Особенности обращения в современном русском этикете


научная статья по теме РЕЧЕВОЙ ЭТИКЕТ: ОБРАЩЕНИЯ В СОВРЕМЕННОЙ РЕЧИ Языкознание

Цена:

Авторы работы:

Научный журнал:

Год выхода:

Текст научной статьи на тему «РЕЧЕВОЙ ЭТИКЕТ: ОБРАЩЕНИЯ В СОВРЕМЕННОЙ РЕЧИ»

Речевой этикет: обращения в современной речи

© В. А. ЕФРЕМОВ, кандидат филологических наук

Речевым этикетом каждый человек пользуется ежедневно. Под речевым этикетом традиционно понимают национально-специфические правила речевого поведения и систему определенных формул общения, регулирующие взаимоотношения людей. Тактики и стратегии, формулы и закономерности речевого этикета усваиваются настолько глубоко, что воспринимаются наивным языковым сознанием как часть естественного и закономерного поведения людей. Именно поэтому знание и применение речевого этикета в большей степени неосознанно, доведено до автоматизма, «механизировано».

Основная функция любого этикета — формирование и использование таких правил поведения, которые способствуют взаимопониманию людей в ходе общения. А речевой этикет можно рассматривать и как своеобразное отражение определенных языковых явлений в рамках этого общения. Так, обязательные для XIX века специфические обороты типа ваша светлость, соблаговолите явиться, за сим остаюсь, премного благодарен, знаменитое слово-ер-с (слушаю-съ) выглядят совершенно архаичными в XXI веке. Аналогично находятся за пределами русского литературного употребления принятые в молодежной среде контактные средства типа «йоу!», «хай!», «бай!», которые относятся к разряду варваризмов.

Если исходить из представления о том, что этикетными формулами говорящий моделирует некую рамку речевого события, определяемую коммуникативным намерением, то такие виды фатических речевых жанров, как приветствие, извинение, прощание и некоторые другие, становятся особо важными как в повседневной, так и в деловой коммуникации. Особую роль в создании коммуникативной рамки играют обращения, которые зачастую предопределяют ход общения [1].

Действительно, обращения традиционно рассматриваются как наиболее значимые показатели этикетных норм и степени освоенности речевого этикета: «Этические нормы, или иначе — речевой этикет, касаются в первую очередь обращения на «ты» и «вы», выбора полного или сокращенного имени (Ваня или Иван Петрович), выбора обращений типа гражданин, господин и др.» [2].

Использование инициальной фатической реплики в современной социокультурной ситуации остается болезненной и весьма актуальной проблемой: вопросы о том, как правильно обратиться к гражданину в общественном месте, допустимо ли использование слов мужчина и женщина к незнакомому человеку на улице, почему сейчас не употребляются формы сударь и сударыня, какие обращения наиболее употребительны и стилистически корректны в разнообразных коммуникативных ситуациях и многие другие, связанные с современными тактиками и формами речевого этикета, — одни из самых часто задаваемых в различных аудиториях.

Какие же новые и наиболее яркие со стилистической и прагматической точек зрения трансформации в такой области речевого этикета, как обращения, можно наблюдать в современном русском языке?

Прежде всего это экспансия просторечных форм обращения к незнакомым людям типа мужчина, женщина и — с некоторыми оговорками -молодой человек. «Для того чтобы обратиться к кому-либо, его необходимо окликнуть или назвать, выбрав номинацию, которая наиболее соответствует обстановке общения, . при этом гендерный фактор всегда учитывается, а иногда становится решающим» [3].

К сожалению, современный речевой этикет, в отличие от достаточно жестко структурированного дореволюционного, не имеет полноценного и удобного для любой ситуации оклика незнакомого человека. До 1917 года к постороннему можно было обратиться, используя указание на его принадлежность к тому или иному социальному классу (например, в отношении взрослой замужней женщины использовались практически не пересекающиеся в употреблении номинации сударыня, госпожа, мадам, барыня, каждая из которых характеризовала даже не столько саму женщину, к которой обращались, сколько говорящего, прежде всего — его социальный статус), а потому форма женщина, как сответственно и мужчина, по отношению к незнакомому человеку практически не использовалась: эти номинации были избыточны в продуманной и отшлифованной десятилетиями системе общественных отношений дореволюционной России. Более того, еще в XIX веке диалектологами было отмечено, что в некоторых среднерусских говорах (например, московского региона) лексема мужчина обозначала исключительно мужика, крестьянина: «И в Харугине мущиной называется мужик, барина так не назовут. «Он барин, мущинай ево назвать, мужиком силичь, ни падабает»» [4].

Однако после революции в качестве альтернативы аристократическому господа и просторечному мужики стала использоваться номинация мужчина; сударыня и дама в связи с устранением классовой стратификации были вытеснены женщиной, а барышня — девушкой. Новое советское общество таким образом пыталось отказаться от речевого этикета предыдущей эпохи.

Известный филолог А.М. Селищев в свое время заметил, что расширение в 20-е годы XX века употребительности таких сниженных слов, как парень (вместо прежнего молодой человек), ребята, девчата, было связано также с активной деятельностью студенческой среды, в которой вульгаризмы и жаргонные выражения существовали в качестве элемента естественного для нее языкового поведения («бытового буршества»). Ученый характеризует подобный пласт лексики как «слова языка деревни, фабрики, низших городских слоев, вошедшие в состав речи партийной и вообще советской среды (. ) Это — «пролетарский язык»» [5].

В употреблении обращения молодой человек в XX веке также наметились две тенденции. Во-первых, это чрезмерное расширение круга лиц, которые могут им пользоваться. Если до революции это обращение к незнакомому юноше или молодому мужчине применялось исключительно старшим по возрасту человеком, то в современном обществе в публичных местах нередко можно услышать данное обращение из уст весьма молодых особ женского пола. Во-вторых, в просторечном употреблении обращение молодой человек нередко выполняет ту же роль, что и девушка по отношению к женщине: это обращение к обслуживающему персоналу, в котором в принципе не актуализирована сема «лицо юного или молодого возраста», а значение слова редуцировано до «представитель мужского или женского пола» (аналогичным для XIX века было обращение мальчик по отношению к слуге мужского пола любого возраста). Неслучайно возникает следующая художественная оценка данной номинации: «Недаром на улице осталось фактически только лишь одно обращение «молодой человек». Это вроде бы очень вежливо, а как глупо! (. ) Во всяком случае, «сударь» лучше, чем дурацкий «молодой человек»» (В. Аксенов. Круглые сутки нон-стоп).

Во многом в качестве ответной реакции на экспансию просторечных форм в современной речи время от времени возникают попытки возвращения к этикету XIX века, который известен любому грамотному человеку прежде всего по классическим литературным произведениям. Реабилитация употребления архаичных обращений типа барышня или сударь, а также Дамы и господа! достойна уважения, но вряд ли сможет переломить тенденцию: «Прежде существовали «барышня», «сударь», «кавалер», «милостивый государь», но теперь это слова-покойники, к которым возврата нет» (В. Пьецух. Сравнительные комментарии к пословицам русского народа).

По-видимому, невозможность возвращения к этикету XIX века обусловлена рядом причин. Во-первых, в дореволюционной России система социальных отношений была жестко структурирована и имела иную природу, нежели сейчас. Во-вторых, в сознании современника подобные номинации рассматриваются как весьма устаревшие и неактуальные, а следовательно, и ненужные, в отличие, например, от пласта церков-

ной лексики, который в достаточно полном объеме вернулся в русское языковое сознание. В-третьих, память современника держит остатки советского отношения к дореволюционному этикету, воплощенного в таких клише, как: «Господа все в Париже» или «Тоже мне. барышня нашлась».

Более того, в некоторых случаях такого рода возвращение к старым этикетным формам может привести к коммуникативному сбою или даже неудаче: «Закончив эту тираду, Семен Петрович откинулся в кресле и склонил голову, как бы приглашая меня ответить ему. — Это невозможно, сударь, — брякнул я. Честно говоря, я вовсе не хотел обидеть или шокировать его. Это дурацкое «сударь» вырвалось у меня само собой, нечаянно. Семен Петрович остолбенел. Он даже не рассердился, а просто не находил что сказать. Слово-то действительно вроде бы самое необидное, но какое-то неуместное и никчемное» (К. Шахназаров. Курьер).

Одновременно следует признать, что в современном русском речевом этикете нет универсальных контактоустанавливающих средств, позволяющих обратиться к незнакомому человеку на улице. Однако опыт других языков подсказывает, что называть незнакомого человека на улице, в транспорте или в магазине вовсе не обязательно: так, в английском речевом этикете можно попросить о помощи, инициировав разговор репликой «I say!» (дословно «Я говорю!»), аналогичной русскому «Послушайте!». Более того, с точки зрения современного русского речевого этикета, нет ничего зазорного или постыдного в том, чтобы обратиться к незнакомому человеку, начав разговор с таких фатических средств, как «Извините.», «Простите.».

