От нас ушел папа,почему он ушел, что нас ждет


Папа от нас ушел

Поздний осенний вечер. Холодный дождь в кромешной темноте беспрестанно поливал деревню.

В просторной кухне нового большого дома тепло, светло, уютно. Молодые супруги за столом, покрытым свежей клеёнкой, пили чай и тихо, чтобы не разбудить ребёнка, разговаривали. В комнатах погашен свет.

В кухонное окно осторожно постучали.

— Поди-ка, Олег, посмотри, кого там нелёгкая принесла? — шёпотом попросила жена.

Включив свет над крыльцом, он вышел. Под дождём стоял сутулый старик, которого в деревне иронически звали Печник, за то, что у него не было постельного белья, и он спал, не раздеваясь, на печке.

— Чего тебе? — недружелюбно спросил хозяин.

— Подай, ради Бога, хоть стакан чаю. Я с утра ничего не кушал. Владелец нового дома вспомнил, что незваный гость — безобидный, беспомощный и слабовольный человек, который ищет всегда случая погреться душой и телом в чужом доме; кроме того, Олег вспомнил наставление, ныне покойной, матери — если обидишь гостя, не окажешь ему помощь — жди в доме горе, поэтому хозяин посторонился и сказал:

— Заходи, Печник, покормим тебя, поскольку ты никогда не стесняешься попросить и, самое главное, не воруешь.

Старик в сенях снял с себя набухшее водой от дождя пальто, бросил его у порога в сенях, сбросил мокрые туфли, проследовал за хозяином, увидел на кухне хозяйку, громко, радостно воскликнул:

— Тише, пожалуйста, ребёнка разбудишь, — вполголоса попросил Олег.

— Дети — это хорошо. Детей нельзя обижать, — громким шёпотом промолвил Печник и приблизился, чтобы вымыть руки, к умывальнику, на который указала рукой хозяйка.

Анна уже поставила на край стола тарелки с супом, с картошкой, с хлебом, ласково предложила старику покушать и, когда он присел на стул, спросила:

— Печник, почему вы всегда, к делу и без дела, повторяете: «Дети — это хорошо. Детей нельзя обижать»?

Старик облокотился на стол, молчал. Молодые супруги терпеливо ждали его ответ, смотрели на его грязные одежды, на заросшее щетиной лицо, на прозрачную лохматую шевелюру. Глаза у Печника под косматыми бровями повлажнели, и старик с горечью в голосе хрипло произнёс:

— Папа от нас ушёл.

Он сказал это так жалобно, что у Олега и его жены мурашки по спинам зашевелились.

Гость после продолжительной паузы заговорил:

— Сейчас мне 69 лет, а когда было четыре года, сестрёнке — два, старшему брату — шесть, мы летом играли около крыльца своего дома. Вдруг, слышим через открытые окна шум, крик, звон разбитого стекла. Вбежали в избу и видим: папа сердито кидает в баул свою одежду, мама стоит и плачет. Мы, дети, прижались к ней. Она сказала, что папа уходит к другой женщине. Отец собрал свои пожитки, захлопнул баул, схватил его и направился к дверям. Мы, дети, за ним. Он сошёл с крыльца и двинулся по улице. Я хотел побежать за ним, но мама обняла меня и сказала: «Не надо, мои милые дети, гнаться за отцом. Бог ему судья, пусть уходит!» Я до сих пор помню спину удаляющегося папы, обтянутую пиджаком. Мне тогда казалось, что отец больше всех любит меня; я ждал, что он повернётся, увидит меня, подбежит ко мне, возьмёт на руки, прижмёт к своей щеке. А он всё уходил, уходил, уходил, а сердце в моей груди опускалось, опускалось, опускалось. Я очнулся в больнице. Солнечные лучи просачивались ярко через казённые белые занавески, а мне было пусто, холодно, не уютно. С тех пор моя жизнь и не заладилась — папа вышиб фундамент из-под моих ног, — и старик замолчал.

Хозяин, сдерживая горестные эмоции, напомнил:

— Вы, пожалуйста, ужинайте, не стесняйтесь.

Печник совсем мало покушал, посидел немного, погрелся, поблагодарил за угощение, извинился за незваный визит, оделся и ушёл в ночную непогоду.

Весной Олег простудился, и его определили на десять дней, на полный курс лечения, в больницу. В соседней палате в тяжёлом состоянии находился Печник. Больные догадывались, что этот старик скоро умрёт. Олег подолгу сидел на стуле у его кровати и разговаривал с ним. И вот перед обедом Печник, лёжа на спине, жалобно прохрипел: «А папа от нас ушёл». Это были его последние слова. Печник умер. Слёзы выкатились из его глаз, проскользнули по седой щетине лица и упали на подушку.

От нас ушел папа,почему он ушел, что нас ждет

Сначала эта тема показа­лась мне не очень уместной для женского журнала. Но потом я подумала: «А мо­жет быть, узнав, как важно присутствие отца в семье, какая-то женщина отка­жется поставить свою под­пись в заявлении о разводе и сохранит для своих детей родного отца.

