От мечты к реальности — Жюль Верн, писатель, путешествия, интересные люди


Андреев К.: Глазами Жюля Верна

Кирилл Андреев

ГЛАЗАМИ ЖЮЛЯ ВЕРНА

© К. Андреев, 1952
Техника — молодёжи (М.). — 1952. — № 12. — С. 34-37.
http://fandom.rusf.ru/about_fan/andreev_7.htm

Рабочий кабинет Жюля Верна, расположенный в высокой башне, казался отрезанным от всего мира, далеким от живой жизни.

За окнами, шторы которых были всегда опущены, так как слабые глаза писателя не выносили яркого дневного света, шелестел тенистый сад, а за его стенами лежал тихий провинциальный французский городок Амьен, расположенный вдали от Парижа.

Анекдоты и легенды окружали писателя при жизни, заслоняя от читателей его подлинное лицо. Но он не сердился, не протестовал, только улыбался. Скромный, пожалуй даже скрытный, он никогда не говорил о себе.

Одни считали его неутомимым путешественником, суровым капитаном дальнего плавания. Другие утверждали, что он никогда не покидал родного города и все его романы списаны с книг знаменитых географов и исследователей. Третьи уверяли, что Жюль Верн никогда не существовал, что это просто коллективный псевдоним, под которым пишет целое географическое общество.

И постепенно в умах современников укоренилась легенда о писателе, который только по книгам изучает другие страны и совершает необыкновенные путешествия лишь в мечтах.

После смерти Жюля Верна торопливые биографы из этих легенд сложили историю его жизни.

Каждая страна создала своего собственного Жюля Верна: Франция – легкомысленного балагура, Германия – добросовестного популяризатора, дореволюционная Россия – прекраснодушного мечтателя, Италия – двуличного, хитрого искателя приключений. Наконец в последнее время появился предприимчивый деляга – американский Жюль Верн.

И, однако, помимо их всех, существует подлинный Жюль Верн, проживший уже целое столетие (его первое произведение было опубликовано в 1851 году), тот самый, кого Менделеев назвал «научным гением», а Лев Толстой «удивительным мастером», тот, кого десятки ученых, изобретателей, путешественников считали своим вдохновителем и «генерал-директором» своей жизни.

Нет, старый писатель не был кабинетным затворником. В молодости он много путешествовал, его яхта «Сен-Мишель» избороздила почти все моря Европы, он побывал в Африке и Америке. Позже, поселившись в тихом Амьене, он не порвал связей с огромным внешним миром. Тысячи писем стекались каждый день в его маленький кабинет: ему писали русские и китайцы, индусы и японцы, англичане и американцы, – ведь его произведения были переведены более чем на пятьдесят языков. Газеты, журналы, труды научных обществ многих стран громоздились на его письменном столе, и бесчисленные выписки каждый день обновляли и обогащали огромную картотеку писателя.

Даже ослепнув, Жюль Верн продолжал работать. Он писал при помощи специального транспаранта, а внучки читали ему письма, газеты, книги и продолжали вести его научную картотеку. И погруженный в холодную тьму своего рабочего кабинета, своими незрячими глазами старый писатель видел гораздо зорче, чем многие его современники. Не только весь окружающий его огромный мир находился в поле его внутреннего зрения; он видел и наш далекий день – глубины моря, освещенные прожектором, где кипит работа, подводные корабли, пересекающие океаны, воздушные корабли, каналы, соединяющие могучие реки, пустыни, превращенные в моря, в цветущие сады и пашни. Высоко над облаками он видел аппараты, проносящиеся с почти космической скоростью, готовые превратиться в спутников нашей планеты. Он мечтал об освобожденном человечестве, вооруженном силой, скрытой в недрах материи. Это не только наше настоящее, но и наше грядущее. Именно поэтому Жюль Верн не только наш современник, но и сверстник грядущих поколений.

Юность Жюля Верна была овеяна романтическими мечтами о свободе. Он впервые приехал в Париж, чтобы вступить в жизнь, в дни революции 1848 года. Позже переворот и тирания Наполеона III сделали его фанатическим врагом всего старого, порабощающего человечество, тянущего его назад: монархии, сословий, милитаризма.

«Но где же скрываются черты обетованной страны будущего?» – думал Жюль Верн. Может быть, в Новом Свете он сможет увидеть зерна грядущего?

Жюль Верн посетил Америку в 1867 году, в дни всемирной выставки. Он пересек Атлантический океан на самом большом тогда в мире корабле, «Грейт Истерн». Гигантское судно пришвартовалось к нью-йоркской набережной 9 апреля. Писатель вместе со своим братом, капитаном дальнего плавания Полем Верном, остановился в отеле «Пятое авеню». Путешественникам предстояло осмотреть Америку за одну неделю.

Дни эти пролетели стремительно. Братья посетили Албани, Рочестер и Буффало, осмотрели Ниагару и пересекли канадскую границу. В общем они сделали за эту неделю больше километров, чем многие нью-йоркские жители за всю свою жизнь. Они даже успели посмотреть в театре Финеаса Барнума сенсационную драму «Улицы Нью-Йорка». В четвертом акте ее был изображен пожар, который тушили настоящие пожарные с применением парового насоса. «Этим, вероятно, и объясняется успех пьесы», – иронически записал Жюль Верн.

В полдень 15 апреля «Грейт Истерн» отправился в обратный путь.

Итак, это была Америка, тот самый Новый Свет, с которым так давно мечтал познакомиться Жюль Верн.

Это, конечно, не была Америка индейцев, прерий, золотоискателей и смелых пионеров, которую Жюль хорошо знал по романам Фенимора Купера, Габриеля Ферри, Жака Араго. Но этот Новый Свет, увиденный писателем, нисколько не походил и на Соединенные Штаты, описанные им ранее в романе «От Земли до Луны».

За два года до поездки в Америку молодой, но уже прославленный писатель выпустил в свет странную книгу – странную, конечно, с точки зрения французских читателей и критиков того времени. В ней не было любовной интриги, ни одна героиня не появлялась на ее страницах. Материалом ее были математика, астрономия, техника, работа инженера-конструктора. Но математика и техника эти были столь романтичны, столь тесно переплетались с поэзией неизвестного, что новый роман Жюля Верна стал одной из наиболее читаемых его книг.

