От принцессы до бабы-Яги — Интересные люди, биография, судьбы


Как красавица Ягиня превратилась в бабу Ягу

/ Миф «Велес и его Ягиня» /
Видит бог Велес: по небу в повозке мимо него промчалась красавица богиня. Помчался Велес вдогонку! Не догнал. Стал он расспрашивать кто она и откуда? Узнал и отправился к той девице. Молчали они оба, потому что поняли, что созданы друг для друга на веки вечные. Её величали Ягиня, а в детстве звали Йожкой. Взял Велес невесту, посадил на коня и понеслись они до дома Велеса, где их уже встречала властная мать Велеса — Амелфа Земуновна. Велес сказал: «Вот, матушка, моя жена Ягиня. Благослови нас!»
«Не спросясь, без моего разрешения привез девку в дом, да еще благословения просишь? Не бывать этому!» — повернулась мать и ушла. Но посмотрел Велес на Ягиню и понял, что нашел он жену под стать себе и стал с ней жить.
Вернулся как-то Велес домой, оббежал хоромы, а там пусто. Вышла матушка и говорит, что как уехал муж, так и жена из дому вон. Взревел велес: «Не могла уйти Ягиня, не сказавшись!»
Он тогда к сестре, и та рассказала страшную правду: «Только ты из дому, так матушка, стала с Ягиней слаще меда, повела она нас с Ягиней в баню. И вот нахлёстывает матушка веником Ягиню, а сама что-то приговаривает. Смотрю, лежит Ягиня на полке, тело ядовитым веником нахлестанное, а на груди у нее раскаленный камень из каменки. Тут заходят мужики, положили они в деревянную колоду Ягиню, заколотили и кинули в море.»
Стрелой понёсся Велес к Сварогу! Собрал Сварог богов, поведал, что рассказал Велес. Боги нашли колоду в море, вытащили, открыли, а там Ягиня лежит, как живая, но не дышит. Бог Хорос дал живой воды Велесу, тот стал вливать её в рот жене. Не оживает Ягиня. И сказала Макошь: «Закон для всех одинаков. Жизнь за жизнь. Она уже в Нави. Кто-то из вас должен добровольно отправиться в мир мёртвых, тогда ее душа может вернуться в тело.»
Велес не раздумывал ни минуты: «Я пойду!»
Как только он это сказал, как потеплело её тело, открыла Ягиня глаза. А Велес почувствовал, как холодеет его тело и руки. Он поцеловал жену и прошептал: «Жди меня, я приду!» — и растаял.

Ну, богам богово, им и на небе хорошо. А наша Ягуся, вся как есть, осталась на грешной земле, да ещё и одна-одинешенька. (Ох, не знала старая мать Велеса, не ведала, какой она приготовила в лице Ягини «подарок» себе, а заодно и всему человечеству.)
Так вот, очнулась богиня Ягиня у брега моря синего, посмотрела по сторонам, поняла, что она не на небе, не в доме своём, а там где смерды живут, сами на себя войной идут. Перевернулось всё внутри Ягини от ужаса, зашёл у неё ум за разум, и стала девка диким голосом вопить, к небесам взывать, руки в мольбе вверх тянуть. Но оттуда ни привета ей, ни ответа. Погоревала девка, поплакала год-другой. Но делать нечего, надо как-то жить дальше. И решила она со смердами якшаться потихоньку, супруга милого ожидаючи.
Зареклась, однако, Ягиня быть Ягиней без мужа своего. Выбрала она себе другое имя на время разлуки. Нареклась Берегинею, дабы беречь верность свою к богу любимому, другу Велесу.
И жизнь потянулась тонкой струйкой. По сёлам да по весям она шлялась из года в год, из века в век: дом поставит в стороночке и живет, божий дар свой хоронит, силу-мощь не показывает, знахарством на хлеб насущный зарабатывает. Ну, а где знахарство, там и ворожба прицепится, а за ворожбой и порча с проклятьями вослед увязываются.
«Гнилой тот дом! — говорили люди, — Не стареет девка никак и замуж ни за кого нейдёт. Уж деды те померли, что отроками ей в любови вечной поклялись. Судачат, что Берегиня — жинка бесовская!»
Да уж, оно то верно: не старела дева красная Берегиня. Но и от молвы со временем бывшая богиня уходить научилась: как сорок лет минует, так срывается она с насиженного места и прёт на другое. Но земля то не бесконечна, стали слухи и до заморских стран доходить: мол, ведьма-нестарейка по свету гуляет, целые поселения в пепел-дым оборачивает!
Как прознала Берегиня о сплетнях таких, так пошла она в сырой бор плакать горько-горько. А от слёз разболелась у неё головушка. Запричитала, заохала Берегиня. И тут выходит к ней нежить лесная: призрачный старичок Боли-бошка. Голова и руки у него больше положенного, сам неуклюж, носик востренький, глаза печально-лукавые, а одёжка: рвань в заплатах. Подошёл он ближе и запел свою песенку:

Ой ты, дева краса,
пусть болит голова
у тебя и твоих дочек.
Боли-бошка всех заморочит!