«Отец ушел от нас, когда мне было 5 лет. С тех пор прошло много времени, но то, что мне пришлось пережить в детстве, помню и сейчас. Вспоминаю нашу комнату — открытый шифоньер, много сумок, чемоданов и отца, который складывал в них свои вещи. Мама тоже была в комнате. В этот вечер они были очень раздражены, и где-то внутри я вдруг ощутила, что сейчас должно произойти что-то страшное и непоправимое. Я не ошиблась. Подбежав к папе, спросила, куда он собирает­ся. Он немного подумал, посмотрел на меня и сказал, что ему нужно уехать ненадолго, и он скоро вернется.

Так отец ушел, а я, поверив его словам, стала ждать. Так я ждала дни, месяцы, годы. Мама вышла второй раз замуж, роди­лась сестренка. И мне начало казаться, что маме не до меня. Иногда я себя чувствовала чужой в семье. В этот период времени мне еще больше хотелось увидеть отца. Я думала, что только он сможет меня понять. Мне каза­лось, что мой папа меня очень любит, и раз он пообещал вернуться, то когда-нибудь обя­зательно это сделает.

Каждый день я выходила на улицу с мыс­лями об отце и однажды увидела его. Он шел мимо меня по улице и смотрел в мою сторо­ну, но, подойдя поближе, сделал вид, что мы незнакомы. Он прошел мимо, не сказав ни слова. Потом я снова и снова встречала его, но он проходил мимо, не желая со мной раз­говаривать.

Не найдя понимания и любви в своей разор­ванной на две части семье, я просто замкну­лась в себе. Часто оставаясь наедине в своей комнате, я размышляла о том, для чего живу в этом мире, есть ли кто-нибудь, кто любит меня, с кем я могу просто и открыто пого­ворить, кто может понять меня. В своих родителях и друзьях я не видела этого. Не­приятие, непонимание, одиночество, замкну­тость, ощущение, что я никому не нужна и никто меня не любит, угнетали меня. »


Этот рассказ не выду­ман, а взят из жизни. Поз­же мы еще вернемся к нему. А сейчас я хочу, что­бы из этих строк вы почув­ствовали, как ребенок рас­тет и что он чувствует, ког­да из семьи уходит отец.

Отсутствующий отец — это проклятие нашего вре­мени. Посмотрите на се­мьи. Многие говорят: главное, что мать рядом, без отца можно прожить, а вот без матери очень трудно. Такое мнение неверно. Ре­бенку необходимо иметь обоих родителей. И даже если есть мать, которая любит ребенка, обделенность отцовской любовью у многих вызывает чув­ство пустоты. Стремление заполнить эту пустоту ока­зывает большое влияние на поведение людей.

Отсутствие отца оказы­вает огромное влияние на развитие и дальнейшую жизнь ребенка, на форми­рование его чувств, само­оценку, выбор профессии, отношение к жизни, позна­ние Бога.

Есть два вида безотцов­щины: явная и скрытая. У явной безотцовщины могут быть разные причи­ны, например, смерть отца. Но чаще всего это разво­ды, которые становятся главной причиной того, что 40 процентов детей прово­дят часть своей жизни в неполной семье.

Скрытая безотцовщина — это когда в семье есть отец, но поступает он сле­дующим образом. С утра уходит на работу, а возвра­щаясь домой, садится у телевизора и просит ему не мешать. Бывает еще хуже, когда отец — алкоголик или наркоман. Его присутствие в семье приносит только проблемы. Это «анти-отцы», наполняющие жизнь своих детей страхом, стыдом и болью.

Как-то теплым солнечным днем я встретилась со своей знакомой. Мы стояли, разговаривали, и я обра­тила внимание, что в ее красивых волосах много седи­ны. Это было удивительно, потому что ей тогда было всего 20 лет. Я спросила, что послужило причиной это­му. Она ответила: «Я начала седеть с 10 лет, когда от нас ушел отец». Этот поразительный ответ показывает, как болезненно воспринимают дети уход отцов.

Общеизвестно, что эмоциональное здоровье детей связано с нали­чием постоянного общения с обоими родителями. Ре­зультаты исследо­ваний свидетель­ствуют, что 90 про­центов детей, роди­тели которых раз­водятся, узнав об этом, переносили кратковременный шок, который со­провождался ощу­щением боли и страха, 50 процен­тов чувствовали себя отвергнутыми и заброшенны­ми. Около трети опрошенных детей испытывали страх перед тем, что и второй родитель оставит их.

И наконец, самое прискорбное. На вопрос о том, ког­да дети чувствовали себя более несчастными — спустя 5 лет после развода или через полтора года, 37 процен­тов детей ответили, что через 5 лет. Время не лечит такие раны. Развод порождает в душе ребенка на­столько сильное чувство одиночества, что боль, кото­рую переживает маленький человек, трудно постичь.

Жизнь ребенка начинается внутри матери. Он в пря­мом смысле составляет с ней одно целое. Даже после рождения младенец находится в полной зависимости от матери. И казалось бы, именно она закладывает в ребенке первые суждения и познания. Да, это так. Но обычно отец — это первое существо мужского пола, ос­тавляющее в ребенке отпечатки своих мыслей и чувств. Дети впитывают в себя малейшие впечатления, касаю­щиеся их личности. Они не уверены в том, кто они на самом деле, и потому часто спрашивают у родителей: ты меня любишь.