Необходимо упомянуть и о слове дама, которое в последнее время становится все более употребительным. В XIX веке обращения к женщине делились на две категории: обращения к представительницам высших сословий и обращения к представительницам сословий средних и низших. Однако как обращение к женщине из привилегированного общества слово дама не использовалось (исключение — в сочетании «Дамы и господа!»). После революции долгое время дама называла исключительно чуждый советской действительности тип женского поведения: «Из парка в парк каждый день под руку с веселым смехом, радостным восклицанием, с частыми остановками для поцелуев и всяких шалостей проходит на глазах всех пара — настоящий господин и настоящая дама в одежде столичного происхождения, с манерами того класса культурных людей, который объявлен теперь «вне закона»» (М. Пришвин. Дневники).

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Особенности обращения как формулы речевого этикета

Общение предполагает наличие еще одного слагаемого, еще одно­го компонента, который проявляет себя на всем протяжении обще­ния, является его неотъемлемой частью, служит перекидным мости­ком от одной реплики к другой. И в то же время норма употребления и сама форма слагаемого окончательно не установлены, вызывают разногласие, являются больным место русского речевого этикета.

Об этом красноречиво говорится в письме, опубликованном в од­ном из номеров «Комсомольской правды» за подписью Андрей. По­местили письмо под заглавием «Лишние люди». Приведем его без сокращений:

У нас, наверное, в одной-единственной стране мира нет обраще­ния людей друг к другу. Мы не знаем, как обратиться к человеку! Мужчина, женщина, девушка, бабуся, товарищ, гражданин — тьфу! А может, лицо женского пола, лицо мужского пола! А легче — эй! Мы — никто! Ни для государства, ни друг для друга!

Автор письма в эмоциональной форме, достаточно остро, исполь­зуя данные языка, ставит вопрос о положении человека в нашем го­сударстве. Таким образом, синтаксическая единица — обращение — становится социально значимой категорией.

Чтобы разобраться в этом, необходимо осмыслить, в чем заклю­чается особенность обращения в русском языке, какова его история.

Обращение испокон веков выполняло несколько функций. Глав­ная из них — привлечь внимание собеседника.

Поскольку в качестве обращений используются как собственные имена <Анна Сергеевна, Игорь, Саша), так и названия людей по сте­пени родства <отец, дядя, дедушка), по положению в обществе, по профессии, должности (президент, генерал, министр, директор, бух­галтер); по возрасту и полу (старик, мальчик, девочка), обращение также указывает на соответствующий признак.

Наконец, обращения могут быть экспрессивнои эмоциональноокрашенными, содержать оценку: Любочка, Маринуся, Любка, бол­ван, остолоп, недотепа, шалопай, умница, красавица. Особенность таких обращений заключается в том, что они характеризуют как ад­ресата, так и самого адресанта, степень его воспитанности, отноше­ние к собеседнику, эмоциональное состояние.

Приведенные слова-обращения используются в неофициальной ситуации, и только некоторые из них, например, собственные имена (в их основной форме), названия профессий, должностей служат об­ращениями и в официальной речи.

Отличительной чертой официально принятых обращений на Руси было отражение социального расслоения общества, такой его харак­терной черты, как чинопочитание.

Не поэтому ли в русском языке корень — чин оказался плодови­тым, дав жизнь словам:

— чиновник, чиновничество, благочинный, благочиние, чинолюбие, чинопочитание, чиноначальник, чиноначальствовать, бесчин­ный, бесчинствовать, чиноразрушитель, чиногубителъ, чинопо­читатель, чинокрад, чинно, чинность, подчиниться, подчинение;

— словосочетаниям: не по чину, раздать по чинам, чин чином, большой чин, не разбирая чинов, не чинясь, чин по чину;

пословицам: Чин чина почитай, а меньшой садись на край; Пуля чинов не разбирает; Дураку, что большому чину, везде простор; Целых два чина: дурак да дурачина; А тот бы и в чинах, да жаль, карманы пусты.

Монархический строй в России до XX в. сохранял раз­деление людей на сословия. Для сословно организованного общества характерна была иерархия в правах и обязанностях, сословное нера­венство и привилегии. Выделялись сословия: дворяне, духовенство, разночинцы, купцы, мещане, крестьяне.Отсюда обращения госпо­дин, госпожа по отношению к людям привилегированных соци­альных групп; сударь, сударыня — для среднего сословия или барин, барыня для тех и других, и отсутствие единого обращения к пред­ставителям низшего сословия.Вот что пишет по этому поводу Лев Успенский в одной из своих статей:

Мой отец был крупным чиновником и инженером. Взгляды его были весьма радикальными, да и по происхождению он был «из тре­тьего сословия» — разночинец. Но, если бы ему даже пришла на ум фантазия обратиться на улице: «Эй, сударь, на Выборгскую!» или: «Господин извозчик, вы свободны?», он не возрадовался бы. Извоз­чик, скорее всего, принял бы его за подгулявшего типа, а то и про­сто рассердился бы: «Грешно вам, барин, ломаться над простым че­ловеком! Ну какой я вам «господин»? Постыдились бы!

В языках других цивилизованных стран в отличие от русского су­ществовали обращения, которые использовались как по отношению к человеку, занимающему высокое положение в обществе, так и к ря­довому гражданину: мистер, миссис, мисс (Англия, США), сеньор, сеньора, сеньорита (Испания), синьор, синьора, синьорита (Италия), пан, пани (Польша, Чехия, Словакия).


Во Франции, — пишет Л. Успенский, — и консьержка у входа в дом называет хозяйку-домовладелицу «мадам»; но и хозяйка, пусть без всякого почтения, обратится к своей служащей точно так же: «Бонжур, мадам Бижу!». Миллионер, случайно севший в такси, на­зовет шофера «мосье», и таксист скажет ему, открывая дверь: «Силь­ву плэ, мосье!» — «Пожалуйста, сударь!» Там это норма.

После Октябрьской революции особым декретом упраздняются все старые чины и звания. Провозглашается всеобщее равенство. Об­ращения господин — госпожа, барин — барыня, сударь — сударыня, милостивый государь (государыня) постепенно исчезают. Только дипломатический язык сохраняет формулы международной вежли­вости. Так, к главам монархических государств обращаются: Ваше величество, ваше превосходительство; иностранных дипломатов про­должают называть господин — госпожа.

Вместо всех существовавших в России обращений, начиная с 1917—1918 гг., получают распространение обращения гражданин и товарищ

Однако обращение гражданин не стало в XX в. общеупотребительным обращением людей друг к другу.

Это произошло из-за того, что в 20—30-е гг. прошлого века появился обычай, а затем стало нормой при обра­щении арестованных, заключенных, судимых к работникам органов правопорядка, и наоборот, не говорить товарищ, только гражданин: Гражданин подследственный, гражданин судья, гражданин прокурор.

В результате слово гражданин для многих стало ассоциировать­ся с задержанием, арестом, милицией, прокуратурой. Негативная ас­социация постепенно так «приросла» к слову, что стала его неотъем­лемой частью, так укоренилась в сознании людей, что стало невозможным использовать слово гражданин в качестве общеупо­требительного обращения.

Несколько иначе сложилась судьба слова товарищ. Оно зафик­сировано в памятниках XV в., известно в словенском, чешском, сло­вацком, польском языках. В славянские языки это слово пришло из тюркского, в котором корень tavar озна­чало «имущество, скот, товар». Вероятно, первоначально товарищ имело значение «компаньон в торговле». Затем значение этого сло­ва расширяется: товарищ — не только «компаньон», но и «друг». Об этом свидетельствуют пословицы: В дороге сын отцу товарищ; Ум­ный товарищ — половина дороги; От товарища отстать — без то­варища стать; Бедный богатому не товарищ; Слуга барину не това­рищ.

С ростом революционного движения в России в начале XIX в. слово товарищ, как в свое время слово гражданин, приобретает но­вое общественно-политическое значение: «единомышленник, борю­щийся за интересы народа.

После Отечественной войны слово товарищ постепенно начина­ет выходить из повседневного неофициального обращения людей друг к другу.

Возникает проблема: как обратиться к незнакомому человеку? Вопрос начинают обсуждать на страницах печати, в передачах по радио. Высказывают свое мнение филологи, писатели, общественные деятели. Предлагают возродить обращение сударь, сударыня.

На улице, в магазине, в городском транспорте все чаще слышит­ся обращение мужчина, женщина, дед, отец, бабуля, парень, тетень­ка, дяденька.