Самый замысел книги необычен. В романе, написанном в разгар междоусобной войны в Америке, Жюль Верн предлагает самое разрушительное средство войны заставить служить науке. Под его волшебным пером артиллерия из орудия убийства превращается в средство связи и транспорта, в могучий зонд для исследования глубин мирового пространства. А безупречные математические расчеты, сделанные по просьбе Жюля Верна его двоюродным братом, профессором Анри Гарсе, и исполненные холодной поэзии науки, заставляли читателей верить в эту фантазию.

Необычен и сюжет книги. Здесь нет борьбы личных интересов героев, – она строится на столкновении научных идей. Постройка пушки, отливка ядра, изготовление пороха – вот «странные» сюжетные узлы романа. Преодоление земного тяготения – вот ее высшее завершение и пафос.

Соединенные Штаты, описанные в этом романе, не были реальной Америкой. Эта условная страна, где нет разлада между идеей и исполнением, страна неограниченных технических возможностей, была лишь воплощением мечты Жюля Верна, мечты о таком мире, где общество не связано никакими условностями – религиозными, сословными, историческими, где нет ненавистного монархического строя, подобного наполеоновской империи, сковывавшей в те годы всю мыслящую и борющуюся Францию.

Поездка в Америку открыла Жюлю Верну глаза: Соединенные Штаты совсем не были похожи на благословенный край, – напротив, это была страна свирепого капитализма, жестокого порабощения человека человеком. Чтобы впечатление это окрепло и стало основой мировоззрения писателя, понадобились события 1870–1871 годов: война и Парижская Коммуна.

. Прусские войска, вооруженные до зубов, ворвались во Францию, грабя и убивая на своем пути мирное население, французская армия в 250 тыс. человек, плохо вооруженная, руководимая неспособными генералами, со слабым и бездарным императором во главе, должна была остановить военную машину, насчитывающую 600 тыс. солдат.

Жюль Верн, призванный в армию и зачисленный в береговую стражу, следил за событиями молниеносной войны с яростью и тоской в сердце. Ничтожный Наполеон III позорно капитулировал при Седане вместе со всей армией. Париж, осажденный немцами, после пяти месяцев героической обороны, не получая помощи извне, был сдан новым республиканским «правительством национальной измены». Попав в Париж после заключения перемирия, писатель видел немецкие войска, вступившие во французскую столицу, видел провозглашение Парижской Коммуны 18 марта, вторую осаду Парижа и кровавую расправу генерала Галифе. Да, эти годы заставили знаменитого писателя очень многое пересмотреть в своем мировоззрении!

В эту эпоху Жюль Верн сблизился с одним из видных коммунаров – Паскалем Груссе. Груссе, журналист, писатель, республиканец, социалист, принимал деятельное участие в восстании парижского пролетариата, ведал в правительстве Коммуны иностранными делами и был впоследствии приговорен к смертной казни, замененной пожизненной каторгой. Он был фанатическим проповедником идей великого французского утописта Шарля Фурье. И без сомнения, под влиянием Груссе Жюль Верн написал свою утопическую робинзонаду «Таинственный остров». Не разделение труда, навязанное людям капитализмом, а разностороннее развитие человека, уничтожение противоположности между умственным и физическим трудом – именно эта идея Фурье воплощена во вдохновенном труде колонистов Таинственного острова.

Утопия – это мир, созданный без борьбы, социализм не завоеванный, а упавший с неба. Но неужели Жюль Верн, так ненавидевший угнетение и громко заявивший об этом устами своего любимого героя – капитана Немо, неужели он не видел в окружающей его действительности двух лагерей, стоящих лицом к лицу?

Ответ на этот вопрос дает роман «Пятьсот миллионов бегумы», написанный Жюлем Верном через несколько лет.

Этот роман – воспоминание о франко-прусской войне и в то же самое время это картина будущего. За прошедшие годы от зорких глаз писателя не укрылось, что на смену германскому идет американский империализм, что именно на североамериканском материке капитализм должен принять самые чудовищные, самые агрессивные формы.

Героями своего нового романа Жюль Верн сделал мечтателя-ученого доктора Саразена и его антагониста–ученого-капиталиста профессора Шульце.

Вдали от европейских бурь, в «благословенных» Соединенных Штатах, на берегу Тихого океана, доктор Саразен, наследник миллионов индийской княгини, строит идеальный город Франсевилль. «Мы сделаем гражданами нашего города честных людей, которых душат нужда и безработица, – говорит он. – У нас же найдут убежище и те, кого чужестранцы-победители обрекли на жестокое изгнание. У нас изгнанники, добровольные и невольные, найдут применение своим способностям, своим знаниям, они внесут в наше дело духовный вклад более драгоценный, чем все сокровища мира. Мы построим прекрасные школы, которые будут воспитывать молодежь, руководствуясь мудрыми принципами высокой моральной, умственной и физической культуры, и это обеспечит нам в будущем здоровое, сильное и цветущее поколение».

План этого идеального города принадлежит самому Жюлю Верну, воплотившему в нем самые гуманные, самые передовые идеи Сен-Симона, Фурье, Кабе о городах будущего. А в словах его об изгнанниках, «добровольных и невольных», легко угадать затаенную мысль о судьбе мучеников Парижской Коммуны. Среди 14 тыс. заключенных и изгнанных коммунаров был и его друг – Паскаль Груссе.


Второй герой романа, профессор Шульце, – олицетворение свирепых сил капитализма. Урвав половину наследства Саразена, профессор Шульце рядом с Франсевиллем строит германо-американский «идеальный город» – чудовищный военный завод с тюремной дисциплиной, где все поставлено на службу разрушению. С какой ненавистью говорит Шульце о строителях утопического города, с какой жестокой радостью мечтает он о массовых убийствах ни в чем не повинных мирных жителей, женщин и детей! В своих арсеналах он накапливает невиданные снаряды – своего рода атомные бомбы XIX века, «способные охватить пожаром и смертью целый город, объять его со всех сторон бушующим неугасимым огнем». И в самом сердце своего «стального города», на вершине циклопической Башни Быка, словно символ «творческих сил» американского капитализма, он ставит чудовищную пушку, направленную на Франсевилль. Один ее выстрел должен наполнить город огнем и смертью и превратить в трупы 100 тыс. человек!

Такой предстала будущая Америка перед глазами писателя. Призрак грядущего империализма, развившийся из ядовитых семян, уже замеченных Верном в середине XIX века.