Давайте обра­тимся к жизни не­которых извест­ных людей и по­смотрим, как отец или его отсут­ствие повлияли на мышление и миро­воззрение этих лю­дей, и в частности, на их представле­ние о Боге.

ВОЛЬТЕР — известный философ-ате­ист, настоль­ко восстал против своего отца, что даже отказал­ся от его фа­милии. Счи­тают, что «Вольтер» — это девичья фамилия его матери. Его пер­вая пьеса называ­лась «Эдип» и име­ла связь с гречес­ким мифом, где сын убивает отца.

КАРЛ МАРКС — основоположник коммунизма. Он презирал своего отца за то, что тот, будучи равви­ном, перешел в хри­стианство из соци­альных соображе­ний. Маркс считал, что разрушение ре­лигии — необходимыи шаг на пути к всеобщему счас­тью.

ФРИДРИХ НИЦШЕ — основа­тель философского подхода под назва­нием «Бог умер». Он настойчиво утвер­ждал, что человек должен в этой жиз­ни действовать в одиночку. Под­черкивал, что человек — сиро­та, а не дитя Божье. Его отец умер, ког­да мальчику было 4 года.

ЖАН-ПОЛЬ САРТР — французский романист, драматург и философ, воин­ственно отрицав­ший существование Бога, потерял отца еще до своего рож­дения.

Конечно, не все атеисты пришли к своим убеждениям из-за ущербных отношений с от­цом. Но подсозна­тельно отсут­ствие или присутствие плохого отца сыграло роль в развитии их взглядов на жизнь.

Отец играет важнейшую роль в том, какие ответы получит ребенок на свои вопросы. Те, кто не получил от отца должной поддержки, в процессе осознания себя как личности испытывают комплекс неполноценности, чувство вины, они легко ранимы. Те, кто получил в свое время внимание и поддержку отцов, способны более успешно противостоять жизненным невзгодам.

Сознательные мужчины всегда прилагали старание, чтобы дать детям лучшую жизнь, чем была у них. Они используют свои связи и знакомства, чтобы устроить детей на лучшую работу. Они прокладывают путь де­тям всевозможными средствами. И это здорово, если отцы думают о будущем своих детей. Но материаль­ные блага не должны заменять внимания, которое отцы обязаны уделять своим детям.

Если отец не общается с ребен­ком, не оказыва­ет ему внимания и должной под­держки, он по­рождает в ребен­ке чувство неза­щищенности и ненужности. Даже если ря­дом есть мать, все равно ребе­нок чувствует себя одиноким и беспокойным, не осознавая на протя­жении лет, какой вред нанес ему уход или невнимание отца.

Статистики провели опрос среди отцов, выясняя, сколько времени они отдают детям, воспитывая их. По мнению отцов — около 40 минут в день. Прикрепив к детям микрофоны с записывающим устройством, экс­перимент повторили. Его результат был ошеломляю­щим. Если отбросить выражения типа «принеси», «отой­ди», то чистого времени общения отца с ребенком оста­ется 37,7 секунд в день.

Мы, взрослые люди, всегда очень заняты. Тирания неотложных дел преследует нас ежедневно. И вот здесь отцам важно определить приоритеты в жизни. Что занимает в вашей жизни первое место? Работа? Дом? Телевизор? Компания, где можно за рюмочкой весело провести время? Подумайте и определите, на каком месте оказывается ваш ребенок. Вы должны это сде­лать. В противном случае ваши дети могут оказаться на отшибе и страдать от невнимания и пренебрежения ими.

Конечно, для того, чтобы уделять внимание ребенку, необходимо время. А где его взять? Пожалуй, это са­мый сложный аспект в воспитании ребенка. Можно сказать, что умение справляться с этой проблемой от­личает хороших родителей от плохих.

Да, трудно найти время для ребенка, когда жизнь за­ставляет думать о том, где заработать деньги для се­мьи, где найти возможность подработать. Но награда за это велика. Ведь замечательно видеть своего ребен­ка счастливым, спокойным и добрым. И самое драго­ценное время не то, которое мы проводим на работе или под машиной в гараже, а то, когда семья вместе обедает, отдыхает, молит­ся и посещает церковь.

Автор книги «Мужчины, достигая максимума» Эд­вин Коул рассказывает об одной встрече. «Я сидел с человеком за чашкой кофе и он мне рассказал следующее.

«Я был одним из тех, для кого вы проповедуете. Я был настоящим теле­наркоманом. Однажды я понял, что происходит, и решил, что мне нужно из­мениться. Я поговорил с женой, и мы пришли к со­гласию запереть телевизор в кладовой и вытаскивать его в том случае, если вся семья захочет посмотреть какую-то программу.

Знаете, я чувствовал настоящую ломку. Не так лег­ко было отвыкнуть от телевизора. Но знаете что? С тех пор мои дети приносят из школы четверки и пятерки, тогда как раньше были сплошные тройки. Теперь я узнал гораздо больше о своих детях, и мы просто на­слаждаемся, делая с ними что-то вместе или просто гу­ляя всей семьей. Недавно я повел их в музей. Мы про­вели времени вместе больше, чем за все годы до того момента, как я запер телевизор в кладовую. Вы себе представить не можете, как это здорово!»»