Подобные обращения не являются нейтральными. Они могут вос­приниматься адресатом как неуважение к нему, даже оскорбление, недопустимое фамильярничание. Отсюда возможны грубость в от­вет, выражение обиды, ссора.

Начиная с конца 80-х гг. в официальной обстановке стали возрож­дать обращение сударь, сударыня, господин, госпожа.

В последнее время обращение господин, госпожа воспринимается как норма на заседаниях Думы, в передачах по телевидению, на раз­личных симпозиумах, конференциях. Параллельно с этим на встре­чах представителей власти, политических деятелей с народом, а так­же на митингах выступающие с речью стали использовать обращение россияне, сограждане, соотечественники. В среде государственных служащих, бизнесменов, предпринимателей, преподавателей вузов нормой становится обращение господин, госпожа в сочетании с фамилией, названием должности, звания. Трудности возникают в том случае, если директор, профессор — женщина. Как в таком случае об­ратиться: господин профессор или госпожа профессор!

Обращение товарищ продолжают использовать военные, члены партий коммунистической ориентации, а также во многих заводских коллективах. Ученые, преподаватели, врачи, юристы отдают предпоч­тение словам коллеги, друзья. Обращение уважаемый—уважаемая встречается в речи старшего поколения.

Слова женщина, мужчина, получившие распространение в после­днее время в роли обращений, нарушают норму речевого этикета, свидетельствуют о недостаточной культуре говорящего. В таком слу­чае предпочтительнее начинать разговор без обращений, используя этикетные формулы: будьте любезны. будьте добры. извините. простите.

Таким образом, проблема общеупотребительного обращения в неофициальной обстановке остается открытой.

Она будет решена только тогда, когда каждый гражданин России научится уважать себя и с уважением относиться к другим, когда на­учится защищать свою честь и достоинство, когда станет личностью, когда неважно будет, какую должность от занимает, каков его ста­тус. Важно, что он гражданин Российской Федерации. Только тогда никто из россиян не будет чувствовать неловкость и смущение, если его назовут или он кого-то назовет господин, госпожа.

Дата добавления: 2015-10-01 ; просмотров: 964 | Нарушение авторских прав

Современный речевой этикет

Под речевым этикетом традиционно понимают национально-специфические правила речевого поведения и систему стереотипизированных формул общения, регулирующие взаимоотношения людей. К речевому этикету относятся не только слова и выражения, используемые для прощания, просьбы, извинения, но и принятые в различных ситуациях формы обращения, способы выражения сочувствия, жалобы, вины, горя и интонационные особенности, характеризующие вежливую речь, и др. При этом значимой особенностью именно речевого этикета, в отличие от других его форм (например, делового или спортивного этикета), становится то, что, с одной стороны, он воплощается в повседневных языковых практиках, а с другой стороны, характеризует собеседника как носителя норм не только этических, но и языковых: речевым этикетом пользуется любой человек обязательно и каждодневно.

Речевой этикет связан с сформулированным Дж. Линчем важным принципом коммуникации — принципом вежливости. Содержание этого принципа раскрывается в шести максимах: максима такта — соблюдение дистанции (нельзя без желания собеседника затрагивать темы, касающиеся его личной жизни, предпочтений, религиозных убеждений, зарплаты и т.п.); максима великодушия —стремление создать для собеседника комфортные условия (нельзя обременять его обязательствами, ставить в неудобное положение); максима одобрения — позитивная оценка других, стремление к объединению позиций; максима симпатии — доброжелательность, преодоление равнодушия в процессе общения; максима согласия — отказ от конфликтной позиции, снятие конфликта путем взаимной коррекции поведения; максима скромности — неприятие похвал и лести в свой адрес. Конечно, реализация всех максим в любой речевой ситуации нереальна, однако их максимальный учет ведет к согласию и взаимопониманию.

Тактики и стратегии, формулы и закономерности речевого этикета усваиваются в процессе воспитания, часто с раннего детства, настолько глубоко, что обычно воспринимаются как часть естественного и закономерного поведения людей. Именно поэтому применение речевого этикета нередко бывает неосознанным и доведенным до автоматизма.

Основная функция любого этикета — формирование и использование таких правил поведения, которые способствуют взаимопониманию людей в ходе коммуникации. Одновременно речевой этикет можно рассматривать и как своеобразное отражение социокультурной ситуации и принятых в данном обществе норм и правил поведения. Так, обязательные для XIX в. специфические обороты типа «Ваша светлость», «соблаговолите явиться», «за сим остаюсь», «премного благодарен», знаменитое слово-ер-с («слушаюсъ») в XXI в. выглядят архаичными. Аналогично находятся за пределами русского литературного языка распространенные в молодежной среде слова, выполняющие роль этикетных средств, типа «йоу!», «хай!», «бай!», которые относятся к разряду варваризмов (нарушающих чистоту речи слов из чужого языка или построенных по образцу чужого языка оборотов).

Формулы речевого этикета воспринимаются образованными и воспитанными людьми как закономерное, повседневное проявление норм поведения в обществе. Незнание норм речевого этикета и, как следствие, их невыполнение воспринимается как намеренное оскорбление или невоспитанность. Одновременно и языковая норма, регулирующая правильность речи, также определяет систему представлений о норме в области речевого этикета.

Следовательно, нормы речевого этикета — это неотъемлемая часть повседневной языковой практики; следование этим нормам предполагает определенный уровень культуры личности. Речевой этикет, являясь достаточно четкой, исторически сложившейся структурой, предоставляет говорящему возможность, выбирая те или иные этикетные формулы, варьировать тональность коммуникативной ситуации.

Естественно, что выбор единиц речевого этикета зависит от социального статуса и социальных ролей участников коммуникации. Речевой этикет как система стереотипных, устойчивых формул всегда соотносится с ситуацией речевого общения, которая определяется личностями собеседников, темой и целями общения. Спектр коммуникативных функций речевого этикета очень широк:

  • 1) установление контакта между собеседниками (фатическая функция);
  • 2) привлечение внимания слушателя, выделение его среди других потенциальных собеседников (апеллятивная функция);
  • 3) выражение уважения (этическая функция);
  • 4) определение статуса коммуникации (регулятивная функция);
  • 5) формирование благоприятной эмоциональной обстановки и оказание положительного воздействия на слушателя (эмоционально-экспрессивная функция).

Любые социальные характеристики собеседников (ген-дер, возраст, образование, воспитание, культурная грамотность и др.) влияют на формы коммуникации, на стиль и достижение эффективности общения. Например, тендерные различия особенно явно обнаруживаются в ситуациях представления собеседников друг другу или в разговоре родителей с ребенком. Некоторые этикетные тактики и стратегии присущи только данной культуре и языку, однако существуют и этикетные формулы поведения, которые приняты повсеместно и имеют едва ли не универсальный характер. Например, в общеевропейском речевом этикете при необходимости представить друг другу незнакомых людей сначала представляют женщине мужчину, а не наоборот.

Этикет базируется на категории вежливости и связан с формальной вежливостью, суть которой состоит в стремлении удерживать дистанцию между участниками коммуникации. Будучи основой всякого коммуникативного поведения, вежливость имеет две разновидности: положительную и отрицательную. Отрицательная (негативная) вежливость направлена на минимизацию невежливости в высказывании и на уклонение от коммуникативного конфликта. Ее функция — уменьшение и нейтрализация агрессии в общении, сохранение свободы в поступках, соблюдение должной дистанции между коммуникантами. Для этого в любой языковой культуре веками разрабатывается целый арсенал вербальных и невербальных стратегий поведения (косвенное выражение просьб, использование эвфемизмов при назывании того, что может быть обидно для собеседника, уход от наименования и обсуждения неприятных тем и др.). Положительная вежливость связана с максимальным выражением уважения и почтения к адресату и реализует тактику достижения коммуникативного согласия.

Если исходить из представлений о том, что этикетными формулами говорящий моделирует некую рамку речевого события, определяемую коммуникативным намерением, то такие виды контактоустанавливающих речевых жанров, как приветствие, извинение, прощание и некоторые другие, становятся особенно важными как в повседневной, так и в деловой коммуникации (см. гл. 12). Особую роль в создании коммуникативной рамки играют обращения. Обращение к адресату зачастую предопределяет ход всей коммуникации, а иногда становится решающим в разнообразных ситуациях делового общения.