Услышала Берегиня про дочек, так зарыдала ещё горше:

Эх ты, дух лесной,
дай несчастной покой.
Нет у меня дочек, нет милого мужа.
Пойду домой да удавлюсь я!

— А не надо далеко ходить, — лукаво прищурился Боли-бошка и вытащил из-за пазухи удавочку, накинул он её на шею красавицы и давай душить.
Посинела, почернела Берегиня, глаза закатились, язык вывалился, из глотки то ли хрипы, то ли стоны вырываются. Ан нет, не по своей воле, а неосознанно стало тело молодое за жизнь бороться: потянулись девичьи руки к шее лебединой, вцепились в удавочку ослабили узел. Из последних сил выбралась Берегиня из петли. Очухалась, отдышалась, порозовела, покраснела от злости, выхватила верёвку из рук нежити и накинула её на шею Боли-бошка. Душила она духа лесного, душила, но тот не душится: проскальзывает удавка сквозь шею и всё тут! Ох, устала девушка закидывать петельку на супротивничка, присела на пенёк отдохнуть. Вдруг смешно ей стало почему-то, захихикала Берегиня тихонько. В ответ и Боли-бошка захихикал (недаром говорят: ровня ровню чует, а почуяв, радуется). Подсел старый нежить к ней поближе и спрашивает:
— Ну давай, рассказывай, дева красная, что там у тебя приключилось?
Выдохнула девка, расслабилась рядом с живой душой и поведала новому другу о том, как жила она беззаботно на синем небушке, себя считая самой красивой богиней на свете, а звалась-величалась Ягинею! И как встретила она своего суженого, младого бога Велеса, коий привёл её в дом отеческий, к злющей Амелфии Земуновной. Как стали влюблённые жить-супружничать вопреки злой воли свекрови. И как сжила её таки со свету свекровка-чернокровка, а к жизни вернул муж любимый да оставил тут, на земле, одну-оденёшеньку, но сам ушёл, а куда — неведомо.
— И поклялась я ждать его до самой смерти! Нареклась другим именем на время ожидания. Кличут меня теперь Берегинею. Но случились на земле грешной со мной беды жуткия: с людьми никак житьё не заладилось, хоть и лечила я их травами да даром божьим, но всё одно, прозвище мне дали «жинка бесовская». И причина то была пустяковая: смерды стареют, мрут, как мухи, а я нет. Вот и гонят меня люди отовсюду, сплетни гнусные распускают. За что они со мной так?
Засмеялся нежить лохматая до колик, покатился по траве-зелене, за живот держится:
— Ой и рассмешила ты меня, девка крашена! Плюнь на них, пойдём со мной жить, я ведь тоже бог вечный, смерть — эт сё не про меня. Тому и бывать, беру тя в жёны. А про Велеса своего забудь, начихавши он на тебя! Ну сама посуди, что ему, богу, стоит объявиться прямо здесь и сейчас? Вот то-то и оно — ничего, пустяк: раз и тута!
Выпучила Берегиня страшенные от ужаса глаза на Боли-бошка и впервые за семь веков призадумалась: «А и вправду, что ему стоило объявиться? Ничего, пустяк!»
Взметнула тут красавица бровью гордою, раздула ноздри от негодования и вымолвила чуть дыша, на небо глядючи:
— Предатель! — а потом взяла Боли-бошка за большущую руку и сказала. — Ну, веди меня в свой дом лесной, лесное божище, согласна быть твоей я благоверною!
Запрыгал от радости нежить, заклокотал, забулькал от счастия, схватил за белы рученьки деву красную и повел в чащу дикую, в свою избушку на курьих ножках. Идут они по тропинке, хохочут, друг на дружку ни нарадуются!
«Эх, Ягиня, Ягиня, что же ты делаешь со своей судьбой? С первым пошла не глядя, со вторым. И с третьим, видимо, тоже пойдёшь!» — из-за облачка пушистого вздохнул горько-прегорько бог Сварог, да и дальше занялся своими делами, в которые нам лезть не велено.
А тем временем, стали суженые не ряженые жить-поживать да добро не наживать в маленьком домишке на курьих ножках. Ягиня же имя своё вновь поменяла, на сей раз назвалась она Наиною — нечего ей было больше беречь. Но вот одна заковырка с ней приключилась: от жизни лесной да дикой девка силу божью потеряла. Зато из трав научилась зелья всякие готовить.