В Евангелии Иоанна есть такие слова: «Вор прихо­дит для того, чтобы украсть, убить и погубить». Боль­шей частью телевидение похоже на вора. Оно крадет время, убивает инициативу, губит отношения.

Мужчина является лидером. Вести свою семью к назначенной цели — это обязанность мужчины. Пре­небречь ею ради алкоголя, личных удовольствий, футбольного матча по телевидению, утратить семью из-за своей безответственности — это грех. Цель настоящего мужчины-отца — это отдать себя Богу и своим детям.

В книге пророка Малахии есть слова: «И он обратит сердца отцов к детям и сердца детей к отцам их. » Это 4 глава, 6 стих.


Обратите внимание на эти библейские слова. В них говорится об Иисусе Христе, который может на­учить вас любить свою семью.

Рос Кемпбелл, американский психолог-христиа­нин, в своей книге «Как по-настоящему любить своего ребенка» пишет: «Приглядываясь к фактам, которые преподносит мне жизнь, я заметил следующее. Почти во всех семьях, которые нашли свое счастье, достигли хороших взаимоотношений, родители имели одинако­вую систему ценностей. Как правило, главное место в жизни они отводят Богу и имеют с Ним теплые, любя­щие отношения. Они просят Бога, чтобы Он помог по­строить им хорошие отношения в семье. На втором месте стоит супруг. Дети, как правило, занимают тре­тье место. Как видите, истинное счастье семьи состоит в ее приоритетах. Сначала духовная сущность, затем материальная. Бог, супруг, дети — вот основа.

Я разговаривал со многими людьми, которые ис­кали счастье в деньгах, власти, престиже. Но когда про­жили жизнь, то обнаружили, что, несмотря на достаток и власть, их жизнь чудовищно пуста».

А сейчас давайте снова вернемся к рассказу, кото­рый звучал в начале. Девочке было 5 лет, когда ушел отец.

«Непринятие, непонимание, одиночество, замкнутость, ощущение, что я никому не нужна и никто меня не любит, очень угнетали меня. И не знаю, как бы жила я дальше, если бы не узнала наконец о Боге — Небесном Отце. Я узнала о том, что Он по-настоящему любит меня и хочет принять в Свою семью. Я приняла Иисуса Хри­ста в сердце, и Он полностью изменил мою жизнь. Он наполнил ее Своим светом, любовью и теплом. А осоз­нание того, что великий Бог, Который сотворил весь этот мир, может быть для меня и Отцом, принесло мне ни с чем не сравнимую радость. Я не чувствовала те­перь одиночества, когда оставалась одна.

Я нуждалась в любви и принятии, и была любима и принята. Я могла теперь все рассказывать моему Не­бесному Отцу и была уверена в том, что Он меня пони­мает и вместе со мной переживает.

Мой земной отец отказался от меня, но Небесный Отец меня принял. То, что так долго искала моя душа, я нашла в Боге».

«Уважаемые ро­дители, хочется обратить ваше внимание на очень важную вещь: от­цовству можно и нужно учиться. Бог — наш Небес­ный Отец, может научить нас насто­ящему отцовству. Его искренность, любовь, забота, по­стоянство по от­ношению к нам бу­дут добрым приме­ром того, как мы можем и должны относиться к сво­им детям. Он назы­вает Себя Отцом людей. Благодаря Иисусу, Бог-Отец усыновляет всех, кто приходит к Нему в молитве покаяния. Поэто­му очень важно по­просить Бога стать вашим Не­бесным Отцом и научить быть хо­рошими родителя­ми в вашей земной семье.»

МИР СЕМЬИ — Почему отцы уходят

Ольга СВЕРКУНОВА

Объяснения в общем–то вполне понятны: серьезная болезнь ребенка резко меняет уклад жизни в семье, привычное распределение функций, приносит много проблем и дополнительных забот. Выходит, толстовская «формула» в отношении наших семей не совсем верная – у всех несчастливых есть общая доминанта: детский диабет… Но так ли это на самом деле? Выслушивая исповеди, подобные той, которая приводится ниже, я всегда задаюсь вопросом: а осталась бы целой эта семья, если бы не болезнь ребенка? Чашке с самой незаметной трещинкой не обязательно падать на пол, чтобы развалиться на кусочки, – такое может случиться в любой момент и на «пустом месте».

Психологи утверждают, что маленькие дети переживают развод родителей почти как трагедию и очень часто находят тому объяснения в своем непослушании, капризах, плохих оценках в дневнике. Можно себе представить, что чувствует ребенок, оставшийся с мамой, когда вокруг все близкие, осуждая сбежавшего отца, совершенно того не желая, своими неосторожными репликами формируют в нем чувство великой вины: это ЕГО диабет виноват в том, что папа их бросил. И уж тогда, сколько ни переубеждай, эта мысль занозой будет сидеть в его душе и ранить. И, конечно, повлияет на формирование характера, на судьбу, на то, какую семью создаст в будущем этот ребенок. Мне кажется, здесь есть о чем подумать, что обсудить. Хотите высказаться? Пишите в редакцию!

Из газеты «Диановости» №5/2011, перепечатка в сокращении

Ирина Локоть никогда не думала, что с ней может приключиться такая история: муж оставит ее с 10–летним Денисом. Но это произошло.