Этикетные нормы неотделимы от норм этики и культуры речи. Особого внимания при этом заслуживают особенности употребления синонимичных этикетных единиц, каждая из которых предназначена не только для установления контакта между собеседниками, но и для поддержания общения в необходимой коммуникативной тональности. Например, синонимичные формы «извините» и «простите», несмотря на кажущееся сходство, применяются в разных случаях: их употребление зависит от серьезности совершенного поступка. Этикетная формула «извините» применяется как форма извинения за незначительный проступок, неловкое поведение или доставленное беспокойство (например, случайный толчок в переполненном автобусе). «Простите» используется в случаях, когда речь идет о существенном проступке (например, грубость, оскорбление, публичное высмеивание человека и его действий). Кроме того, следует отметить, что у этикетной формулы «извините» есть дополнительная функция выражения недостаточного согласия и даже протеста, которая возникает, например, при отказе говорящего выполнить какую-либо просьбу («извините» в значении «ни в коем случае, вовсе нет, ни за что»).

Этикет — это пластичная, адаптирующаяся и постоянно развивающаяся система. В современной (особенно городской) культуре роль речевого этикета переосмысляется. Вместо важной и едва ли не исключительной для прошлых эпох функции регулирования социальной иерархии, в современном речевом этикете на первый план выходит сугубо прагматическая функция. Этикет рассматривается как средство достижения коммуникативной цели: привлечь внимание собеседника, продемонстрировать ему свое уважение, вызвать симпатию, создать доброжелательную атмосферу, достичь коммуникативного согласия.

Особенно серьезно трансформируются способы и формы обращений, которые традиционно рассматриваются как наиболее значимые показатели этикетных норм и степени освоенности речевого этикета. Этические нормы касаются в первую очередь обращения на «ты» и «вы» (вспомним хрестоматийную пушкинскую строчку «Пустое Вы сердечным ты она, обмолвясь, заменила»), выбора полного или сокращенного имени (Эдик или Эдуард Геннадиевич), употребления обращений типа «господин», «гражданин», «товарищ» и др.

К сожалению, современный речевой этикет, в отличие от достаточно жестко структурированного дореволюционного, не имеет полноценной и удобной для любой ситуации формы обращения к незнакомому человеку. В XIX в. к постороннему можно было обратиться, используя указание на его принадлежность к тому или иному социальному классу (например, в отношении взрослой замужней женщины использовались практически не пересекающиеся в употреблении номинации «сударыня», «госпожа», «мадам», «барыня», каждая из которых характеризовала даже не столько саму женщину, к которой обращались, сколько говорящего, прежде всего — его социальный статус). Формы обращения в дореволюционной России отшлифовывались на протяжении десятилетий. Их нарушение рассматривалось как вызов сложившейся системе общественных отношений.

Однако после революции 1917 г. система обращений кардинальным образом изменилась. Повое советское общество пыталось отказаться от речевого этикета и, соответственно, культуры предыдущей эпохи. К любому человеку на улице, вне зависимости от его пола и возраста, можно было обратиться как к «товарищу» или «гражданину» (влияние французского речевого этикета времен французской революции конца XVIII в.). Позднее, отчасти по причине возросшей идеологизации этих слов, в городском просторечии стали употребляться невозможные в XIX в. по отношению к незнакомым людям обращения «девушка», «молодой человек», «мужчина» и «женщина». Таким образом, вместо аристократического «сударь» и просторечного «мужик» стало использоваться обращение «мужчина», а обращения «сударыня» и «барышня» в связи с устранением классовой стратификации были вытеснены «женщиной» и «девушкой». Однако до сих пор обращения «мужчина» и «женщина» воспринимаются как грубо-просторечные и недопустимые в речи интеллигентных, образованных людей.

В современном речевом этикете время от времени возникают попытки возвращения к этикету XIX в., который известен любому грамотному человеку прежде всего по классическим литературным произведениям. Реабилитация употребления в сегодняшней России архаичных обращений тина «барышня» или «сударь», а также таких конструкций, как «Прошу изволить» или «Чего желаете?» вряд ли возможна. Современный прозаик В. Пьецух пишет: «Прежде существовали «барышня»‘, «сударь», «кавалер», «милостивый государь», но теперь это слова-покойники, к которым возврата нет».

Этикет призван обслуживать живую, подвижную систему человеческих отношений, следовательно, если изменяется общество, то меняются и этикетные формы и формулы. Невозможность возвращения к этикету XIX в. обусловлена рядом причин. Во-первых, в дореволюционной России система социальных отношений была жестко структурирована, в отличие от современной социокультурной ситуации. Во-вторых, в сознании современника слова, подобные приведенным выше, рассматриваются как устаревшие и не актуальные, а следовательно, и не нужные. В-третьих, память современника держит остатки советского отношения к дореволюционному этикету, воплощенного в таких клише, как: «Господа все в Париже» или «Тоже мне. барышня нашлась».

Демократизация современного русского речевого этикета связана как с изменением социальных параметров общения (например, либерализация общения в прежде жестко иерархических отношениях коммуникантов, появление интернет-общения, усиление игрового начала в коммуникации и т.д.), так и с влиянием американской культуры и речевого этикета.

Из наиболее ярких проявлений заимствованной в русский речевой этикет специфической «неформальности» американского коммуникативного поведения можно назвать следующие:

  • • использование в качестве имени официального лица двухчастной, а не полной (трехчастной) модели (Михаил Горбачев вместо Михаил Сергеевич Горбачев);
  • • отказ от традиционной двучленной формы обращения в полуофициальной коммуникативной ситуации в пользу одночленной: Валерий Анатольевич -» Валерий + «Вы»-формы;
  • • обращение к старшим по возрасту родственникам (дедушке, бабушке, дяде, тете и все чаще — к отцу и матери) по имени, без использования соответствующих маркеров (Валера вместо дядя Валера);
  • • обращение к родителям жены или мужа, а также друзьям родителей и соседям по имени, а не по имени и отчеству;
  • • вульгаризмы как немотивированные заимствования в области речевого этикета (многочисленные НИ, Bye! и Bye-bye!, одиозный Ok! и др.);
  • • появление разнообразных калькированных из американского речевого этикета формул: от повседневных формул прощания («Хорошего дня», «Береги себя», «Пока-пока») до реплик журналистов («Вернемся через минуту», «Оставайтесь с нами» и др.);
  • • модификации паралингвистических (невербальных) средств коммуникации (например, публичные поцелуи между представительницами женского пола едва ли не всех возрастов).


Весьма показательно, что даже у таких на первый взгляд, традиционных контактоустанавливающих фраз, как приветствие «Как дела?», под воздействием американской культуры меняется содержание. Раньше традиционным ответом было «Не очень» или «Ничего (хорошего)», так как для традиционного русского мировоззрения не характерно выпячивание собственных достижений: оно воспринимается как хвастовство. Однако в последние годы значительно расширилось употребление ответных реплик «Хорошо», «Ничего» (в значении «нормально») и даже «Отлично» (такой ответ на данный вопрос даже не зарегистрирован в «Толковом словаре русского речевого этикета» А. Г. Балакая), что можно считать влиянием весьма распространенной, особенно среди молодежи, американской идеи успеха.

Отмеченные изменения, безусловно, вызваны влиянием западных стереотипов поведения. При этом механический перенос такого рода коммуникативных тактик и речевых формул на русскую почву происходит в определенной степени насильственно (например, через рекомендации учебников по бизнес-коммуникации, ролевые для молодежи модели поведения ровесников из западных фильмов и сериалов и др.), а для носителей традиционной, во многом сформировавшейся на образцах классической литературы Х1Х-ХХ вв. языковой картины мира — весьма болезненно.

Самое тревожное в описанных выше трансформациях речевого этикета заключается в том, что они все меньше и меньше осознаются современниками как несоответствующие традиционной русской коммуникации, как вторичные, как грубо-просторечные или немотивированно заимствованные. В этом, пожалуй, и заключается основная опасность происходящих в современном русском речевом этикете метаморфоз. Вот как об этом пишет известный лингвист М. А. Кропгауз: «По-видимому, старшее поколение рассматривает результат подобных изменений как простое и случайное нарушение (невоспитанность молодежи и т.п.), а младшее — напротив, как норму. Собственно же процесс изменений остается незамеченным. Кроме того, поскольку в лингвистике до сих пор не существует общепринятой кодификации речеповеденческих норм, устаревший срез очень быстро вытесняется из сознания носителей языка. Тем не менее изменения в речевом поведении и речевом этикете происходят и притом весьма значительные».

Речевой этикет в настоящее время интенсивно изменяется и под воздействием новых коммуникационных технологий, что влияет на смысловое наполнение старых и использование новых этикетных формул. Так, на наших глазах формируются нормы интернет-общения и этикета мобильной телефонной коммуникации.

Специфика этикетных норм интернет-коммуникации определяется максимальной открытостью виртуального пространства, потенциальной многоадресной аудиторией, неполной персонифицированностью адресанта. Интернет трансформирует и как бы «размывает» личность автора, что приводит к относительной анонимности пользователей, общающихся в этой среде. В связи с этими, новыми для общества факторами коммуникации возникает потребность выработать новые или уточнить уже существующие формы взаимоотношений собеседников.