— Ну где убыло, там и прибыло! — утешалась Наина и ждала мужа нового с охоты.
Боли-башка же ходил на такую охотушку: прикинется жалким старикашкой, выйдет навстречу грибнику или ягоднику и умоляет отыскать его утерянную корзинку. Сжалится путник, начнёт искать, наклоняться низёхонько. Вскочит злой дух ему на плечи, утянет шею петлёй и ведёт по лесу прямиком до своего дома, где уже кипит котёл в ожидании духа русского.
Но на этом сказка не сказывалась. Через век-другой Наине надоел Боли-бошка пуще редьки пареной! Выгнала она муженька из дома вон, да ещё и пригрозила превратить его в сук корявый, если тот вернуться надумает.
Скучала, однако, ведьма недолго. Позвала она Лешего к себе жить… Потом Водяного. Так со всей нечистью в округе и попережила: у каждого заветны тайны выведывая, их силу сильную перенимая. Вот и стала Наина самой могущественной ведьмачкой на свете! А как стала, так задумалась: «Надо бы вражине своей, Амелфии Земуновне, отомстить за всё-всё-всё, что со мной на белом свете приключилось!»
Надо бы, конечно, надо, но как? Та на небе, а Наина тут, на грешной земле. Думала лесная девка эту думу тяжкую ещё три века и триста тридцать три дня. И надумала. Собрала она котомочку с едой, одёжу надела тёплую и полезла в горы высокие, на скалы самоскальные. Нашла на самой высокой вершине одинокое гнездышко соколиное, прогнала ведьма из гнезда соколиху, выкрала из выводка птенчика с самым пушистым пером и попёрлась с ним обратно до бору, до хаты своей.
Дык и слухай что дальше то было. Внушила Наина сама себе, что это дитятко её родное, и полилось из бабьей груди молоко. Выкормила ведьма соколёнка молоком своим горючим, наделив тем самым птичку чарами чудодейственными. Верным стал ей сокол, послушным. Чуток подрос и полетел до самого неба, науськанный своей хозяйкой чародейкою.
Долго он летал по небу синему, всё искал дворец богини Амелфии Земуновны. Нашёл, наконец. Видит как бывшая свекровь Ягини ходит по палатам своим в одежках чёрных, всё ещё скорбя по сыну своему Велесу, ушедшему в Навь безвозвратно. А зло своё срывает на девушках чернавках: то посечёт бедняжек, то выпорет ни за что, ни про что. Увидал такое сокол ясный, метнулся к старухе и тюкнул клювом ей прямо в лоб! Упала Амёлфа Земуновна навзничь и лежит. Дух её, тем временем, с радостью покинул тело и ушёл в Навь навсегда, навстречу с родным сыном.
Сделав дело, соколик полетел вниз на землю бренную, прямо в избушку на курьих ножках, к матери своей названой, всесильной ведьмище Наине.
Прилетел и сообщил ей радостную весть: мол, так и так, сдохла ваша матушка, нунь служанки её схоронили и выбросили тело в чёрны воды ночного неба.
Вздохнула Наина облегчённо и решила начать свою жизнь сызнова да по-ново.
— Авось и мне грешной, счастье крылышком помашет — сказала она весело и опять в дорогу стала собираться.
Ушла Наина на сей раз жить в пустыню, в пещеры Валаамовы, бросив свою избу, как она думала, навсегда. В пещерах тех Валаамовых и обустроила Наина себе дом. Хорошо ей там было, прохладно. Пустым, огромным залам лишь она одна и владычица! Ходит, расхаживает внутри пещер, скучает. А как в сырости сидеть надоедает, оборачивается ведьма вороной чёрной и летит жертву выискивать. Ежели заприметит караван верблюдов с поклажей, так всех караванщиков в головы буйные поперетюкает. Опосля за ратными витязями вдогонку пускается. О-о, сколько она этих витязей замучила да измором взяла — не счесть уже!