«…В один прекрасный день он приехал ко мне с чемоданчиком и спросил, можно ли пожить у меня, так как больше негде – ушел от жены. Мы вместе работали, просто дружили. Чувствовала, конечно, что нравлюсь ему, но он был женат… У меня к тому времени была кооперативная двухкомнатная квартира, очень неплохая зарплата, дача и 10–летняя дочка от первого брака. Словом, все хорошо, за исключением одного: в 30 лет я стала вдовой.

Виталий был явно влюблен и умел ухаживать. Через год мы официально поженились. Он очень просил его прописать, поскольку не москвич. Мои родители, конечно, говорили: не торопись с пропиской. В 1999–м родился сын Денис.

От первого брака у Виталия осталось двое детей 13 и 14 лет. Жена на алименты не подавала. Виталий собирал определенную сумму и раз в год отвозил им деньги. Дети, по–моему, с ним почти не общались. Мне такая ситуация была непонятна, неприятна, но, что греха таить, в первую очередь я думала о своей семье.

Я беспокоилась, что ездить на работу на другой конец Москвы после декрета, когда дома малыш, будет очень тяжело. Нужна квартира поближе. Я продала свою кооперативную, еще и дачу. На все это ушло ровно 9 месяцев. Муж не участвовал в этом и не помогал мне. Но был очень всем недоволен: мол, тебя целыми днями нет дома. А когда все было готово, и нас ждала 4–комнатная квартира, предложил: давай оформим собственность пополам. Я сказала: ну внеси тогда хоть какие–нибудь средства, ведь я лишилась всего, что у меня было. Виталий отказался: у нас на все хватит. Он не купил в общий дом ничего. И был уверен, что это в порядке вещей. Мне было очень обидно. И новую квартиру я записала на себя, как посоветовали юристы.

Денис пошел в садик, я вышла на работу, обиды забывались, и жизнь, казалось, налаживалась. Но в августе 2002–го сын заболел диабетом. Внезапно. Теперь–то знаю, что все было, как у всех. В больнице Дениса более–менее скомпенсировали, научили меня делать уколы, даже прошла первую «школу диабета».

Когда в детском саду узнали о диабете, сразу предложили сына оттуда забрать. Я их понимаю. Подумала о няне. Но… глюкометр, шприц–ручка, малыш сам даже не может сказать, плохо ему или хорошо. А детский сахар скачет и скачет, ночью по два–три замера, подколки. Какая няня с этим справится? Я ушла с работы и прочно «села» дома.

Виталий очень любил сына и страшно расстроился, переживал, когда он заболел.

Я была полностью занята ребенком, его диабетом. Сын был всегда прекрасно скомпенсирован.

Когда Денису исполнилось 5 лет, мы поехали с ним во Дворец детского творчества и записались в шахматную секцию. Он уже умел читать и писать, вообще очень быстро все схватывал. В следующем году Денис занял 8–е место по Москве, и ему предложили поехать на первенство России в Дагомыс…

Папа был изначально против шахмат, хотя у самого 2–й разряд. Сначала занимался с ним с некоторым интересом, вскоре без всякого интереса, потом с криком: «Вы мне мешаете работать, бросайте свои шахматы, они никому не нужны!». В Дагомыс мы так не поехали.

Каждый год с мая на месяц–полтора мы с Денисом уезжали в Евпаторию. У сына, кроме диабета, еще астма и аллергия — целый букет. А в Крыму с его знаменитым климатом он чувствовал себя очень хорошо. Аллергия не мучила, сахара были хорошие, и рядом − самое синее море!

Виталий по этому поводу как–то странно шутил: дескать, вы там отдыхаете, а я работаю. Потом больше: загораете, ничего не делаете, а я вас кормлю и содержу. И мою дочку Катю он тоже «кормил» – она училась в медучилище, и мы, естественно, давали ей деньги на обед.

Я не слепая и все понимала, однако так хотелось сохранить семью, я так надеялась, что это все пройдет и муж станет прежним.

И вдруг − как гром среди ясного неба: «Давай разменяем квартиру, у меня есть другая, и я хочу уйти к ней». Я, кажется, окаменела, но сдержалась, не устроила скандала. Просто попросила: «Мы собирались ведь отдохнуть в Литве − Денис так ждет этой поездки. Давай съездим, а там ты решишь».


Когда вернулись, муж подумал, подумал и сказал: ну ладно, так и быть, останусь с вами.

Но обстановка в семье накалялась. Я поняла, что совсем ему не интересна, а Денис с его диабетом и проблемами только раздражает. Он устал от нас обоих.

Когда сын пошел в 1–й класс, директор школы сказала: возьму при условии, что все уроки вы будете сидеть на первом этаже. И весь учебный год я провела на стуле в школьном вестибюле.

Все четыре класса Денис был отличником. Продолжал заниматься шахматами, жил полноценной жизнью. Но ведь это потому, что я была рядом, вовремя измеряла сахар, подкалывала, кормила. Если бы работала, у мальчика было бы совсем другое детство и совсем не такой компенсированный диабет. А так он успевал играть в бадминтон, в настольный теннис, ходил на лыжах, увлекся спортивным ориентированием.