Неоднократно возвращался Жюль Верн к теме Америки. В романах «Север против Юга», «Пятнадцатилетний капитан» и других он смело поднял голос против расовой дискриминации, против свирепых преследований негров в Соединенных Штатах. Этой жестокой действительности он противопоставил коммуну белых и негров в своем утопическом романе «Таинственный остров».

8 февраля 1885 года, в день рождения Жюля Верна, в его доме в провинциальном тихом городке Амьене, где жил стареющий писатель, был устроен большой костюмированный бал. У входа висела большая афиша: «Гостиница для путешественников вокруг света. Разрешается бесплатно пить, есть и танцевать». Хозяин был одет трактирщиком, хозяйка – трактирщицей; они несли огромный котел с вареными овощами и большими ложками и раздавали угощение желающим. На галерее был организован настоящий великолепный буфет. Гости были одеты китайцами, русскими, неграми, американцами, шотландцами, турками, испанцами, индусами. Все народы мира окружали творца «необыкновенных путешествий»!

Среди поздравлений, полученных со всех концов света, писатель нашел письмо от американского газетного короля Гордона Беннета. Издатель и редактор одной из самых больших газет Соединенных Штатов, «Нью-Йорк геральд», предлагал всемирно прославленному писателю написать рассказ специально для американских читателей. Он просил рассказать о будущем Америки, описать ее такой, какой она будет через тысячу лет.

Не сразу Жюль Верн откликнулся на это предложение, хотя сама мысль рассказать о будущем показалась ему заманчивой. Тяжелая рана в ногу, случайно им полученная, длительная болезнь – все это надолго оторвало его от письменного стола. Только через два года писатель послал свой рассказ о завтрашнем дне Америки Гордону Беннету, но так и не дождался его появления: видимо, злая сатира французского романиста не пришлась по вкусу американскому газетному королю, достойному предшественнику современных херстов и мак-кормиков.

Лишь в 1889 году, в строгом и мало распространенном журнале «Форум», появилась эта сатирическая шутка, озаглавленная «В XXIX веке. Один день американского журналиста в 2889 году».

Вместо лучезарного мира всеобщего братства, о котором мечтал он сам, Жюль Верн показал читателям тусклые и убогие мечты среднего американца, грядущее, как оно представляется мещанам из Нью-Йорка, если можно так выразиться, своеобразную «утопию для миллионеров».

Действие рассказа происходит в Центрополисе – столице Американской империи доллара, раскинувшейся на двух континентах и диктующей свою волю заморским странам. Соединенным Штатам будущего противостоят лишь могучая Россия да великий возрожденный Китай. Англия, аннексированная Америкой, давно уже стала одним из ее штатов. В Западной Европе, управляемой из Центрополиса, лишь Франция влачит жалкое полунезависимое существование.

Главный герой рассказа – Френсис Беннет, сверхмиллиардер, главный редактор и владелец газеты «Всемирный герольд». Фактически он управляет всем американизированным полушарием. Его комфорту, его прихотям, его обогащению служит половина человечества и чудесная техника будущего.

Фототелефон, позволяющий видеть собеседника, связывает Беннета с его женой, «профессиональной красавицей», уехавшей через Атлантический тоннель в Париж покупать модную шляпку. Машины одевают газетного короля, умывают и причесывают его в механической туалетной комнате, движущийся тротуар доставляет его в кабинет. Счетно-аналитическая машина позволяет быстро подсчитывать доходы, светящиеся надписи на облаках рекламируют его газету, аэроплан, движущийся со скоростью 600 км в час, везет миллиардера на Ниагарскую гидростанцию, где на его заводах заряжаются аккумуляторы. Врач меняет ему больной желудок на новый. И ванна, наполненная горячей водой, при одном лишь прикосновении к кнопке въезжает в комнату, чтобы освободить избалованного комфортом капиталиста от необходимости куда-то идти.

И на фоне этой фантастической, наполовину серьезной, наполовину шуточной техники особенно убого выглядят литература, искусство, наука этой капиталистической утопии.

«В одном углу редакции находились различные аппараты, с помощью которых сотни писателей, находящихся на содержании газеты «Всемирный герольд», под наблюдением надсмотрщика читали главы своих новых романов возбужденной публике. »

«Часть реклам публиковалась по совершенно новому способу, купленному за три доллара у бедняка-изобретателя, умершего впоследствии от голода. Это были огромные, отражающиеся на облаках афиши. Но в этот день механики сидели со сложенными руками у прожекторов.

– К сожалению, прекрасная погода, – заметил Беннет, – и воздушные публикации немыслимы. Что делать? Если бы речь шла о дожде, то его можно было бы изготовить. Но ведь нам нужен на дождь, а облака.

– Да, хорошие белые облака, – ответил главный механик.

– В таком случае, Семюэль, обратитесь в научную редакцию, в метеорологический отдел, и предложите от моего имени усиленно заняться вопросом производства искусственных облаков. Нельзя же, в самом деле, быть в зависимости от погоды».

Самодовольству Френсиса Беннета нет пределов. И ему кажется, что никогда не будет конца этому раю богачей, что ничто в мире не меняется, – лишь республиканская и демократическая партии, обе субсидируемые Уолл-стритом, попеременно становятся у власти.

– Что есть интересного с Марса? – спрашивает он астронома.

– Как же! Революция в Центральной империи. Победа реакционных либералов над республиканскими консерваторами.

– То же, что и у нас. – самодовольно заключает Беннет.

Сатира Жюля Верна о «золотом реке Френсиса Беннета» безжалостно клеймит капитализм.

В том же году Жюль Верн вернулся к своим старым героям – Барбикену, Николю, Мастону, строителям межпланетной пушки. Когда-то они были для него героями, теперь же, когда он, наконец, увидел подлинное лицо Соединенных Штатов, понял дух агрессии и стяжательства, обуревающий «стандартных американцев», он вместо поэтического романа-эпопеи написал роман-памфлет.

«Вверх дном», так писатель назвал свою новую книгу. В ней он рассказал о том, как кучка капиталистов, скупивших за бесценок земли в районе Северного полюса, решила повернуть земную ось. Такой мировой толчок должен был повлечь за собой разорение десятков стран, разрушение сотен городов, миллионы человеческих жизней. Но. какое дело до этого американским миллиардерам!