Но однажды попался ей на пути не простой витязь, а вещий. Почуяла Наина в нём себе ровню, да и предстала перед ведуном девой красной. И вроде как сама себя понять не может: нужен ей в мужья этот смерд или нет? А пока ходила ведьма вокруг него, бродила, полюбил её вещий витязь пуще света белого: к сердцу жмёт, замуж зовёт. Но Наина к человеческой любви от рождения не привычная, и жизнью к ней не приучена. Ведьма уж много столетий как привыкла языком матерным со своими мужьями, духами лесными, разговаривать да в срамные игры играть. Хохочет Наина над молодцем, от сердца отталкивает, изгаляется, тепла-ласки не принимает! Ждёт, когда тот на её насмехательства в ответушку над ней насмехаться начнёт. И невдомёк ей было понять его обид человеческих на шутки её злобные. Потихоньку стал женишок ведьму бесить, гонит она его от дворца каменного прочь. Но тот не уходит, как прилип! Наина рассердилась, в птицу чёрную обернулась и в голову витязя клювом тюк, отлетела и смотрит: чи жив, чи мёртв? Затем вновь в девицу превратилась и хихикает. За обидушку, за злобушку пробрало вещего воина, разгневался он не на шутку, решил призвать к себе бога Сварога и выспросить у него о девке колдунье.
Развёл ведун-колдун костёр среди пустыни, кинул в огонь горсть семян волшебной травы Тирлич и приступил к обряду. Что уж он там делал — неизвестно, но Явился к нему великий бог Сварог и спрашивает:
— Ну ври, вещий смерд, пошто ты мой покой нарушил, святую трапезу прервал?
— Не вели казнить меня, великий дух Сварог, ни мечом, ни огнём, ни молнией. Разреши слово молвить. Полюбил я пуще жизни красавицу пустынь Наину. Всю душу она мне выела, а замуж не идет, лишь птицей чёрной оборачивается и до смертоубийства доводит. Поведай мне, житель неба святого, какого роду-племени земная колдунья Наина?
Удивился на речи такие бог Сварог, да и рассказал добру молодцу о злой судьбе красавицы богини Ягини. А когда узнал всю правду о невесте витязь ратный, осерчал пуще прежнего, возголосил:
— О горе мне, горе! Принял я злую, старую ведьму за светлу, добру молодицу!
И попросил он у Сварога смерти Ягиневой. Тот ответ держал такой:
— Не может бог богиню жизни лишить, не в силах нам и высшую силу друг у дружки отнять.
Задумался вещий витязь над ответом таким, а потом и говорит:
— Ну тогда сжалься над всеми грядущими молодцами, коим, не дай бог, предстоит влюбиться в сумасшедшую старуху. Отними ты у неё незаслуженную младость, дай ты ей её века да тело дряхлое!
Кивнул Сварог, обещал подумать и исчез. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Наина ещё лет сто, не меньше, младой красавицей жила. А Витязь женился на девушке простой, хорошей; детями обзавёлся и помер на войне в расцвете сил. Помнится, долго тогда Наина от вести о смерти жениха своего среди пустыни хохотала. Так сильно хохотала, что бог Сварог в гневе молнии пускал! А ей всё нипочём, обернётся ведьма вороной, прилетит на поле ратное, сядет у мощей вещего витязя и последнее мясо с его костей обгладывает.
«Нет, это не девка! — плевался Сварог, поглядывая на Ягиню из-за грозной тучи. — Ну что ж, так тому и бывать…»
Вот с той поры и начала ведьма стареть. А как состарилась совсем, так стала смешна, горбата, нос крючком, уши торчком, морда сморщена, подбородок вострый, а голос сипл да коряв. И заела её тоска великая по своей избушке на курьих ножках да по нежити любимой. Решила она в лес родной податься и имя своё старое вернуть. И пошла.
Пришла. Лес принял бабку в объятия, ему деваться то некуда. Да и леший с домовым по своей Ягине соскучились, им на её красу плевать, лишь бы рядом околачивалась сотоварищка по гадостям всяким. Так и зажили они с тех пор: Ивана — в печку, богатыря — в баньку, а грибников с ягодниками — в трубу.
Наконец-то баба Яга обрела покой, счастье, имя своё вечное и славу нечеловечную. Может, она того и хотела с самого рождения. Кто ж её знает?