Муж продолжал ворчать: оставь ребенка в покое, пусть сидит дома и ничего не делает. Я понимала, ему не нравится, что иногда приходится помочь мне убраться в квартире, сделать уроки с ребенком или приготовить нам ужин, включить стиральную машину. Что бывало крайне редко!

После очередной «разборки» я в сердцах предложила мужу: «Поживи какое–то время у своей сестры. Нам надо отдохнуть друг от друга, все обдумать. У нас чудесный сын, но он болен». Виталий обрадовался: ах, ты меня выгоняешь?! И сразу стал собирать вещи.

У Дениса начался тяжелый стресс. Он сорвался. Стал плохо вести себя в классе, драться, огрызаться. Отец звонил ему по телефону и объяснял, что во всем виновата мама, она, дескать, его выгнала. А Денис в ответ только одно: «Возвращайся!». Мы вдвоем его умоляли, чуть ли ни на коленях упрашивали вернуться. Он в ответ: «Никогда!».

У Дениса «запрыгали» сахара: то 2 ммоль/л, то 20. В школе отказался есть вообще. Периодически стали случаться «гипы», тогда он делался буйным, агрессивным. После встреч с отцом каждый раз плакал. Тот приходил все реже и реже.

Вначале отец покупал Денису расходники к помпе, но вскоре заявил: «Пора бы тебе на работу выходить и покупать все самой. Мальчик большой, без тебя справится».

Я подала на развод и на алименты (на лечение мальчика и на мое содержание тоже, поскольку в законе сказано, что если жена воспитывает ребенка–инвалида, муж обязан ее содержать). И тут Виталий, военный инженер, подполковник, возмутился совсем: «Я ничего тебе не должен». На суде начался кошмар. В течение полугода он доказывал, что ребенок с диабетом в 10 лет совершенно самостоятелен. Приводил к судье каких–то врачей, психиатра, которые беседовали с Денисом, осматривали его, писали свои заключения.

Что пережил мой бедный сын, одному Богу известно. С нервным срывом попал в больницу, естественно, вместе со мной. Через неделю нас отпустили домой. И папа тут же написал заявление в милицию, будто я плохо обращаюсь с ребенком. Ко мне приходила участковая, она меня успокаивала, как могла. Учителя, соседи, тренеры были вынуждены писать в мою защиту какие–то бумаги. Денис вдруг объявил, что хочет жить с отцом. Тому удалось настроить ребенка против меня. Виталий сразу же побежал почему–то в милицию (?) и в заявлении указал, что сын будет находиться с ним до 18 лет. Вы не поверите, но я все подписала. Я просто знала, когда и чем закончится весь этот «цирк».

Денис прожил у отца ровно три дня.

Я получаю алименты на содержание ребенка плюс 4300 рублей на свое содержание и на лечение мальчика 2500 рублей. У бывшего мужа высокая зарплата, в итоге нам хватает.

Не успел закончиться этот судебный процесс, Виталий подал на раздел имущества. Так мне и сказал: «Я тебя 7 лет кормил и твою Катю 3 года. За это хочу полквартиры». По закону ему и полагается половина ее стоимости. На прежнюю работу меня не взяли — 8 лет прошло, специальность фактически потеряна. Очевидно, пойду работать в детский садик, я ведь опытная няня. Впереди продажа квартиры, поиски нового жилья.

Денис постепенно пришел в себя, снова стал доброжелательным, открытым. Выдержал конкурс (3 человека на место) и поступил в пятый класс в очень хорошую школу с физико–математическим уклоном. У него там много друзей, таких же фанатов математики, физики, химии, как и он сам. К сожалению, расстался с шахматами, но во Дворце детского творчества бывает постоянно – изучает английский.

Я убеждена, что вдвоем с сыном мы все переживем, со всем справимся и не выпустим из–под контроля его диабет. Но я никогда не смогу понять: почему болезнь ребенка и проблемы, пусть очень тяжелые, связанные с ней, разрушают в мужчинах и отцах не только любовь к женщине и собственному сыну, но и личность, поднимая со дна души все самое темное, агрессивное и злое».

Почему папа ушел (2 стр.)

И дело не просто в том, что ребенку необходимы проявления нежности или знаки любви со стороны отца. Он должен верить, что его любят, чтобы вырасти здоровой личностью. Он будет изо всех сил стараться в это поверить, даже если ему придется придумать эту любовь самому.

Если же в конце концов он поймет, что отец никогда не испытывал к нему абсолютно никаких чувств – убедит ли его в этом мать, поведение ли отца предоставит неопровержимые доказательства, – последствия удара, нанесенного ему как личности, проявятся в нескольких отношениях. Пришедшее на смену вере и любви чувство глубокой ненависти к отцу заставит его с недоверием относиться и к другим людям.

Еще серьезнее последствия тех уничижительных чувств, которые он начнет испытывать к самому себе. Убежденный в том, что его не любит кто-то из родителей, он может подумать, что вряд ли достоин любви. Ему покажется, что в нем самом есть нечто такое, что мешает его любить. Становясь взрослее, он будет испытывать все те же мучительные сомнения в том, что окружающие действительно относятся к нему с симпатией – независимо от того, как много людей его искренне любят. Это может отразиться на его отношениях с друзьями, коллегами, начальниками, возлюбленными, семьей и детьми. Его вера в себя пострадает и еще в одном отношении. Поверив, что он сын негодяя, он придет к мысли, что что-то от негодяя есть и в нем самом.