Прошло больше двадцати пяти лет со дня путешествия Жюля Верна в Америку. За это время он видел много стран, его маленькие шхуны «Сен-Мишель» и «Сен-Мишель второй», позже великолепная яхта «Сен-Мишель третий» избороздили воды почти всех западноевропейских морей. Но теперь с путешествиями было покончено: он был стар, хром и начал слепнуть, – один глаз уже почти ничего не видел. Больной писатель почти не выходил из башни, где помещался его рабочий кабинет.

Но чем дальше уходил от него внешний мир, тем зорче становилось внутреннее зрение писателя, тем острее он видел не только борющиеся силы мира, но и различал противоречия внутри того самого капитализма, который казался монолитным и незыблемым большинству его современников.

В эти годы, либо диктуя внучкам, либо работая с самодельным транспарантом, Жюль Верн написал один из наиболее политически острых своих романов – «Самоходный остров».

С одной стороны, это было воспоминание о своем путешествии на знаменитом «Грейт Истерне», уже давно проданном к тому времени на слом, с другой – сатирическая картина будущей Америки, аллегория паразитического капитализма завтрашнего дня.

Действие романа относится к тому времени, когда, по словам писателя, «Соединенные Штаты удвоили число звезд на своем национальном флаге. Они в то время находились в полной силе своего коммерческого и промышленного могущества, чему очень способствовало присоединение к Соединенным Штатам Канады, Мексики, Гватемалы, Гондураса, Никарагуа и Коста-Рики – вплоть до Панамского канала. »

Эти Соединенные Штаты XX века (роман написан в конце XIX века), живущие на чужой счет, скупают в Европе и вывозят за океан картины, статуи, целые замки, скупают европейских актеров и писателей, музыкантов и художников, ученых и изобретателей. Подлинным воплощением этой страны-спрута является самоходный остров Стандарт Айленд, населенный королями промышленности и биржи, подлинными повелителями Америки.

Остров этот, длиной в 7 и шириной в 5 км, целиком построенный из металла, имеет водоизмещение в 259 млн. т. Могучие фабрики энергии приводят в движение его циклопические моторы мощностью в 6 млн. лошадиных сил, что дает самоходному острову скорость до 8 узлов.

На этом искусственном острове, покрытом слоем чернозема, имеются луга, парки и огороды, течет река Серпентайн, падает самодельный дождь и светит алюминиевая луна. В центре острова расположен город с чудесными домами из алюминия – этого металла будущего, – пластмасс и стеклянных пустотелых кирпичей. На острове устроены движущиеся тротуары и круговая электрическая железная дорога. По целой сети проводов и труб в дома подается горячая и холодная вода, свет, холод, пар, электричество и точное время. На острове выходят две газеты – два бульварных листка, дающих пищу не только для ума, но и для желудка: они печатаются шоколадными чернилами на съедобной бумаге. Город носит гордое имя – Миллиард-сити – и населен исключительно миллиардерами. Это подлинный рай богачей, у которых наиболее частое по употреблению и любимое слово – «миллион». Где-то там, на материках, бьют нефтяные источники, работают фабрики и заводы, фермеры возделывают землю, рыбаки ловят рыбу, но никто из людей труда не допускается на остров. Здесь живут одни лишь «повелители мира», погруженные в вечную праздность.

Но этот безмятежный покой лишь кажущийся. В недрах кучки капиталистов зреют внутренние противоречия: одни хотят использовать самоходный остров для перевозки коммерческих грузов, другие – как пловучий курорт. Промышленники борются с финансистами, и католики косо смотрят на протестантов. Наконец всеобщее недовольство друг другом вырывается наружу. Правая сторона острова открыто восстает против левой, причем одну партию возглавляет банкир Нат Коверлей, другую – нефтяной король Джемс Такердон. Могучие моторы пущены в противоположные стороны, и металлический остров, представляющий чудо техники XX века, гибнет, разорванный на части своими собственными машинами!

Так больше полувека назад Жюль Верн предсказал обреченность капитализма, показал уродливость «американского образа жизни», воплощенного в образе «идеального города» Миллиард-сити.

Погруженный в безысходную тьму своего рабочего кабинета, Жюль Верн не видел путей к достижению того светлого идеала человеческого братства, о котором он мечтал всю жизнь. Оторванный от реального борющегося мира, он не видел тех сил, которые могли бы сломить ненавистный ему капитализм. Но он страстно верил в эту грядущую победу и своими уже незрячими глазами видел смутные очертания блистающего мира грядущего.


Жюль Верн как писатель не умер. И до наших дней он остается современником всякого молодого человека, который склоняется над его «необыкновенными путешествиями». Наша молодежь знает и любит старого мечтателя, произведения которого обладают секретом вечной юности. Великая вера в могущество человеческого ума, смелые, сильные и умные герои, борцы со всякого рода угнетением, рабством, лицемерием, романтика труда, могучее предвидение неограниченного развития науки и техники, служащих освобожденному человечеству, – вот что неизменно привлекает советское юношество в произведениях Жюля Верна.

Удивительные предсказания Жюль Верна о будущем.

Захватывающие истории Жюль Верна описывают удивительный мир будущего так, словно он там побывал или пришел…

Захватывающие истории Жюль Верна описывают удивительный мир будущего так, словно он там побывал или пришел из того времени. Его уникальная пророческая мысль помогла ему создать устройства, которые в наше время являются частью привычных технологий. Подводная лодка и ракета на Луну, метро и даже Интернет появилось в историях Верна задолго до своего создания в реальности.

подземный мир в Путешествии к центру Земли, Жюль Верн

В 1863 году Жюль Верн описал жизнь молодого человека в «Париже двадцатого века». Там возвышаются стеклянные небоскребы, мчатся скоростные поезда, работают калькуляторы и существует «глобальная коммуникационная сеть». Опережающий своё время роман имел пессимистический характер, и Пьер Жюль-Хетцель, редактор его сочинений воздержался издавать книгу. Однако рукопись была найдена его правнуком в 1989 году, и вышла к читателю в 1994 году.

Жюль Верн (1828-1905), мастер в литературном жанре научной фантастики, первым превратил учёного-исследователя в героя своих сюжетов. За время своего творчества он написал сотню книг, которые стали отражением географических открытий, достижений и технологических новшеств своего времени.

В 1863 году к читателю пришла книга «Париж в двадцатом веке», рассказавшая историю человека, живущего в городе с бензиновыми автомобилями, скоростными поездами и стеклянными небоскребами. В этом романе Верн предвосхитил появление глобальной связи, соединившей континенты для обмена информацией.

