствии, Амели к горам испытывает особенную привязанность и, лазая по ним, даже воображает себя Заратустрой. Что собственно не всегда ее доводит до добра…

    Ест она всевозможные японские вкусности, в больших количествах и с большой охотой. Правда, не все экзотические лакомства приходятся Амели по вкусу…

    И всё было бы прекрасно – Япония, Амели, Амели, Япония. Токийская невеста, токийская жена. Но так уж повелось, что «самое лучшее блюдо несовершенно без капельки уксуса».

    Только потом, спустя семь лет, они наконец-то нашли определение тем чувствам, что были между ними.

    Амели Нотомб — Счастливая ностальгия. Петронилла (сборник)

    Описание книги «Счастливая ностальгия. Петронилла (сборник)»

    Описание и краткое содержание «Счастливая ностальгия. Петронилла (сборник)» читать бесплатно онлайн.

    Впервые на русском – два новых романа Амели Нотомб.

    Порой мы подолгу гадаем, откуда в нас та или иная черта, отчего мы поступаем так или иначе. Ключи к разгадке лежат в детстве, раннем детстве. Его события ложатся на дальние полки подсознания и оттуда тайно управляют нашими поступками. Знаменитая французская писательница Амели Нотомб провела свое детство и юность за морями-океанами, в далекой Японии, где ее отец находился на дипломатической службе, и именно эта страна для нее навсегда определила вкус счастья. Тема новой книги Амели Нотомб «Счастливая ностальгия» – это путешествие в страну детства в поисках ответа на вопросы сегодняшнего дня.

    Писательство, как известно, дело одинокое, чреватое сомнениями и риском. Но когда удается одержать победу, то оказывается важным, с кем ты ее разделишь, ведь в одиночестве радостные пузырьки самых изысканных марок шампанского быстро испаряются. В новом романе Амели Нотомб «Петронилла» героиня для таких моментов находит странного спутника, точнее, спутницу, и бокал коллекционного шампанского в ее обществе становится делом опасным, порой смертельно опасным…

    Счастливая ностальгия. Петронилла (сборник)

    LA NOSTALGIE HEUREUSE

    Copyright © Editions Albin Michel, S.A. – Paris 2013

    Copyright © Editions Albin Michel, S.A. – Paris 2014

    © М. Брусовани, перевод, 2015

    © А. Смирнова, перевод, 2015

    © Издание на русском языке. ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2015

    Амели Нотомб – настоящая чародейка слова.

    Р. Матиньон. Le Figaro littéraire

    Ощущение, близкое к счастью, – вот что чувствует читатель, перевернув последнюю страницу нового романа Амели Нотомб «Счастливая ностальгия».

    Повествование, написанное без единой фальшивой ноты, где сорокачетырехлетняя женщина смотрит на пятилетнюю девочку и юную девушку, которой она была когда-то. Удивительная, трогательная, мудрая Амели Нотомб «средствами языка» создала великолепную книгу о счастливой ностальгии.

    Все, что мы любим, становится вымыслом.

    Для меня первым из них стала Япония. Меня вырвали из нее в пятилетнем возрасте, и я принялась рассказывать себе о ней. Очень скоро меня начали смущать пробелы в моем повествовании. Что я могла поведать о стране, которую, как мне казалось, знаю и которая год за годом уходила из моего тела и моих мыслей?

    Мне никогда не приходило в голову выдумать ее. Это произошло само. Никогда и мысли не было ни ввернуть ложь в правду, ни приукрасить ее фальшивыми драгоценностями. Пережитое оставляет в душе музыку – именно ее я и силюсь уловить в воспоминании. Смысл в том, чтобы записать ее звучание с помощью слов. Это предполагает перекраивание и подгонку. Мы отбрасываем лишнее, чтобы показать охватившее нас волнение.

    Понадобилось связаться с Ринри, женихом, отвергнутым мною в двадцать лет. Я потеряла все его координаты, но не следует усматривать в этом злой умысел. Вот почему из своего парижского рабочего кабинета я позвонила в международную справочную:

    – Здравствуйте. Мне нужен номер телефона в Токио, но я знаю только имя и фамилию.


    – Назовите, – произнес человек, похоже не осознающий всей грандиозности моего вопроса: Токио с пригородами насчитывает двадцать шесть миллионов жителей.

    – Фамилия Мицуно, имя Ринри.

    Я диктую по буквам – неприятный момент, потому что я никогда не придерживалась классических образцов, вот я и говорю что-то вроде «М – как Македонский, Р – как Росинант» и ощущаю, что на том конце провода на меня сердятся.

    – Минуточку, я поищу.

    Я жду. Бешено колотится сердце. Быть может, через сорок секунд я буду говорить с Ринри, наверное, самым симпатичным парнем из тех, кого я знала.

    – В Токио нет никого с такой фамилией, – снова включается голос в трубке.

    – Простите, как? Вы хотите сказать, Ринри Мицуно нет?

    – Нет. В Токио вообще нет Мицуно.

    Мой собеседник не осознавал, но сказать такое было равносильно тому, чтобы утверждать, что в Париже вообще нет людей по фамилии Дюран. Редкое имя Ринри, вроде нашего Атаназа, компенсирует банальность фамилии.

    – Как мне поступить?

    – Подождите, я тут нашел номер, думаю, это японское справочное бюро.

    Он продиктовал мне четырнадцать цифр. Я поблагодарила, разъединилась и набрала номер японской справочной службы.

    Моси, моси,[2] – сказал мне приятный женский голос.

    Вот уже шестнадцать лет я не говорю на этом чудесном языке. И все же мне удалось спросить, не могла бы она найти мне телефон Мицуно Ринри. Она громко повторила имя. В ее голосе звучало вежливое удовольствие человека, впервые произносящего редчайшее слово. И попросила меня немного подождать.