Все сказанное полностью относится и к случаю, если семью бросает мать или если она после развода не проявляет никакого интереса к ребенку. Это несет в себе еще более серьезный удар для малыша.

Как видите, мама, написавшая письмо, совершенно права в своем беспокойстве относительно того, как объяснить ребенку, почему его отец прервал всякие отношения с семьей. Любой на ее месте мучился бы тем же вопросом: как рассказать об этом так, чтобы не убить веру ребенка в жизнь и в людей?

Я хочу посоветовать тем мамам, которые не испытывают к отцу и мужу никаких чувств, кроме презрения, рассказывать о нем только самое лучшее. Свою обиду она должна подчинить любви к ребенку. Да, это потребует величайшего напряжения всех ее чувств, ее великодушия, и не только в течение одного или двух разговоров, но на протяжении всей жизни.

Даже если она не в состоянии сказать ничего хорошего, все равно надо попытаться вспомнить те качества отца, за которые она когда-то его полюбила, все его былые доказательства любви к ней. Сказав несколько добрых слов, придется преодолеть искушение тут же уничтожить впечатление от сказанного, намекнув на дурные стороны его характера.

Разумеется, я не пытаюсь убедить, что следует доходить до таких нелепых крайностей, как утверждение, будто отец был ангелом во плоти. Это неискренне. Более того – это и не нужно. Ребенку трудно жить с образом отца, не имеющего никаких человеческих слабостей. Маме придется только избегать обвинений в том, что отец был по существу подлым, эгоистичным и бесчувственным человеком.

Любому ребенку хочется думать, что его отец обладает такими качествами, благодаря которым люди его любят. Больше же всего ему хочется услышать, что отец любил и все еще любит его.

Конкретные слова, которые мать должна найти для таких разговоров, а также как далеко ей следует заходить в каждом из них, в огромной степени зависят от возраста ребенка и от вопросов, которые он задает.

Ниже приведу пример того, как мать может ответить своему трех– или четырехлетнему малышу, спрашивающему: «Почему у нас нет папы?», «Куда он ушел?», «Почему не возвращается?»


«Мы с твоим папой очень любили друг друга. Потом мы поженились и очень хотели, чтобы у нас был маленький мальчик, чтобы мы заботились и любили его. Потом родился ты. Я тебя очень любила, и твой папа тебя очень любил. Но спустя какое-то время мы с папой перестали жить так дружно, как раньше. Мы с ним начали ссориться, как ты, например, ссоришься с Сережей. Мы очень старались снова стать друзьями, но у нас ничего не получалось. Мы все ссорились. Папа очень переживал и в конце концов решил, что будет лучше, если он уйдет. Он подумал, что и ему, и мне будет лучше, если дома прекратятся ссоры. Но ему было очень плохо из-за того, что приходится уходить, потому что он очень сильно тебя любил. Он любил держать тебя на руках и играть с тобой. Я уверена, что он и сейчас все время о тебе думает и очень хочет жить с тобой. Но мне кажется, он боится, что если он придет, чтобы с нами увидеться, все эти ссоры начнутся снова.»

Маме, которая до сих пор испытывает негодование из-за того, что у ее бывшего мужа полностью отсутствовала и отсутствует всякая привязанность к сыну или дочери, все эти фразы о его любви могут показаться некоторым перебором. На самом деле лишь очень немногие отцы действительно не испытывают никакой любви к своим детям, как бы они ни отрицали это в пылу ссоры. Ведь даже те отцы, в чьей любви никто не сомневается, далеко не всегда проявляют свои чувства внешне.

Мама, которую муж бросил беременной, не может рассказывать о том, как папа радовался, когда малыш родился. Значит, пусть вспомнит какие-нибудь доказательства того, с какой радостью и нетерпением он ждал его рождения (ревность ведь не исключает любви), или попытается представить, с какой любовью он думает о ребенке сейчас (ведь даже взрослые люди в большинстве своем продолжают с годами взрослеть). Даже если он осознанно ненавидел дитя с момента зачатия, она может сказать, что он ушел из-за ссор, и на данный момент этого будет достаточно.

В любом случае, отец должен быть оправдан – не ради него, но ради детей.

Что же касается товарищей по играм, им ребенок должен говорить лишь то, что его родители в разводе.

Когда станет старше и будет больше понимать, он, вероятно, спросит, почему папа хотя бы не напишет письмо или не пришлет подарок. Возможно, маме удастся объяснить, что если мужчина когда-то настолько переживал из-за своих с ней отношений, что был вынужден оставить семью, то, вероятно, он также переживает это до сих пор.

Когда нам бывает невыносимо стыдно за совершенные нами поступки, мы стараемся о них не думать. И если так получилось, что нам когда-то было очень тяжело с людьми, которых мы любим, нам, может быть, невыносимо трудно возобновить с ними любые отношения.

Во всех объяснениях главное значение имеют не слова, а отношение. В таких разговорах мама должна выступать не в роли обиженной женщины, которая ищет у ребенка сочувствия и надеется, что он разделит ее негодование в отношении отца, но в роли мудрого и великодушного человека, который с пониманием относится к слабостям и недостаткам ближних.