Среди основных особенностей интернет-коммуникации, которые предопределяют особый характер речевого этикета в этой среде, можно выделить следующие.

  • 1. Анонимность. Вследствие анонимности и безнаказанности в сетевом общении зачастую появляются связанные со снижением психологического и социального риска раскрепощенность, ненормативность и определенная безответственность собеседников. Человек в сети может проявлять и проявляет большую свободу высказываний и поступков (вплоть до оскорблений, нецензурных выражений, сексуальных домогательств), так как риск разоблачения и личной отрицательной оценки окружающими минимален.
  • 2. Отсутствие классических типов невербальной информации (голос, жесты, мимика, почерк и др.). Впрочем, эта лакуна заполняется разного рода графическими выразителями тех или иных эмоций, а также видео- и аудиоматериалами, которые в качестве вспомогательного компонента активно используются в интернет-коммуникации.
  • 3. Добровольность и желательность контактов. Пользователь добровольно завязывает контакты или уходит от них, а также может прервать их в любой момент. Подобная «добровольность» зачастую может восприниматься собеседниками как неучтивость, нежелание общаться, отсутствие элементарных коммуникативных навыков и умений.
  • 4. Затрудненность эмоционального компонента общения. Доминирующий письменный характер коммуникации провоцирует стремление к эмоциональному наполнению текста, которое выражается в создании специальных значков для обозначения эмоций или в описании эмоций словами (в скобках после основного текста послания).
  • 5. Стремление к нетипичному, ненормативному поведению. Зачастую пользователи подают себя с иной стороны, нежели в реальной жизни, проигрывают не реализуемые в деятельности вне сети роли и сценарии ненормативного подчас поведения.

Расширение круга людей, которые имеют выход в Интернет, а также увеличение функций и возможностей интернет-коммуникации предопределили возникновение специальных правил этикета в Интернете — норм поведения и общения как для пользователей, так и для провайдеров, администраторов, модераторов форумов и т.д. Первоначально правила электронного этикета, или нети-кета (netiquette, от англ. net «сеть» + франц. etiquette «этикет»), складывались стихийно, что обусловило использование в качестве фундамента для пего стандартных правил речевого этикета. На современном этапе развития Интернета во многих организациях и на большинстве интернет-ресурсов правила поведения пользователя в локальных сетях устанавливаются в форме инструкций или официальных правил.

Однако регламентация правил нетикета продолжается, в том числе и с помощью разработки коммуникативно толерантных способов общения для конкретных интернет-проектов, форумов и т.д. Наборы этикетных формул в данном виде коммуникации также находятся в стадии формирования: наряду с элементами традиционного этикета появляются и специфические для интернет-коммуникации формы, например так называемые смайлики. Следует отметить, что определенная часть формул нетикета представляет собой заимствования из английского языка (например, «имхо», «лол»), их русифицированные аналоги («расфрендиться») или кальки английских слов и выражений («С наилучшими пожеланиями», «Имярек хочет с вами дружить»).

Современный период развития русского речевого этикета характеризуется и трансформациями в сфере телефонного общения. Например, специфика мобильной телефонной коммуникации накладывает ограничения на некоторые этикетные жанры. Так, не принято благодарить по телефону человека с более высоким социальным статусом за оказанную любезность — лучше это делать лично. Поскольку мобильный телефон стал предметом личного обихода, с которым человек практически никогда не расстается, то правила хорошего тона предполагают необходимость уточнить у абонента возможность говорить. Иными словами, то, что для обычной телефонной связи является только пожеланием (фраза «Удобно ли вам говорить?»), для связи мобильной становится жестким этикетным условием.

Итак, несмотря на разнообразные трансформации, которые переживает русский язык начала XXI в. (вульгаризация и американизация языка, стремление выработать новые средства выражения и новые формы общения, «интернетизация» языка и др.), современный русский речевой этикет продолжает развиваться и обслуживать разнообразные отношения, существующие между членами общества.

Соблюдение правил и норм речевого общения обеспечивает успешность коммуникации, порождает доверие и уважение среди собеседников. Знание правил речевого этикета дает человеку возможность чувствовать себя уверенно и непринужденно и не испытывать неловкости и затруднений в общении.

Формулы русского речевого этикета. Особенности русского речевого этикета заключаются в определенных словах, фразах и устойчивых выражениях

Особенности русского речевого этикета заключаются в определенных словах, фразах и устойчивых выражениях. Они применяются в трех стадиях разговора: в начале разговора, либо знакомстве, основной части разговора и заключительной части беседы. Для грамотного взаимодействия всех трех стадий, а также для использования норм и правил общения, используют формулы русского речевого этикета. Основные формулы, такие как вежливое приветствие, либо благодарность усваиваются еще с детства. С возрастом речевой этикет обретает все больше тонкостей. Рассмотрим речевые формулы, используемые в разных ситуациях:

1. Начало разговора, приветствие:

пожелание здоровья: здравствуйте;

использование времени встречи: добрый день, добрый вечер;

эмоциональное приветствие: очень рад;

уважительное приветствие – мое почтение.

2. Основная часть беседы. Формулы этой части беседы используются в зависимости от события, во время которого происходит общение. Это может быть праздничная встреча, либо печальное событие, связанное с утратой близких или другие прискорбные события. Также сюда входит разговор в обычной будничной обстановке.

Формы общения в праздничной обстановке имеют два вида – это приглашение на само событие и поздравление в случае если вы уже пришли на праздник.

Приглашение: приходите, будем рады, позвольте вас пригласить, приглашаю вас, могу ли я пригласить вас.

Поздравление: от всей души поздравляю, примите наши поздравления, разрешите вас поздравить, поздравляем вас от имени коллектива.

Печальные события. На событиях носящих оттенок скорби и печали необходимо использовать формы, выражающие сочувствие и соболезнование: примите мои соболезнования, приношу вам искренние соболезнования, скорблю вместе с вами, я вам сердечно соболезную, позвольте выразить глубокие соболезнования, искренне вам сочувствую, держитесь.

Повседневная рабочая обстановка. Общение с начальством и коллегами включает в себя массу особенностей речевого этикета. Это могут быть просьбы, комплименты, советы и благодарности. Также в рабочей обстановке не обойтись и без отказов и согласий на просьбы собеседника:

совет: я бы вам посоветовал, разрешите предложить вам, я бы хотел предложить вам, позвольте дать вам совет;

просьба: если вас не затруднит, убедительно прошу вас, не сочтите за труд, могу ли я попросить вас;

благодарность: большое вас спасибо, выражаю вам благодарность, позвольте вас поблагодарить, я вам очень благодарен;

комплимент: вы прекрасный собеседник, вы прекрасно выглядите, вы отличный организатор;

согласие: готов вас выслушать, пожалуйста, не возражаю, поступайте, как сочтете правильным;

отказ: я вынужден вам отказать, я не в силах вам помочь, я не могу выполнить вашу просьбу.

3. Завершение разговора. В зависимости от того как протекала беседа, прощание с собеседником может иметь разные формы:

пожелание: всего хорошего, всего вам доброго, до свидания, удачного вам дня;

надежда на скорую встречу (либо новую встречу): надеюсь на скорую встречу, до встречи, до свидания, до завтра (либо до оговоренного дня недели);

сомнение в скорой встрече: вряд ли мы еще с вами увидимся, прощайте, не поминайте лихом.

Русский язык и речевой этикет имеют массу разнообразных форм и разновидностей общения. Не обязательно учить наизусть самые распространенные фразы и выражения. Вполне можно допускать вариации, в зависимости от ситуации, в которой вы находитесь. Главное в русском речевом этикетебыть предельно вежливым и обходительным, тогда нужные слова найдутся сами.

8 вопрос: Культура речевого поведения, речевой этикет в профессиональной деятельности

Культура речевого поведения человека есть его существенная социальная характеристика.

Она определяется мерой, степенью соответствия актуального речевого поведения индивида принятым в данной языковой общности (в языковой культуре) нормам вербального общения, поведения, правилам речевого этикета на конкретном этапе общественного развития.

Культура речевого поведения определяется общими нормами культуры общения и конкретной социальной ролью человека. При этом очевидно, что культура речевого поведения неразрывно связана с общей культурой человека, проявляющейся и в его внешнем виде (одежда, прическа и пр.), и в его манере держаться (походка, манера сидеть, стоять перед аудиторией).

Другими словами, культура речевого поведения есть проявление поведенческой и общей культуры человека, соотносимой с его внутренней культурой, образованием, воспитанием.