/ Малоросский сказ о Каиновой жене /
Вот как убил Каин Авеля, так с того времени пошел он жить к себе; а его жена знала всякие зелья, что ворожки имеют, кроме того, как только ночь настаёт, так она идет коров доить. Однако, как только начинает доить молоко, так с молоком и кровь доится — это так Бог карал их за Авелеву смерть. Жена Каинова после этого начинала зельем отвораживать ту кровь из молока. Раз пошла она доить коров, и как только села к корове, тут идет бог Валосько.
— А что ты делаешь? — говорит он ей.
— А то делаю, что встань да стой! — говорит ему Каинова жена.
Валосько после того как встал, так и с места не сошёл, как вкопанный стоял, не мог сойти с места и ей говорит:
— Ну, делай же свое. Если делаешь.
— Ну, иди же и ты себе, если идешь!
Валосько, не сказав ничего, пошёл себе дальше. С того времени появились у нас ведьмы, ведьмаки, оборотни и вурдалаки, которые по дворам ходят да птицу и скотину давят.

А ты спи, Егорка,
не твоя это долька
и не твоей невесты
(если она честна).

Были ли дети у Бабы-Яги?

Чем занималась её дочь?

Какой город связан историей с Бабой -Ягой?

ЛУЧШИЙ ОТВЕТ

Семейство знаменитой Бабы-Яги украшает герб одного из российских городов.
С таким утверждением выступили сегодня историки в Ивановской области, и они строят свою теорию на названии города Середа. Середа в мифологии — это дочь Бабы-Яги, ее часто связывали с прядением и ткачеством. К тому же в древности город назывался Середа-Упино, еще одно указание на нечистую силу, на упырей.
Связывая все это вместе, историки и утверждают, что прядильщица на Ивановском гербе — это не кто иная, как дочь Бабы-Яги, сообщает телекомпания НТВ.

Исследователи и некоторые ученые говорят о том, что древние легенды связывали эти избушки с жилищем бабы яги. Вспомним выражение «Баба Яга – костяная нога». Специалисты говорят, что понимать это можно однозначно: Яга была служительницей культа мертвых, которая жила в избушке.
Однако многие не соглашаются с фактом приписывания Бабы Яги к мертвым, ведь согласно легенде у нее была дочь и звали ее Середа. Была эта дочь, согласно мифологии, богиней ткачества. И именно в ее честь в прошлые века назывался нынешний городок Фурманово — Середой.
Местные краеведы рассказывают очень интересные вещи: согласно их последним исследованиям получается, что Баба Яга у русских являлась слитым образом из трех разных богинь. Она одновременно была богиней–богатыркой, у которой большая дружина, женщиной-всадницей, которая заткнет за пояс любого мужчину и, наконец, обыкновенной лесной ведьмой и воспитательницей змеенышей.
Что же касается второй части ее имени – Яга, то здесь специалисты склонны к варианту, пришедшему из санскрита и означающему змея. Причем змея в библейском смысле, обладающая какой-то тайной или знаниями. Видимо, именно эти особые знания сделали бабу Ягу не просто колдуньей, а проводником в иной мир. Причем, считается, что она провожала не только покойников на тот свет, но и малых детей во взрослую жизнь, т.е. проводила обряд инициации.
Ведь не случайно на Волотовой горе рядом с Фурманово есть специальный ритуально-обрядный комплекс. Вообще, сама гора, именуемая еще горой Бабы Яги, вызывает необъяснимый страх у местных жителей. Говорят, что здесь есть очень странные места, где постоянно ощущаешь на себе чей-то взгляд. Иногда, проезжая мимо нее, жителям видятся какие-то сараи или постройки, которых здесь на самом деле нет.
Исследователи аномальных явлений знакомы с такими явлениями, когда в аномальной зоне человек вдруг видит постройки, стоявшие здесь много веков назад. Они называют их хрономиражами. И то, что рядом с Волотовой горой люди и вправду видят домики, очень похожие на избушку Бабы Яги, свидетельствует о том, что когда-то здесь стоял именно такой курень.
Кроме того, в окрестностях Волотовой горы часто наблюдаются светящиеся объекты: одни называют их плазмоидами, другие – НЛО. Однако ясно одно, они таят в себе какую-то опасность.
Баба-яга (Баба Яга, Яга, Яга Виевна) – темная колдунья из древнеславянской мифологии, дочь Вия, жена Велеса. Многие сказки, написанные в те времена, когда наши предки уже потеряли исконный смысл мифологических образов древности, показывают Бабу-Ягу в облике старой страшной женщины, которая живет в Избушке-на-курьих-ножках на самой границе Темного леса. Между тем сущность этого легендарного персонажа представляется гораздо более любопытным клубком разноплановой и порой противоречивой информации.
Яга, являясь дочерью Вия, владыки Срединного царства Нави, имела неограниченный доступ к самому верхнему царству, в котором до поры до времени хозяина не было. Благодаря этой возможности Яга, которая, кстати говоря, по красоте не уступала ни Ладе, ни Деване, во время своего вековечного блуждания по подземному царству обрела уникальный дар – она стала понимать языки практически всех порождений Нави. Также Яга считалась могучим воином, способным в одиночку противостоять множеству врагов. В дела богов Яга никогда не вмешивалась и не участвовала ни в одной войне между Ясунями и Дасунями. Она считала, что все это мелочи, не достойные внимания божественного создания (каковым она, без сомнения, являлась, как и все боги Лунного пантеона). Вероятно, именно поэтому Яга и Велес так быстро сошлись и стали жить, как муж и жена. Это случилось, когда Велес, предавший Перуна, был изгнан из Прави и бесцельно скитаясь по миру забрел в Верхнее царство Нави. Там он и встретил Ягу, с которой сначала сошелся в поединке, а потом искренне полюбил (хотя, некоторые легенды утверждают, что вовсе не искренне, а, как говорится, по расчету).