Глава 2. Я скучаю!

После развода отец имеет право на свидания с ребенком. Вопрос о том, нужно ли ему общение с родителями, пусть и состоящими в разводе, должен быть решен положительно. Разорвать кровные связи невозможно, можно только ослабить их. Мужчины и женщины останутся матерями и отцами вне зависимости от того, живут они вместе со своими детьми или нет. Как правило, опекуном назначается мать. На долю отцов остаются споры о праве видеться с детьми.

Другое дело, как организовать общение малыша с папой после официального развода. Не все супруги расходятся по-хорошему. Нередки случаи, когда бывшие мужья и жены не желают больше видеть друг друга, поддерживать какие бы то ни было контакты. Суд не интересуется мнением детей дошкольного возраста о том, с кем из родителей они хотели бы жить после развода. Этот вопрос автоматически решается в пользу матери.

Но малыш не может любить или не любить, скучать или забывать своих близких, руководствуясь исполнительным решением суда. Он часто говорит маме: «Я скучаю по папе!» Ни в два, ни в три, ни в пять лет ему не дано понять, почему его жизнь круто изменилась, почему он находится в одном месте, а близкий ему человек, папа, совершенно в другом. Степень самостоятельности дошкольников не настолько велика, чтобы они могли по собственному желанию навещать родителя всякий раз, как им захочется.

Значит, разводящиеся пары, несмотря на взаимные обиды и обоюдную неприязнь, должны заранее договориться об организации общения, встреч с детьми после вступления в силу решения суда. Нельзя поделить дочь, сына, как делят диван или телевизор, гараж, квартиру или дачу. Ребенок нуждается в любви и поддержке обоих родителей. Малышу нет дела до того, что мама теперь не любит папу или папа встретил другую женщину.

Вряд ли какие-либо конкретные рецепты подойдут для всех, покажутся приемлемыми всем без исключения супружеским парам. Например, поочередно забирать ребенка из детского сада, позволять папе видеться не реже двух раз в неделю, собираться вместе в дни рождения и тому подобное. Этот вопрос решается индивидуально в каждом конкретном случае.

Но хочу дать вам совет – приступая к его обсуждению, меньше всего думайте о собственных амбициях и самолюбии и больше об интересах детей. Пусть у вас не сложилась совместная жизнь, но лишать малыша радости общения с родным и близким ему человеком – такого права нет ни у вас, ни у кого другого.

Стоит ли общаться с отцом, если он ушёл из семьи?

Если он был для вас хорошим отцом (вы знаете, о чём я говорю).

Даже, если он был не очень хорошим отцом. По той лишь простой причине, что иначе мы превращаемся

Если мужчина уходит от женщины, то это ещё не означает, что он уходит от своего ребёнка (или своих детей).

Если папа (извините, я не могу по-другому обращаться к человеку, который меня на свет произвёл, вырастил и воспитал), уйдя из дома/от семьи, желает поддерживать с вами отношения, но это дорогого стоит.

От себя могу заметить, что я даже бы в кошмарном детском сне не смогла себе и представить, чтобы мой папа ушёл из семьи. Зато ушла мама:-)

Но и с ней я продолжала общаться, хотя и жила с папкой многие годы.

Нужно заметить, что их уход из жизни всё на свои места поставил: и мама, и папа твердили всё время о пресловутом стакане воды, который, якобы, перед смертью некому будет подать.

Поверьте мне, что и ни папа (который умер очень молодым и намного раньше мамы), и ни сама мама, в этом самом стакане воды перед смертью и не нуждались вовсе.

Прав был мой папка, который говорил, что вот, мол, растишь детей, а перед смертью тебе

этот стакан воды и не захочется вовсе выпить:-)

Он ушёл от жены, но не от ребёнка. Общаться стоит, если Вы этого хотите, имеете в этом потребность, любите отца. Если его уход ребёнок не почувствовал, то и общение не состоится. Отцы уходят из семьи по разным причинам, поэтому вставать на сторону отца или материв этой ситуации не нужно. Они оба родные люди для ребёнка, поэтому для них и ребёнка лучше продолжать общаться. В их разногласия не вмешиваться и не позволять собойантажировать.

Конечно, это личное дело каждого человека, поэтому решение должен принять сам человек. К тому же в каждой конкретной ситуации свои нюансы, которые нужно брать во внимание. Например, отец мог бросить маму, а не ребенка, общаться с ним и заботиться материально и принимать участие в воспитании, или наоборот, абсолютно никак не участвовать в жизни ребенка. Каждая ситуация индивидуальна и к каждой из них нужен свой подход. Но, мне кажется, что в любой ситуации хотя бы ради интереса стоит познакомиться с «папашей», пообщаться и после этого принять решение, продолжать общение или нет смысла. Конечно, не пережив в жизни такой ситуации не легко давать советов, но я все же постаралась войти в ситуацию и представить себя на месте героя. спасибо за внимание. Пожалуйста, мужчины, не бросайте детей! Они очень нуждаются в отцовской любви! Хотя бы и из эгоизма, подумайте что с вами будет в старости, кому будете нужны беспомощный и жалкий.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Звёздный стиль - женский сайт