Возможно, лучшим творением Верна предстаёт подводная лодка Наутилус, которую он построил в «Двадцати тысячах лье под водой». Уникальная машина очаровала испанского моряка Исаака Перала. Спустя всего восемнадцать лет после публикации удивительных морских путешествий появление первой электрической подводной лодки становится реальностью.

Восхитительно выглядит подземный мир в «Путешествии к центру Земли» (1864), где Жюль Верн представил океан внутри нашей планеты. Пусть и не в виде жидкой воды, как это было визуализировано французским писателем, вода действительно может быть «захвачена» минералами земной коры. Это может быть в так называемой переходной зоне между верхней и нижней мантией, на глубинах от 410 до 660 километров.

Открытие Верна было подтверждено в 2014 году, когда исследователи из Университета Альберта (Канада) определили образец «рингвудита» в алмазе, найденном в Бразилии. Алмаз, обнаруженный в русле реки, был «вытолкнут» на поверхность Земли вулканической породой «кимберлит», самой глубокой из всех вулканических пород. Считается, что рингвудит находится в больших количествах при высоких давлениях в переходной зоне между верхней и нижней мантией.

В романе «Путешествие к центру Земли» мы видим существование большого судоходного внутреннего океана. И правда, упомянутые минералы имеют высокое содержание воды. В частности, в найденной пробе вода составляет 1,5% от ее веса. Да и результаты исследования показывают, что в глубине содержится большое количество воды.

Ведущий автор исследования, Грэм Пирсон, сказал: «… конкретная область на Земле, переходная зона, может иметь столько же воды, сколько все мировые океаны вместе взятые». Это гораздо больше, чем простое совпадения в идеях Верна.

Полет на Луну и обратно.

В любом случае, самые удивительные ожидания Верна восходят к другим местам, космическим океанам. Например, в первом экспериментальном путешествии романа «С Земли на Луну» (1865) присутствуют экипажи животных. И действительно, первым живым существом вышедшем в космос была собака Лайка. Жюль Верн вообще не видел будущее человечества в замкнутом пространстве земного шара.

«Человек пойдет на Луну, он пойдет на планеты, он пойдет на звезды. Расстояние — не более чем относительное слово, и оно неизбежно будет сведено к нулю», — вот как видел будущее Жюль Верн.

Есть и другие предвосхищения событий: корабль Верна, прибывший на Луну, назывался «Колумбия». Он был сделан из алюминия и нес экипаж из трех человек. Американский модуль Apollo XI (1969) назывался «Колумбия» и также доставил трех астронавтов на Луну.

Оба корабля были коническими и имели размеры 3,65 метра; Аполлон XI весил 5,621 килограмм, в то время как аппарат Верна весил 5,345 килограмма. Оптимальный стартовый район также был «назначен» фантастом-футурологом. – надо сказать, что многие вернийцы не сомневаются, Жюль Верн пришел из будущего. И в самом деле, его работы сегодня воспринимаются так, будто он как минимум побывал в будущем.

В девятнадцатом веке ожидалось, что запуск космического корабля будет осуществлен в двух великих державах — Франции и Англии. Однако французский писатель предпочел отправить на Луну американский корабль. Кроме того, он решил запустить корабль в Кейптауне, примерно в ста километрах от мыса Канаверал (Флорида), место, которое НАСА выбрало для своей миссии.

Выбор не был случайным. Верн подсчитал, что для запуска ракеты в космос необходимо учитывать вращение Земли, скорость выхода и собственную начальную скорость. Чем ближе к земному экватору, тем меньше энергии потребуется, и, следовательно, расходы на запуск будут меньше.

Стартовая площадка Кейптаун, как и Кейп-Канаверал, расположены к югу от Соединенных Штатов. В этом учтен и случай крушения корабля. Если проект пойдет плохо, то тонны железа и топлива упадут на берег и подвергнут опасности жизнь людей. Но при запуске с береговой точки останки рухнут в океан, не создавая не нужных рисков.

Верн успешно рассчитал и необходимую скорость, чтобы ракета смогла преодолеть земную силу тяжести и вырваться в космос. Она должна была составлять примерно одиннадцать километров в секунду, что является довольно верным расчетом. Скорость, достигнутая Аполлоном XI, составляла 40 000 километров в час, что немного выше, чем у французского фантаста — 38 720 км/час.

И что любопытно, в обоих случаях высадка произошла в море Спокойствия. Когда астронавты Верна прибыли на Луну, они не нашли селенитов, как это представлял Эдгар Аллан По. Американские астронавты также никого не повстречали.

Наконец, посадка капсулы по возвращении на Землю Аполлона XI произошла в Тихом океане, всего в четырех километрах от места указанного автором романа. Неужели истории Верна простое совпадение? Не слишком ли много совпадений для одного автора? В заключение, можно напомнить один из принципов Жюля Верна: Все, что человек может вообразить, другие могут воплотить в жизнь.

Цикл «Великие мечтатели»: «Жюль Верн. Путешествие длиною в жизнь»

В понедельник 6 февраля на телеканале «Украина» выйдет первый выпуск цикла развлекательно-познавательных блокбастеров «Великие мечтатели», который будет посвящен неутомимому путешественнику, писателю и географу Жюлю Верну.

С детства Жюль Верн мечтал о далеких неизведанных странах, представляя, насколько тамошняя жизнь отличается от того, что окружало его в Европе. Обучение на юридическом факультете в Сорбонне тяготило его, и вместо законов и кодексов будущий великий писатель изучал карту звездного неба, мечтая о путешествии на Луну.

Знакомство с Александром Дюма открыло ему дверь в мир литературы, но настоящий успех пришел к нему только тогда, когда Жюль Верн стал писать о том, что действительно занимало его ум и сердце – о путешествиях. Богатое воображение и аналитический склад ума позволили автору создать образы и картины, потрясающие читателей по сей день.

В своих произведениях Жюль Верн во многом предсказал развитие научного прогресса. Однако, как истинный ученый, в своих произведениях он не выдумывал «теории будущего», а развивал и моделировал уже существующие разработки и идеи. Путешествия в космос, исследование подводных глубин — Жюль Верн переносил читателей в эти диковинные миры, чтобы однажды они стали частью повседневной реальности.