Культура речевого поведения человека представляет собой многоплановое явление. Она включает несколько компонентов, среди которых основное значение имеют: а) культура речевого этикета — «микросистема национально специфических вербальных единиц, принятых и предписанных обществом для установления контакта собеседников, поддержания общения в избранной тональности. » [Формановская, Акишина, 1982. С. 21]; б) культура мышления — процесса формирования и решения мыслительных, коммуникативных задач; в) культура языка как упорядоченности в индивидуальном опыте системы фонетических, лексических и грамматических средств выражения мысли; г) культура речи как способа формирования и формулирования мысли посредством языка в процессе говорения и д) культура соматической (телесной) коммуникации (И. Н. Горелов, Е. М. Верещагин, В. Г. Костомаров) как совокупности всех невербальных средств (жест, мимика, пантомима) [Амбарцумова, 1982]..


Рассмотрим последовательно каждый из этих компонентов. Культура речевого этикета определяется автоматичностью, реактивностью выбора адекватных по цели, содержанию и условиям общения вербальных форм (слов, фраз) его организации. Согласно Н. И. Формановской, существуют несколько сфер употребления речевого этикета, например, знакомство, обращение, приветствие, прощание, извинение, просьба и др., в выборе единиц которого отражается учет официальности (неофициальности), обстановки общения, особенностей говорящего и слушателей (адресанта — адресата), например, их возраст, образованность, ролевые отношения и т. д. «Нарушение принятого и узуального в речи может вести к положению, противоположному понятию этикета, — разрушению вежливого общения, созданию грубости (намеренной или не намеренной), к разрушению контакта вообще» [Формановская, Акишина, 1982. С. 24].

Вторым компонентом культуры речевого поведения является культура мышления. Это один из основных ее компонентов. Понимаемое в узкопсихологическом плане как процесс постановки и решения мыслительных задач, мышление, например, в деятельности студента, выступает, в частности, в виде формирования и решения задач педагогического общения студента и группы, студента и преподавателя, то есть коммуникативных задач.

Соответственно, культура мышления человека в его общении с другими людьми выявляется в том, что он может правильно и точно отразить и оценить ситуацию общения с ними и принять адекватные этой ситуации решения.

Другими словами, реализация требуемого ситуацией стиля, уровня и характера взаимодействия с людьми определяет культуру мышления человека. Она выявляется также в выборе и раскрытии предмета высказывания — мысли и в ее понимании. Высокий уровень сформированности, самостоятельности, продуктивности, гибкости и критичности мышления, определяющий культуру мышления человека, позволяет ему развивать мысль в полном соответствии с конкретной ситуацией общения и внутренней логикой излагаемых фактов и положений.

Культура мышления человека проявляется и в отборе языковых средств и способов формирования и формулирования излагаемой мысли. Другими словами, языковая культура речевого поведения, о которой очень много говорят исследователи ораторского мастерства (Е. А. Адамов, В. А. Артемов, В. В. Одинцов и др.), выступает в качестве само собой разумеющейся, принимаемой как должное предпосылки речевой деятельности культурного человека. Поэтому все, что связано с природными недостатками произношения (например, тягучесть, замедленность) или является результатом недостаточной предшествующей работы человека над языком и выражается в неточности ударения, незнании слов, их неправильной сочетаемости, грамматического оформления, должно быть объектом специальных упражнений в плане повышения именно культуры языка.

Наряду с культурой языка большую роль в речевом поведении играет и культура речи (четвертый компонент), понимаемая нами как способ формирования и формулирования мысли — предмета речевой деятельности.

В целом, культура речевого этикета, культура мышления, языка и речи выражается в совокупности профессиональных умений человека, осуществляющего общение вообще, и профессиональное, педагогическое общение в частности. К этим умениям, как известно, А. А. Леонтьев относит умение быстро и правильно ориентироваться в условиях общения, правильно спланировать свою речь, выбрать содержание общения, найти адекватные средства для передачи мысли и обеспечить обратную связь.

Большую роль в осуществлении этих умений играет культура «соматической коммуникации», выступающей в качестве пятого важного компонента общей культуры речевого поведения. В работах Е. М. Верещагина, Т. М. Николаевой, В. Г. Костомарова, Ж. Э. Амбарцумовой и др. вводится понятие «соматический язык» («сома» — греч. «тело»), то есть системы соматизмов. В состав соматического языка, согласно Ж. Э. Амбарцумовой, входят единицы статики — позы, выражение лица — и соответствующие им единицы соматической динамики — жесты и мимика. Понятно, что адекватное владение соматическим языком существенно повышает уровень общей культуры общения.

Культура речевого поведения предполагает, что жесты и мимика дополняют, иллюстрируют выраженную мысль. Жест не должен опаздывать, не должен опережать мысль. Мимика должна быть умеренной, связанной с выражением мысли. Они должны сопровождать, а не восполнять выраженную мысль. Как говорил еще Цицерон, «. нужно ли мне распространяться о самом исполнении, которое требует следить и за телодвижениями, и за жестикуляцией, и за выражением лица, и за звуками, и за оттенками голоса» [Цицерон, 1960].

Зимняя И.А., Лингвопсихология речевой деятельности

Итак, если сферой вашей деятельности являются люди, то, несмотря на специфику профессии, всегда нужно обращать внимание на правила и нормы поведения, на обязанности по отношению к клиенту, к коллегам; уметь владеть собой, быть терпеливым, внимательно выслушивать посетителя, а также иметь надлежащий внешний вид и владеть культурой речи.

В начале XVIII века Петр Великий издал указ, согласно которому подлежал наказанию каждый, кто вел себя «в нарушение этикету».

Этикетслово французского происхождения, означающее манеру поведения. Родиной этикета считается Италия. Этикет предписывает нормы поведения на улице, в общественном транспорте, в гостях, в театре, на деловых и дипломатических приемах, на работе и т. д.

Манеры – это способ держать себя, внешняя форма поведения, обращение с другими людьми, а также тон, интонации и выражения, употребляемые в речи. Кроме того, это жесты, походка, мимика, характерные для человека.

Хорошими манерами считаются скромность и сдержанность человека в проявлении своих поступков, умение контролировать свое поведение, внимательно и тактично обращаться с другими людьми.

Дурными манерами считаются: привычка громко говорить и смеяться; развязность в поведении; употребление нецензурных выражений; грубость; неряшливость внешнего вида; проявление недоброжелательности к окружающим; неумение сдерживать свое раздражение; бестактность

Еще в 1936 г. Дейл Карнеги писал, что успехи того или иного человека в его финансовых делах процентов на 15 зависят от его профессиональных знаний и процентов на 85 – от его умения общаться с людьми.

Деловой этикет – это свод правил поведения в деловых, служебных отношениях. Он является важнейшей стороной морали профессионального поведения делового человека.

Хотя этикет и предполагает установление лишь внешних форм поведения, но без внутренней культуры, без соблюдения этических норм не могут сложиться настоящие деловые отношения.

Джен Ягер в своей книге «Деловой этикет» отмечает, что каждая проблема, связанная с этикетом, начиная от хвастовства и кончая обменом подарками, должна решаться в свете этических норм. Деловой этикет предписывает соблюдение правил культурного поведения, уважительного отношения к человеку.

Джен Ягер сформулировала шесть основных заповедей делового этикета:

1. Делайте все вовремя. Опоздания не только мешают работе, но и являются первым признаком того, что на человека нельзя положиться. Принцип «вовремя» распространяется на отчеты и любые другие поручаемые вам задания.

2. Не болтайте лишнего. Смысл этого принципа в том, что вы обязаны хранить секреты учреждения или конкретной сделки так же бережно, как и тайны личного характера. Никогда никому не пересказывайте того, что вам приходится иногда услышать от сослуживца, руководителя или подчиненного об их личной жизни.

3. Будьте любезны, доброжелательны и приветливы. Ваши клиенты, заказчики, покупатели, сослуживцы или подчиненные могут сколько угодно придираться к вам, это неважно: все равно вы обязаны вести себя вежливо, приветливо и доброжелательно.

4. Думайте о других, а не только о себе. Внимание должно проявляться не только в отношении клиентов или покупателей, оно распространяется на сослуживцев, начальство и подчиненных. Всегда прислушивайтесь к критике и советам коллег, начальства и подчиненных. Не начинайте сразу огрызаться, когда кто-то ставит под сомнение качество вашей работы, покажите, что цените соображения и опыт других людей. Уверенность в себе не должна мешать вам быть скромным.

5. Одевайтесь, как положено.

6. Говорите и пишите хорошим языком.

Этикет выражается в самых разных сторонах нашего поведения. Например, этикетное значение могут иметь разнообразные движения человека, позы, которые он принимает. Сравните вежливое положение лицом к собеседнику и невежливое – спиной к нему. Такой этикет называется невербальный (т. е. бессловесный). Однако самую важную роль в этикетном выражении отношений к людям играет речь – это словесный этикет.