Отец Яги Вий долго не мог выдать дочь замуж, так как та поклялась, что выйдет лишь за того, кто сумеет одолеть ее в честном бою. Строго говоря, бой с Ягой априори не мог быть честным, так как подземная воительница гораздо лучше владела темной магией, чем мечом, а потому не стеснялась обрушивать всю мощь своих знаний на самоуверенных оппонентов. И только великий Велес сумел одолеть Ягу.
Со временем образ богини, которая фактически стала повелительницей Верхнего подземного царства, претерпел значительные изменения. Верхнее царство Нави еще не являлось самим миром мертвых, но уже и к миру живых не имело никакого отношения. То есть фактически этот мир находился на самой границе Яви и Нави. Именно отсюда и возник образ колдуньи, живущей где-то между миром людей и Темным лесом (миром антагонистов человека, отрицательных персонажей). Отсюда же и образ костяной ноги (или некоторых иных костяных частей тела), который придает Бабе-Яге сходство с живым мертвецом, существом, находящимся на границе миров.
Вместе с тем, Яга является одним из немногих персонажей древнеславянской мифологии, при детальном описании которого используется железо. Этот металл исконно служил главным оружием против нечисти наряду с серебром, поэтому факт его наличия у этого персонажа (железные зубы и, в некоторых легендах, железные…уж извините, груди) говорит о том, что к существам Нави Яга не относится. Но и к живым людям причислить ее нельзя. Во-первых, она бессмертна. Во-вторых, слишком велики для смертной ее знания, раз даже Мара пару раз приходила к ней за помощью.

Клуб «Жива»


Сайт о психологии, светской жизни и всем интересном.

История происхождения Бабы Яги. Кто такая? Откуда взялась?

«Забор вокруг ее избы — из человеческих костей, а на заборе вместо горшков висят черепа; вместо засова у нее — человеческая нога, вместо запоров — руки, а вместо замка — рот с острыми зубами». Судя по описанию, видно, что это один из самых креативных интерьер-дизайнеров, только ей удалось с помощью обстановки организовать еще и неполохую охранную систему.

Так кто она? И какую роль играла в свое время? Откуда взялся образ Бабы Яги? Откуда пошла история происхождения Бабы Яги? Давайте разбираться…

У Бабы-яги волосы косматые, косы расплетены. В культуре древних славян распущенные волосы — связь с потусторонним миром; еще косы расплетались у умершей женщины. Баба-яга, видимо, умершая. Костяная нога — умершая так давно, что тело истлело. Нос в потолок врос. Видимо, в доме у нее очень тесно.

Летает Баба-яга в ступе, которая очень похожа на колоду, прообраз гроба. След за собой заметает помелом. Раньше был обычай: когда покойника везли на санях в последний путь, за ним заметали санный след, чтобы не вернулся в мир живых. Почему летает? Потому что мертвые не ходят, их носят. И душа летает. К тому же Баба-яга ничего не видит, у нее нет человеческого зрения. «Фу-фу, — говорит, — русским духом пахнет». Но у нее другое зрение — она видит будущее.