В новой серии «Великих мечтателей» создатели проекта при помощи CGI-графики не только воссоздают основные этапы жизни знаменитого писателя, но и раскрывают зрителю мечты и фантазии Жюля Верна — человека, чьи идеи продолжают будоражить умы своей неординарностью.

Смотрите первую серию цикла «Великие мечтатели»: «Жюль Верн. Путешествие длиною в жизнь» 6 января в 16:00 в эфире телеканала «Украина»

Жюль Верн: 190 лет великому мечтателю (ФОТО)

В четверг, 8 февраля, исполнилось 190 лет родоначальнику научной фантастики, кавалеру ордена Почетного легиона и несостоявшемуся адвокату Жюлю Верну.

Он мечтал о море и путешествиях и смог побывать не только в самых отдаленных уголках земли, но также внутри нее и даже на Луне.


Он мечтал заниматься литературой и стал не просто знаменитым писателем, а одним из самых издаваемых авторов за всю историю. Его книги переведены практически на все языки мира.

Он долго искал свой путь в литературе, а потом придумал новый жанр на стыке науки и приключений. Подробности — в материале портала iz.ru.

Сын юриста

Мойры заранее сплели нить его судьбы, и Жюль с детства знал, кем он хочет стать. Но словно для того, чтобы утвердить его в выборе, коварные богини сделали всё, чтобы затруднить его путь к славе. Они не создавали нерушимой стены, а открывали дорогу в иной мир, более прозаический, зато надежный.

Дело в том, что родился будущий писатель в благополучной семье преуспевающего адвоката. Его отец заранее решил, что старший сын должен стать продолжателем фамильного дела, и с раннего детства старался направить его на стезю юриспруденции. Мальчик послушно следовал наставлениям отца, хотя мечтал совсем об ином.

Семья жила в Нанте — городе, расположенном в устье Луары и имеющем большой порт. Там мальчик проводил всё свободное время. А еще он изучал географические карты и вырезал из научных журналов статьи, создавая свою личную картотеку.

Однажды он убежал из дома и нанялся юнгой на судно, правда, отец успел настичь одиннадцатилетнего беглеца еще до отплытия корабля в Индию.

Впоследствии Жюль Верн говорил, что проведенное на палубе время стало самым ярким воспоминанием детства: он был близок к своей мечте — морю, приключениям и путешествиям. Уже став известным писателем, он признавался:

«Я, должно быть, родился моряком и теперь каждый день сожалею, что морская карьера не выпала на мою долю с детства».

Франция, Париж
Фото: Global Look Press/Fred Stein

Окончив лицей, Жюль отправился в Париж учиться на адвоката. Он честно выполнял требования отца, хотя юриспруденцию ненавидел. Теперь всё свободное время он уделял своей новой страсти — писательству. Работал он в основном «в стол», но его захватывал сам процесс творчества.

Однажды судьба свела его с Александром Дюма, тоже молодым литератором и сыном великого романиста. Товарищ предложил молодому адвокату показать его произведения отцу.

Мэтр французской литературы не слишком высоко оценил опусы юноши, но всё же предложил ему попробовать написать пьесу для своего «Исторического театра».

Окрыленный Жюль засел за письменный стол, и уже через неделю появилась пьеса «Сломанные соломинки». Дюма она понравилась, была поставлена и некоторое время с успехом шла в его театре. А Верн получил свой первый литературный гонорар — 15 франков. Шел 1850-й год, ему было всего 23.

К славе на воздушном шаре

После первого успеха Жюль решил бросить юриспруденцию и полностью посвятить себя писательству. Рассказы, либретто опер и оперетт, комедии — чего только он не перепробовал, но успеха его произведения не имели. А покровитель Дюма попал в опалу и вынужден был бежать из страны. Его «Исторический театр» закрылся.

Это было сложное для Верна время, мойры опять испытывали его. Отец, узнав о том, что сын бросил адвокатуру, отказал ему в материальной помощи. А писательство заработков не приносило. К тому же Жюль женился, причем у его избранницы Онорины де Виан уже было две дочери от первого брака, а вскоре у них родился сын. Семью нужно было содержать, тем более что жизнь в столице была недешевой.

Незадачливому молодому литератору приходилось подрабатывать помощником в нотариальной конторе, биржевым клерком, секретарем директора «Лирического театра», репетитором. Но он не терял надежды и продолжал писать. Так продолжалось более десяти лет.

И вот настал момент, когда количество перешло в качество. В 1863 году Жюль написал роман «Пять недель на воздушном шаре». Член Географического общества Лондона доктор Самуэль Фергюсон и его армейский друг шотландец Дик Кеннеди вместе со слугой доктора Джо отправляются в путешествие по неизвестной тогда части Африки на воздушном шаре, наполненном водородом. Фергюсон (то есть Верн) придумал механизм, позволяющий менять высоту, благодаря чему шаром можно было управлять и совершать длительные путешествия. По пути герои совершают ряд открытий (это последние научные данные и предположения Верна) и переживают всевозможные приключения.

Роман легко читался, в то же время он был насыщен подробным описанием технических новшеств и огромным количеством разнообразных научных сведений о природе Африки, ее животном мире, истории исследований, обычаях местных обитателей.

Возможно, чисто эмпирически Жюль Верн пришел к тому жанру, который прославит его — гибриду приключенческого романа, научно-популярной статьи и фантастического рассказа, основанного на последних достижениях техники. До него никто так не писал.

Пожалуй, отдаленное сходство со стилем Верна можно найти у Дюма, но если создатель «Трех мушкетеров» помещал своих вымышленных героев в исторический контекст, то Верн заменил его на научно-технический и географический.

Верн показал роман уже вернувшемуся в Париж Дюма, и мэтр остался в восторге. Он отправил молодого друга к Пьеру-Жюлю Этцелю, который издавал «Журнал для образования и отдыха». Мудрый коммерсант оценил потенциал автора и предложил ему долгосрочный контракт: Верну предлагалось писать по два романа в год, за каждый из которых Этцель готов был платить по 1900 франков. Стороны ударили по рукам. Так началась серия романов, названная «Необыкновенные путешествия».

Вышедший роман имел огромный успех. А вот следующее произведение, «Париж в ХХ веке», лег на полку — Этцель просто отказался его публиковать.

Верн, который еще искал свой стиль, написал его в манере научной антиутопии, причем его взгляд на будущее был не слишком оптимистичным. Это было серьезное, глубокое произведение, Этцель же хотел развлекать читателя, одновременно образовывая его. Верн внял совету издателя и вернулся к жанру научной фантастики.