Персидский писатель и мыслитель Саади (между 1203 и 1210–1292) сказал: «Умен ты или глуп, велик ты или мал, не знаем мы, пока ты слова не сказал». Сказанное слово, будто индикатор, покажет уровень культуры человека. И. Ильф и Е. Петров в романе «Двенадцать стульев» высмеяли жалкий набор слов из лексикона Эллочки-«людоедки». А ведь Эллочка и ей подобные встречаются нередко и разговаривают они на жаргоне.

Важнейшей стороной речевого этикета является недопустимость жаргонных слов и нецензурной лексики.

Заметное место в деловом этикете занимают слова приветствия, благодарности, обращения, извинения. Продавец обратился к покупателю на «ты», кто-то не поблагодарил за услугу, не извинился за проступок – такое неисполнение норм речевого этикета оборачивается обидой, а порой и конфликтами.

Специалисты по деловому этикету большое значение придают обращению, ведь от того, как мы обращаемся к человеку, зависит форма дальнейшего общения. Бытовой русский язык не выработал универсального обращения, как, например, в Польше – «пан», «пани», поэтому при обращении к незнакомому человеку лучше использовать безличную форму: «извините, как пройти. », «будьте добры, . » но не всегда можно обойтись без конкретного обращения. Например: «Уважаемые товарищи! В связи с ремонтом эскалатора вход в метро ограничен». Слово «товарищ» – исконно русское, до революции им обозначали должность: «товарищ министра». В словаре русского языка С. И. Ожегова одним из значений слова «товарищ» является «человек, близкий кому-нибудь по общности взглядов, деятельности, условиям жизни и т. п., а также человек, дружески расположенный к кому-нибудь».

Также в обиходе используется слово «гражданин». «Гражданин! Не нарушайте правила дорожного движения!» – это звучит строго и официально, а от обращения: «Гражданка, встаньте в очередь!» веет холодом и большой дистанцией между общающимися. К сожалению, чаще всего употребляется обращение по половому признаку: «Мужчина, подвиньтесь!», «Женщина, уберите сумку с прохода!» В речевом общении, кроме того, существуют исторически сложившиеся стереотипы. Это слова «сударь», «сударыня», «господин» и множественное число «господа», «дамы». В деловых кругах используется обращение «господин».

При применении любой формы обращения следует помнить, что оно должно демонстрировать уважение к человеку, учитывать пол, возраст и конкретную обстановку. Важно точно чувствовать, к кому мы обращаемся.

Как следует обращаться к коллегам, подчиненным, руководителю? Ведь выбор обращения в официальных отношениях довольно ограничен. Официальными формами обращения в деловом общении являются слова «господин» и «товарищ». Например, «господин директор», «товарищ Иванов», т. е. после слов обращения необходимо указывать на должность или фамилию. Часто можно услышать, как руководитель обращается к подчиненному по фамилии: «Петров, принеси-ка мне отчет за I квартал». Согласитесь, что такое обращение имеет оттенок неуважительного отношения руководителя к подчиненному. Поэтому такое обращение использовать не следует, лучше заменить его именем-отчеством. Обращение по имени-отчеству соответствует русской традиции. Это не только форма обращения, но и демонстрация уважительного отношения к человеку, показатель его авторитета, занимаемого положения в обществе.

Полуофициальным обращением является обращение в форме полного имени (Дмитрий, Мария), которое предполагает использовать в разговоре как обращение «ты», так и «вы». Данная форма обращения встречается нечасто и может настраивать собеседников на строгую тональность разговора, на его серьезность, а иногда означает недовольство говорящего. Обычно такое обращение используют старшие по отношению к младшим. В официальных отношениях следует обращаться всегда на «вы». Сохраняя официальность отношений, стремитесь вносить в них элемент доброжелательности и теплоты.

Необходимо соблюдать деликатность, чтобы любое обращение не превращалось в фамильярность и панибратство, которые характерны при обращении только по отчеству: «Николаич», «Михалыч». Обращение в такой форме возможно со стороны пожилого подчиненного, чаще всего рабочего, к молодому начальнику (мастеру, бригадиру). Или, наоборот, молодой специалист обращается к пожилому рабочему: «Петрович, постарайся закончить работу к обеду». Но иногда такое обращение несет оттенок самоиронии. При этой форме разговора используется обращение на «ты».

В деловом общении большое значение придается переходам в обращении с «вы» на «ты» и наоборот, переходу от официального обращения к полуофициальному и бытовому. Эти переходы выдают наше отношение друг к другу. Например, если начальник всегда обращался к вам по имени-отчеству, а затем, вызвав к себе в кабинет, вдруг обратился по имени, можно предположить, что предстоит доверительная беседа. И напротив, если в общении двух людей, у которых было принято обращение по имени, вдруг используется имя-отчество, то это может говорить о натянутости отношений или официальности предстоящего разговора.

Немаловажное место в деловом этикете занимает приветствие. Встречаясь друг с другом, мы обмениваемся фразами: «Здравствуйте», «Добрый день (утро, вечер)», «Привет». Люди по-разному отмечают встречу друг с другом: например, военные отдают честь, мужчины обмениваются рукопожатием, молодежь машет рукой, иногда люди при встрече обнимаются. В приветствии мы желаем друг другу здоровья, мира, счастья.

Входя в кабинет (комнату, приемную) принято приветствовать находящихся там людей, даже если вы не знакомы с ними. Первым здоровается младший, мужчина с женщиной, подчиненный с начальником, девушка с пожилым мужчиной, но при рукопожатии порядок обратный: первым руку подает старший, начальник, женщина. Если женщина ограничивается при приветствии поклоном, то мужчине не следует протягивать ей руку. Не принято обмениваться рукопожатием через порог, стол, через какую-либо преграду.

Здороваясь с мужчиной, женщина не встает. Мужчине, здороваясь, всегда рекомендуется вставать, за исключением случаев, когда это может потревожить окружающих (театр, кино) или когда это сделать неудобно (например, в машине). Если мужчина желает подчеркнуть особое расположение к женщине, то при приветствии он целует ей руку. Женщина подает руку ребром ладони к полу, мужчина поворачивает ее руку так, чтобы она была сверху. Рекомендуется наклониться к руке, но прикасаться к ней губами не обязательно, при этом помните, что прикладываться к руке дамы лучше в помещении, а не на улице. Правила приветствовать друг друга действуют у всех народов, хотя формы проявления могут существенно различаться.

Обязательным условием делового контакта является культура речи. Культурная речь – это прежде всего правильная, грамотная речь и, кроме того, верный тон общения, манера разговора, точно подобранные слова. Чем больше словарный запас (лексикон) человека, тем он лучше владеет языком, больше знает (является интересным собеседником), легче выражает свои мысли и чувства, а также понимает себя и других.

Дата добавления: 2014-12-12 ; просмотров: 1706 ; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ


РОЛЬ ОБРАЩЕНИЯ В РУССКОМ РЕЧЕВОМ ЭТИКЕТЕ

Русская этикетная система сегодня на распутье: старая система обращений в значительной степени разрушена, дискредитирована, а новая еще не создана.

В центре общественных дискуссий оказались три ключевых обращения ХХI веке: товарищ (товарищи), господин (господа), гражданин (гражданка, граждане). Идеалом этикетной системы является сложившаяся совокупность нейтральных обращений. В этом случае этикетные формулы не вызывают в обществе болезненных реакций и свидетельствуют о своеобразном показателе «психологического здоровья» межличностной коммуникации. Если такие обращения отсутствуют, то речевой этикет перестает отвечать своему функциональному назначению в человеческой культуре – бесконфликтности общения.

Этикет – это ритуально-стереотипизированные модели поведения индивида в обществе. Речевой этикет, являясь составной и важнейшей частью этикета вообще, выполняет следующие функции:

1) социальной маркированности: принадлежность к данному обществу или нахождение в нем предписывают соблюдение требований и установлений, принятых в данном социуме; несоблюдение их может обернуться не просто языковыми неудачами человека, но и гораздо более печальными социальными последствиями;

2) психологической потребности индивида в одобрении и принятии обществом, коллективом, семьей, вообще окружением поступков и действий человека:

3) речевого акта: типа деятельности, который может быть выполнен только вербальными, словесными, способами;

4) реализации отношений «субъект – субъект» в коммуникации: в самых элементарных приветствиях, извинениях и прочих речевых актах содержатся отношения между «я» и «ты» (или «мы»);

5) проявления вежливости к другому индивиду: способ общения, который должен обеспечить бесконфликтность коммуникации.