По всему видно, что Баба-яга — умершая женщина. Живет она в избушке на курьих ножках. Раньше у славян был обычай: после смерти человека, когда душа еще не определилась, ей нужно было жилище определить. Для этого делали ритуальную куколку, домик для нее ставили на срубленное дерево. Вот вам и избушка на курьих ножках. Корни очень похожи на куриные ноги. Избушка без окон и дверей — мертвым они не нужны. Есть только вход, куда кладут подношения. У северных народов до сих пор сохранился такой обычай. Василиса Прекрасная нашла у Бабы-яги столько еды, что десятерым не съесть. Значит, она была не простая умершая, раз у нее много подношений.

Многие ученые настаивают на том, что Баба-яга божественная сущность, прародительница рода человеческого. К ней приходят за советом. Иван-царевич получает волшебные дары, Василиса Прекрасная после посещения избушки Бабы-яги находит себе мужа-царя и способность совершать волшебные действия. Она ткет необыкновенную ткань, шьет необыкновенные рубашки.
Есть народная мудрость, что за любым знанием мы должны обращаться к предкам. А предки находятся где? С точки зрения народной культуры — в потустороннем мире. Баба-яга является как бы главой этого потустороннего мира. То есть, чтобы получить какие-то знания, нужно обращаться туда. Иначе говоря, к опыту предков, что и делают сказочные герои. Не случайно во многих сказках есть камень у дороги. Положительный герой обязательно выбирает ту дорогу, где он умрет. Опять метафора — он уходит в мир предков, где и получает все дары. Вывод таков: только тот, кто соблюдает традиции, обращается к мудрости предков, обретает все блага на Земле.

Баба — главная женщина во всех культурах. Каменным бабам поклонялись многие народы. Бабой называли женщину только после рождения ребенка. Однокоренное слово «бабай» тоже означает домового, главу рода. «Яга« — огнь — огонь. Был глагол ягать. Это особый крик, в котором концентрировалась вся энергия. Ягали охотники, роженицы. То есть Баба-яга была главная матерь, которая знала все.

«Сейчас посажу на лопату — и в печь!»

И не такая уж она была страшная, как кажется. Взять хотя бы сказку «Гуси-лебеди». В переводе с санскрита гуси-лебеди — души умерших, которые сопровождают праматерь. Это они унесли братца Иванушку Бабе-яге. Там она хотела его изжарить. На самом деле нет сказки, где бы Баба-яга жарила детей, она только хочет это сделать. Но существовал замечательный обряд — перепекание больного ребенка. Бабка-повитуха клала ребенка на раскатанное тесто (в это тесто наговаривался определенный заговор) и заворачивала в него ребенка. После этого клала на хлебную лопату и запихивала в печь на некоторое время. Вытаскивала, разворачивала, тесто отдавала собакам. Ребенок выздоравливал. Точно так же в русской народной сказке про Бабу-ягу. На наш взгляд, страшно. Но если смотреть с точки зрения культуры, то Баба-яга из отрицательного персонажа превращается в положительный, в целителя.

Оказывается, она передает жизнь ребенку через свое умение и через печь, которая тоже в древней культуре была сакральным предметом, таким женским началом. Все становится с ног на голову. Баба-яга абсолютно положительный герой. Она просто хотела перепечь Иванушку и здорового вернуть людям.

Яга в сказках выступает как привратница, стерегущая границу между миром живых и миром мертвых, и проводница в иной мир; она испытывает героев, пытающихся проникнуть в мир мертвых, и помогает тем, кто эти испытания выдержал.

Избушка Яги, стоящая на границе двух миров, является как бы вратами в мертвое царство, загробный мир; даже облик ее в сказках и поверьях напоминает о смерти: она весьма схожа с домовиной (погребальным сооружением в виде человеческого жилища) и нередко бывает окружена человеческими останками (на плетне висят черепа, дверь подпирается ногой и т.д.).

Возможно даже, что сказки о «Яге-похитительнице» возникли на основе древнего колдовского обряда инициации, посвящения юношей в охотники, введения их в определенную возрастную группу. Обряд инициации заключался обычно в том, что подростков, мальчиков 10-12 лет, на некоторое время уводили из селения и подвергали различным испытаниям, проводя своеобразный экзамен по всем практическим охотничьим навыкам; при этом юноши как бы «умирали» для племени, чтобы вместо них «родились» мужчины, воины и охотники. «Экзаменом на зрелость», который все юноши должны были «сдать», руководил, по-видимому, мужчина, охотник. Однако инициации содержали не только испытания в ловкости, меткости, бесстрашии и выносливости, но являлись также и частичным приобщением подростков к священным тайнам племени, к магическому ритуалу охотников. В древнейшие времена этим сложным ритуалом, церемонией посвящения юношей в охотники, могла руководить и женщина-ведунья, которую впоследствии, с исчезновением матриархата, сменил учитель-мужчина (послуживший, возможно, прототипом «дедушки лесового»). Вероятно, такая женщина символически представляла все ту же Великую Мать, богиню — повелительницу и прародительницу животных, связанную с потусторонним миром мертвых. Образ такой «ведающей» женщины вполне мог послужить основой для создания сказочного образа Бабы-Яги, приходящей из леса, похищающей детей (т.е. уводящей их для обряда инициации) и стремящейся изжарить их в печи («убить ребенка, чтобы родился мужчина»), а также дающей советы и помогающей избранным героям, выдержавшим испытания.