«Путешествие к центру Земли», Жюль Верн
Фото: Global Look Press

Вышедшие в следующем году «Приключения капитана Гаттераса» и «Путешествие к центру земли» сделали Верна известным, а «Дети капитана Гранта» и «Двадцать тысяч лье под водой» — знаменитым. Этцель втрое увеличил его гонорары.

«Сен-Мишель» поднимает паруса

Теперь у Жюля появилась возможность путешествовать. Впрочем, он и раньше старался не упускать возможности побывать в других странах, просто таких шансов было немного. Он успел побывать в Скандинавии и Шотландии, на родине предков своей матери.

Кстати, тот факт, что во многих романах Жюля Верна героями стали шотландцы, объясняется именно тем, что род-де ла Фюи, из которого происходила его мама, вел свое начало от шотландского стрелка, поступившего в 1462 году на службу в гвардию Людовика ХI и получившего дворянское звание за оказанные королю услуги.

Став довольно состоятельным человеком, Верн с семьей переезжает к морю в Ле Кротуа на Ла-Манше, что неподалеку от Амьена. Там он купил морскую яхту «Сан-Мишель», которая стала его «плавучим кабинетом». Первое судно Верна было всего лишь переделанным парусным рыбацким баркасом, а третье — уже настоящей двухмачтовой яхтой длиной 28 метров, снабженной мощным паровым двигателем.

Писатель побывал практически во всех портах Средиземного и Северного морей, обогнул Британию и снова посетил Шотландию. Бывал Верн и в Соединенных Штатах, специально посетил Ниагарский водопад.

Писатель очень хотел посетить Россию, о которой ему много рассказывал Дюма, и уже отправился в Санкт-Петербург, но жесточайший шторм вынудил «Сан-Мишель» изменить курс.

Верн очень много и с удовольствием работал, иногда писал по 25 страниц за день. «Труд для меня — источник единственного и подлинного счастья. Это моя жизненная функция», — говорил Жюль Верн.

Творчество полностью поглощало его. Он погружался в научную проблему, которую в тот момент описывал, и вместе с героями переживал опасные приключения. Супруга не понимала его одержимости, духовной близости у них не было.


Возможно, этим объясняются некоторые пикантные подробности его биографии, например, рождение дочери вне брака. Ничто человеческое было знаменитому писателю не чуждо. Кстати, он совершенно не был отвлеченным от реальности человеком, например, неоднократно избирался депутатом местного городского собрания, принимал активное участие в жизни Амьена и очень гордился положением муниципального советника. Он состоял членом Французского географического общества и был кавалером ордена Почетного легиона.

Мастерская Жюля Верна на улице Шарля Дюбуа, Амьен (1828–1905)
Фото: Global Look Press

В середине 1880-х писатель собрался покинуть дом и отправиться в большое путешествие, но произошла трагедия — Верн был тяжело ранен из револьвера своим собственным племянником Гастоном.

Психически больной юноша требовал, чтобы его знаменитый дядя стал президентом Франции, впрочем, мало ли какая мысль могла появиться в голове больного человека. Гастон был помещен в лечебницу, а Жюль остался инвалидом — его нога была тяжело повреждена.

О настоящих путешествиях пришлось забыть, но никто не мог отобрать у писателя возможность переживать самые опасные приключения вместе с героями его книг.

Это было не последнее испытание для Верна. Он страдал от тяжелого диабета, осложнения которого становились всё мучительнее.

Он почти оглох и в конце жизни совершенно ослеп. Однако продолжал диктовать романы и даже находил силы с юмором относиться к своим бедам.

«Я вижу всё хуже и хуже, моя дорогая сестра. Операции катаракты еще не было… Кроме того, я оглох на одно ухо. Итак, я в состоянии теперь слышать только половину глупостей и злопыхательств, которые ходят по свету, и это меня немало утешает!» (из письма сестре, 1903 год).

Через два года Жюль Верн скончался в своем доме. На его могиле установлен памятник с лаконичной надписью: «К бессмертию и вечной юности».

Однажды, сто лет спустя

Еще десять лет после его смерти продолжали выходить новые книги Жюля Верна, более или менее существенно доработанные его сыном Мишелем. Так библиотека «Необыкновенных путешествий» пополнилась до 64 романов.

Но самое удивительное, что последний из романов Жюля Верна читатели увидели лишь через 90 лет после смерти писателя.

В родовом доме Вернов в Амьене стоял сейф, ключи от которого были давно потеряны. На рубеже 90-х годов ХХ века правнук писателя Жан, кстати, известный оперный тенор, решил вскрыть старинный шкаф. Его аккуратно взломали, и оказалось, что там лежит рукопись того самого романа «Париж в ХХ веке», которую в 1963 году отверг издатель Этцель. Оказалось, что Жюль убрал ее в сейф и забыл. Через несколько лет роман был издан. С момента его написания прошло 130 лет!

«Париж в ХХ веке» — это роман-предупреждение, настоящая антиутопия, одна из первых, если не первая, в ряду знаменитых антиутопий Замятина, Платонова, Хаксли, Оруэлла, Ефремова и других. Это совершенно иной Жюль Верн — серьезный, даже пессимистичный, задумывающийся о философских проблемах бытия.

Он уловил основные тенденции развития общества и хотел показать их опасность, доводя описание отдельных сторон жизни до абсурда.

В то же время, в своем стиле он сумел предсказать много технических новинок, которые войдут в обиход людей будущего — от электрического стула до телевидения и факса. Впрочем, стоит ли этому удивляться? Жюль Верн всегда умел видеть будущее.

Фото: Global Look Press

Невозможно посчитать, сколько людей за последние полтора века были воспитаны на книгах великого фантаста. Его герои учат мужеству и благородству, преданности и хладнокровию. Они умны, бесстрашны, прекрасно образованы.

Возможно, мир Жюля Верна несколько идеален, в нем добро всегда побеждает зло, но ведь на то и существует фантастика. И те, кто в юности зачитывался книгами Жюля Верна, потом обязательно будут «подкладывать» его романы своим детям. А значит, «Необыкновенные путешествия» будут продолжаться.