    – Мицуно Ринри нет, – наконец сообщила она.

    – Но есть другие Мицуно? – настаивала я.

    – В Токио нет Мицуно?! – воскликнула я.

    – В Токио есть. Но в ежегодном телефонном справочнике общины Такамацу, куда вы любезно позвонили, нет.

    Отныне в тайнах вселенной появилась еще одна: почему служащий французского отделения международного справочного бюро, у которого я попросила телефон японской справочной службы, подсунул мне номер никому не известного ежегодника общины Такамацу, где оказалась любезная телефонистка?

    Я опять позвонила в международную справочную и попала на другого служащего. В голову мне пришла блестящая мысль:

    – Будьте любезны, я бы хотела получить телефон посольства Бельгии в Токио.

    Он переключил меня на такой убогий мотивчик, что я не только не разозлилась, но даже как-то умилилась.

    – Такого не существует.

    Я уже не понимала, о чем мы говорим.

    – В Токио нет посольства Бельгии, – сообщил он мне как нечто очевидное.

    Таким же тоном он мог объявить, что в Монако нет консульства Азербайджана. Я поняла, насколько бесполезно говорить, что мой отец долгое время был послом Бельгии в Токио и что с тех пор прошло не слишком много времени. Я поблагодарила и повесила трубку.

    Почему я пошла таким сложным путем, хотя все так просто? Я позвонила отцу, и он по памяти продиктовал мне телефон посольства Бельгии в Токио.

    Я набрала номер и попросила соединить меня с мадемуазель Дат, мысленно подсчитав, что теперь ей должно быть лет пятьдесят. Для начала мы обменялись несколькими вежливыми фразами. Мадемуазель Дат – дочь бывшего посла Японии в Бельгии, в некотором роде мой негатив. В конце концов я рискнула расколоться:


    – Помните ли вы, Дат-сан, того мальчика, который двадцать лет назад был моим, так сказать, женихом?

    – Да, – насмешливым тоном ответила она, словно давая понять, что невозможно позабыть столь безнравственную выходку с моей стороны.

    – Быть может, в картотеке посольства сохранились его координаты?

    – Подождите минуточку, я поищу.

    Я оценила, что она не сострила по поводу полной утраты мною его координат. Спустя пять минут Дат-сан сказала:

    – В картотеке его уже нет. Но я вспомнила, что отец Ринри – глава ювелирного дома, и нашла их сайт в Интернете. Запишите телефон. Ваш… ваш друг стал его вице-президентом.

    Я горячо поблагодарила и повесила трубку. Теперь мне понадобится мужество. Я решила не тянуть резину, а позвонить сразу.

    Трубку сняла телефонистка. Я попросила соединить меня с Ринри Мицуно. Она вежливо возмутилась, словно я хотела поговорить с английской королевой.

    – Понимаете, я звоню из Парижа, – промямлила я, не зная, каким богам молиться.

    Сжалившись, она вздохнула и поинтересовалась, как меня представить.

    – Амели, – сказала я.

    Фирма Мицуно одарила меня чем-то вроде «Времен года»: можно было подумать, это протяжная японская песня для свадебного путешествия где-нибудь годов семидесятых.

    Спустя пять минут знакомый голос уже восклицал на том конце провода.

    – Не может быть! – произнес Ринри на безупречном французском.

    – Какое счастье слышать тебя! – глупо вскрикнула я.

    Именно это я и ощущала. Вот уже шестнадцать лет, как мы совсем не общались. Ринри был тот невероятно добрый мальчик, которого я повстречала двадцать три года назад; мои чувства к нему никогда не менялись: не любовь и не дружба, что-то вроде братской близости, чего я никогда не испытала бы, если бы не познакомилась с ним.

    – Ты как? – горячо поинтересовался он.

    Никто еще с таким восторгом не обменивался банальностями. Я осознала, что боялась его реакции: пять лет назад я опубликовала роман «Токийская невеста»,[3] где рассказала о наших отношениях. Разумеется, в книге был выведен очаровательный мальчик, каким он и был. И все же он мог на меня сердиться. «А может, он не в курсе», – подумала я. Это мне свойственно: когда я убеждаюсь, что кто-нибудь на меня не сердится, я тут же выдумываю какое-нибудь объяснение – столь глубинно мое чувство вины.

    Можно подумать, Ринри читает мои мысли, потому что он сказал:

    – Я прочел все твои книги!

    – Да. И смотрю на «Ютубе» все твои телевизионные выступления!

    Он выкрикивал свои признания с радостной горячностью, выдававшей его мнение: ясно, что мои книжонки и телевизионная болтовня представляются ему забавными. Уф, я легко отделалась. Ринри вроде моих родителей: он относится к той категории людей, которые смеются, стоит мне раскрыть рот. Я никогда не понимала подобного поведения, однако в нем что-то есть.

    – Ринри, в конце марта я буду в Токио. Мы сможем повидаться?

    – Твой номер не определяется. Можешь дать мне его?

    Я продиктовала ему свой телефон и предложила звонить так часто, как он захочет.

    – Крепко целую тебя.

    Взволнованная, я повесила трубку. Я не ожидала, что все пройдет так хорошо.

    Не теряя времени, я решила тут же позвонить Нисиё-сан, своей любимой воспитательнице; последний раз я разговаривала с ней семнадцать лет назад, на следующий день после землетрясения в Кобе. Задача казалась мне более простой: Нисиё-сан была моей няней, между нами никогда не возникало двусмысленных ситуаций. Правда, говорила она только по-японски, а я не использовала этот язык шестнадцать лет, но ведь только что я выкрутилась с милой девушкой из общины Такамацу, а также с секретаршей в фирме Мицуно.

    Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
    Звёздный стиль - женский сайт