Главная функция обращения людей друг к другу – привлечь внимание собеседника. Реакция человека на обращение к нему во многом предопределяет тональность его ответа и восприятие им говорящего. Обращение может быть экспрессивным и эмоциональным, содержать некоторую оценку.

Речевой этикет охватывает то, что выражает доброжелательное отношение к собеседнику, что может создать благоприятный климат общения. Богатый набор языковых средств даёт возможность выбрать уместную в конкретной ситуации, благоприятную для адресата «ты» или «вы» форму общения, установить дружескую, непринужденную или, напротив, официальную тональность разговора.

Обращения к незнакомым людям

Обращения к незнакомым людям (наиболее часто используемые в наши дни)
К представителям мужского пола К представительницам женского пола К группе людей Абстракционные
Мальчик! Девочка! Ребята! Дети! Простите!
Молодой человек! Девушка! Товарищи! Извините!
Парень! Парнишка!- со стороны мужчин, фамильярное. Красавица! — со стороны мужчин, фамильярное. Молодые люди! Будьте добры!
Мужчина!- просторечное Женщина! — просторечное Граждане! Прошу прощения!
Товарищ! Товарищ + профессия! — в речи представителей старшего поколения, редкое. Товарищ! Товарищ + профессия! — со стороны людей от 50 лет, редкое. Коллеги! Извиняюсь! — несколько не вежливое, т.к. заранее предполагается, что извиняющийся будет прощён.
Гражданин! -официальное, чаще используется милицией Гражданка!- официальное, чаще используется милицией Братцы! Мужики!-мужское, фамильярное Будьте любезны!
Дядя! Дедушка!- используется детьми Тётя! Бабушка! -используется детьми (Глагол) пожалуйста!

Продолжение таблицы 1

Сын! Сынок! – со стороны пожилых людей Доченька! Дочка! – со стороны пожилых людей.
Отец! Дед! – мужское, к пожилым людям Мать! –грубоватое, к пожилым, простым женщинам
Брат! Братец! Братишка! Земляк! — мужское, фамильярное Сестра! Сестричка! Землячка! – чаще со стороны мужчин, фамильярное
Голубчик! Милок! -чаще со стороны пожилых людей Голубушка! Милая! – чаще со стороны пожилых людей, или же как фамильярное
Друг! Приятель! Дорогая! Родная!
Шеф! — мужское, чаще перед просьбой. Мадам! – в речи представителей старшего поколения, интеллигенции
Старик! — молодёжное, фамильярное Дама! – чаще используется с негативным оттенком
Сударь! – чаще употребляемое с добрым отношением Сударыня! – чаще употребляемое с добрым отношением

Обращения людей друг к другу разнообразны и зависят от социальной роли говорящего.

Иногда при первой встрече собеседники используют собственные имена, при этом в той форме, в которой предполагается последующее обращение. Например: «Меня зовут Лана; Меня зовут Прасковья Алексеевна; Моя фамилия Сивцева; разрешите представиться – Прасковья АлексеевнаСивцева». Как видим, форма представления задает тональность, степень официальности последующего разговора. В деловом общении, как правило, уточняется профессиональное положение собеседника.

Прямым и основным, вербальным и намеренным способом выражения социального статуса является обращение. В функции статусных обращений выступают слова, выражающие соотносительную позицию человека в социальной стратификации, и слова, обозначающие иерархию в той или иной системе социальных учреждений (например, армейские чины, церковные саны).

На систему обращений в русском языке XVIII – начала XX вв. большое влияние оказали культурно-исторические особенности развития общества в этот период. Особенностью обращений было отражение социального расслоения общества, важной его черты – чинопочитания. Статусные обращения XVIII – начала XX вв. – наиболее яркие примеры выражения обращениями социального статуса личности.

Изменения в общественно-политической жизни России после революции 1917 года привели к смене обращений: перестали употребляться номинации и обращения, выражающие иерархию в обществе, и получили распространение социально маркированные обращения Гражданин! и Товарищ! Данные формы отражали принципиальные изменения в структуре общества и его организации, подчёркивая новую систему социальных отношений, противопоставленную стратификации общества на предыдущем историческом этапе.

В военной и церковной сферах в России и сейчас существует строгая иерархия, которая проявляется в соответствующих статусных обращениях.

В русском языке настоящего времени в связи с состоянием современного общества, для которого характерно наличие жизненных и культурных стилей, не сводимых к сословным, классовым формам, в гражданской сфере отсутствует система статусных обращений.

В современном литературном русском языке существует серьезная проблема, с которой все мы постепенно сталкиваемся. При обращении к незнакомому человеку бывает очень трудно подобрать вежливое нейтральное слово.

Так, во многих учреждениях стиль общения регламентируется правилами корпоративной этики. При создании свода правил корпоративной этики полагается, что принятый в коллективе стиль общения (неформальный или формальный) будет участвовать в формировании необходимого для эффективной работы типа взаимоотношений. Часто сфера деятельности определяет то, какая форма является нейтральной и универсальной при общении между сотрудниками: «В госструктурах обращение друг к другу по имени-отчеству и на вы сохраняется неизменно, потому что эти структуры устроены по очень четким иерархическим законам. В медийном бизнесе или креативных агентствах, как правило, начальство и подчиненные общаются друг с другом на ты, такое же обращение может быть и к клиентам. Дело в том, что эти сферы строятся в большей части на личностных отношениях, и чем меньше дистанция между людьми, тем, возможно, успешнее их сотрудничество.[6]

Каждый человек, конечно вправе сам решаться к кому и как ему обращаться, также вправе сам выбирать способы и интонацию передачи информации собеседнику, но всё же необходимо постоянно изучать свою русскую культуру, правила поведения в обществе, складывающиеся на протяжении нескольких десятков столетий. Соблюдение норм и культуры речевого этикета – это своего рода, уважение к своим предкам, гордость за героическое прошлое свое народа. Веками складывались традиции общения в семье, на работе, на улице с незнакомыми людьми. Для того чтобы понимать и четко для себя определить приемлемые для себя формы обращения, нужно знать историю обращения в русской культуре, историю происхождения тех или иных видов.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Аитова Х.Р. Национальная специфика и новизна лексики речевого этикета и актуальность ее изучения // Славянские истоки словесности и культуры в Западной Сибири. – Тюмень, 2001. – Ч. 1. – С. 199-207.

2. Казарцева О.М. Культура речевого общения: теория и практика обучения: Учебное пособие – 4-е изд. – М.: Наука, 2001г. – 496 с.

3. Мокиненко В.М. Почему так говорят? – СПб: Питер,2003. – 117 с.

4. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. – М.:Наука, 2002. – 468 с.

5. Останин А.И. Из наблюдений над расположением обращений в русской разговорной речи // Вопросы стилистики. – Саратов, 1981. – 205 с.

6. Фролов Н.К. Духовные исторические истоки формирования русской гражданственности и патриотизма// Духовные ценности и национальные интересы России. – М.: 1998. – 183 с.

7. Фролов Н.К. Русская речевая культура как объект духовной экологии// Славянские духовные ценности на рубеже веков. – Тюмень: ТюмГУ, 2001. – 237с.

8. Шульгин В.С. История русской культуры IХ-ХХ вв.: пособие для вузов /В.С. Шульгин, Л.В. Кошман, Е.К. Сысоева, Р.М. Зезина. – М., 2002.

9. Власть. – 2020 – № 43(747) – С. 23-25.

10. Зеленин А.В., ВирваРяйсянен. Как живете, господа-товарищи?//Русский язык в школе. – 2009. – №6 – С.85-89

11. Кронгауз М. Язык мой – враг мой?// Новый мир. – 2008 – №10. – С. 32-37.

12. Лихачев С.В. Сударь и братан, братишка и хозяин. Формы обращения к собеседнику// Журналистика и культура русской речи. – 2013. – №2 – С. 45.

[1]Шульгин В.С. История русской культуры IХ-ХХ вв.: пособие для вузов /В.С. Шульгин, Л.В. Кошман, Е.К. Сысоева, Р.М. Зезина. – М., 2002. – С. 95-103.

[2]Шульгин В.С. История русской культуры IХ-ХХ вв.: пособие для вузов /В.С. Шульгин, Л.В. Кошман, Е.К. Сысоева, Р.М. Зезина. – М., 2002. – С. 98.

[3]Останин А.И. Из наблюдений над расположением обращений в русской разговорной речи // Вопросы стилистики. – Саратов, 1981. – 205 с.

[4]Кронгауз М. Язык мой – враг мой?// Новый мир. – 2008 – №10. – С. 32-37.

[5]Кронгауз М. Язык мой – враг мой?// Новый мир. – 2008 – №10. – С. 32-37.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Звёздный стиль - женский сайт