Георгий Олтаржевский

Жюль Верн — гениальный фантазер или прогрессивный ученый? Ко дню рождения писателя

Французский писатель-гуманист Жюль Верн внес неоценимый вклад в мировую литературу: создал целую библиотеку интереснейших приключенческих книг, наполненных познавательными фактами из разных областей науки, а также стал одним из основоположников литературного жанра научной фантастики. Кем же был писатель — гениальным фантазером или прогрессивным ученым? К счастью, сохранилось большое количество интервью, статей и воспоминаний современников об этом талантливом человеке, и его биография изучена достаточно подробно.

Жюль-Габриэль Верн родился 8 февраля 1828 года в семье адвоката в Нанте. Романтика портового города, несомненно, наложила отпечаток на мироощущение юного Жюля. Его манили парусные корабли и далекие страны. В 11 лет он даже попытался осуществить свои мечты, устроившись юнгой на один из кораблей, уходивших в Индию. Но отец успел вернуть его домой. Будущий писатель пообещал родителю, что отныне будет совершать путешествие только в мечтах.

Под давлением отца, юноша изучает юриспруденцию, чтобы впоследствии унаследовать семейное дело. Но подлинный интерес Жюль Верн испытывает к литературе и театру, и даже пишет две пьесы для местной сцены. Понимая, что настоящая театральная жизнь в Париже, он уговаривает Верна-старшего отпустить его в столицу. В 1849 году, получив диплом, молодой адвокат не спешит устраиваться работать по специальности, а с удовольствием посещает научные диспуты, литературные и политические салоны, где знакомится со многими прогрессивными людьми того времени, перебиваясь случайными заработками.

В числе его друзей был Александр Дюма, ставший впоследствии покровителем начинающего писателя. Возможно, именно он подсказал Верну идею «географических» романов. Мысль рассказать о природе всего земного шара захватила писателя, тем более, что его театральные пьесы доходов не приносили. Жюль Верн сочиняет историко-географический рассказ «Первые корабли мексиканского флота», который был опубликован в 1851 году.

В 1857 году писатель женится на вдове по имени Онорина де Виан, имевшей двоих детей. Спустя четыре года у них рождается сын Мишель — единственный ребенок Ж. Верна. Первые годы брака были счастливыми. Спустя время отношения между супругами изменились к худшему: Онорина не разделяла страстное увлечение своего мужа путешествиями.

Переломной вехой в жизни Ж. Верна стала его встреча с известным парижским издателем Пьером-Жюлем Этцелем, усмотревшем в нем талант писателя «приключенческого» жанра и заключившим с ним контракт. Согласно этому документу писатель обязался выпускать по два романа в год в течение 20 лет, что требовало усердной работы, но зато обеспечивало достойное существование его семье.

Для создания своих произведений Ж. Верн следит за новейшими географическими и научными открытиями: изучает подшивки газет, собирая любую информацию, которая могла бы пригодиться в работе. В 1862 году выходит в свет его первый роман «Пять недель на воздушном шаре». Интерес публики к географическим путешествиям в те годы был огромным, и неудивительно, что книги об открытиях новых земель приобрели широкую известность.

В последующие годы он создает романы: «Путешествие к центру Земли» (1864), «Путешествие капитана Гаттераса» (1865), «С Земли на Луну» (1865) и «Вокруг Луны» (1870). В этих произведениях писатель затрагивает четыре основных интереса ученых того периода: освоение полюса, тайны подземного мира, управляемое воздухоплавание и межпланетные перелеты.

Любимая многими книга «Дети капитана Гранта» (1868) стала первой в трилогии, куда вошли еще «Двадцать тысяч лье под водой» (1870) и «Таинственный остров» (1875). Герои этих историй не только путешествуют, но и борются с несправедливостью, такой, как работорговля, расизм и колониальная система. На создание «Вокруг света в восемьдесят дней» (1872) Верна вдохновила журнальная статья, в которой говорилось, что человек, имея быстрые транспортные средства, вполне способен объехать земной шар за 80 дней. Роман имел большой успех, а читатели были уверены, что персонаж Филеас Фогг — это реальный человек.

Жюль Верн и сам страстно любил путешествовать: на своей яхте в 1859 г. он отправился в Англию и Шотландию. В 1861 побывал в Скандинавии. В 1867 посетил Соединённые Штаты на пароходе. Дважды совершил длительное путешествие по Средиземному морю. В 1879 вновь побывал в Англии и Шотландии. В 1881 году Жюль Верн отправился в Нидерланды, Германию и Данию. Только сильный шторм помешал ему доплыть до Санкт-Петербурга. Впоследствии его путешествия стали основой для произведений: «Плавающий город» (1870), «Чёрная Индия» (1877), «Зелёный луч» (1882), «Лотерейный билет» (1886) и других.

В 1872 году Жюль Верн переселился в небольшой провинциальный город Амьен, где и прожил до конца своей жизни, работая с утра до вечера. Нет сомнений, что собрание его книг можно назвать географической энциклопедией, содержащей описание флоры и фауны всех материков, собственное видение подземного мира и даже космические просторы. Таким образом, писатель достиг свой цели, поставленной в начале своего творчества.

Он предсказал такие изобретения, как акваланги, телевидение, электрический стул, самолет, подводная лодка и многие другие. Факт, что многие из описанных им научных достижений и открытий сбываются, писатель объяснял просто: имея обширную картотеку всевозможных сведений научного характера и анализируя информацию, ему удавалось предвидеть то или иное научное событие, что было результатом упорного труда. Его произведения явились синтезом науки и вымысла.

Жюль Верн был одним из первых писателей, поднявших вопрос нравственности в научных открытиях. В романах «Пятьсот миллионов Бегумы» (1879), «Властелин мира» (1904) описывается ученый, который стремится с помощью своих изобретений завоевать весь мир. В произведениях «Равнение на знамя» (1896) и «Необыкновенные приключения экспедиции Варсака» (1919, закончен сыном), показана другая трагическая история, когда ученый становится исполнителем воли злодеев. Подобная проблема остро встала перед человечеством в 20 веке с изобретением водородной и нейтронной бомб.

24 апреля 1905 года Жюль Верн умер в Амьене от сахарного диабета, оставив после себя богатое наследие: 66 романов, повести, сказки, пьесы, географические очерки и заметки. Он был членом французского Географического Общества и обладателем Большой премии французской Академии. Но самая большая его награда была и есть — любовь читателей всех возрастов. А благородные герои его книг остаются молодыми и продолжают увлекать за собой в захватывающие путешествия и неведомые миры.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Звёздный стиль - женский сайт