Георгий Милляр — лучшая Баба-Яга советского кино: 5 интересных фактов о талантливом актере


Сын инженера-мостостроителя из далекого Марселя и богатой наследницы иркутского золотопромышленника, талантливейший характерный актер Георгий Францевич Милляр ушел из жизни 4 июня 1993 года. В одном из своих последних стихотворений он написал: «…А, наверное, было бы здорово, под финал, под конец пути, напоследок сыграть Суворова и тогда уж спокойно уйти…». Мечта о грандиозной, глубокой, психологической роли не осуществилась, но память об этом незаурядном, ярком человеке продолжает жить.

Он был на редкость скромным, когда дело касалось каких-либо материальных ценностей и наград: отдельную двухкомнатную квартиру на окраине города известный актер получил, когда ему было уже около семидесяти лет. До того времени ютился с матерью в одной комнатушке в коммуналке, размещавшейся в шикарной когда-то квартире Франца де Милье, отца актера. Звание народного артиста тоже получил достаточно поздно, в 85 лет, но никогда никому не жаловался.

Те, кто был близко знаком с актером, утверждали, что Георгий Францевич мог тридцать лет носить одно и то же пальто и старенькую шляпу пирожком. Он предпочитал дешевенький портвейн и тройной одеколон дорогому коньяку, но при этом умудрялся всегда оставаться «де Милляром», породистым французом, не менее колким на язык, чем его соотечественник Вольтер, сыграть которого он так мечтал. Предлагаем вашему вниманию интересные факты из биографии Георгия Милляра, талантливого актера и поразительно интересного человека.

От Золушки.

Любовь к театру и лицедейству маленькому Георгию привила тетя. Начал он свою карьеру простым бутафором, на сцене же оказался совершенно случайно: заболела молоденькая актриса, которая играла роль Золушки, семнадцатилетний Милляр ее блестяще заменил. Это был не последний женский образ, который актер воплотил на сцене, а потом и в кино.

. до Бабы-Яги

Пройдет время и остроумный, колоритный актер станет самой заслуженной Бабой Ягой страны. Причем на эту роль он буквально напросился, уверенный, что женщина с ней не справится: «…гример только отвернется, а она реснички себе подкрасит», – уверял он режиссера. Около десяти раз сыграл он роль сварливой и коварной старушки, каждый раз привнося в нее что-то новое. Работал над образом, прямо скажем, любовно, поэтому и сейчас смотреть интересно и малышам и взрослым.

Милляр и Роу

Большой удачей для Георгия Францевича стала встреча с Александром Роу, да и режиссер очень дорожил дружбой артиста и, говорят, страшно ревновал его к другим режиссерам. В шестнадцати чудеснейших фильмах-сказках Роу актер сыграл тридцать ролей и в шутку заявил, что он официальный представитель нечистой силы в кинематографе. Наиболее известные картины этого дуэта: «Василиса Прекрасная», «Кащей Бессмертный», «Новые похождения Кота в сапогах», «Вечера на хуторе близ Диканьки», «Королевство кривых зеркал», «Морозко», «Варвара-краса, длинная коса» и многие другие.

Милляр и Манечка

Его фривольные стихи вгоняли в краску молоденьких артисток и костюмерш. «Старик Похабыч», так сам себя называл актер, прячась за удобной маской хулигана. На самом деле он был довольно галантным человеком, но с женщинами отношения у него как-то не складывались. А в 65 лет актер «внезапно» женился, с подачи Роу, кстати. Свою любимую жену, немолодую, уже женщину (на момент предложения руки и сердца ей было уже 60), он ласково называл Манечка-лапочка и был очень счастлив в браке.

«Милляр – культ неприличности»

Георгий Милляр был остер на язык, любил пофилософствовать и питал слабость к афоризмам. Он долгое время работал над «Алфавитом», в котором собрал свои мысли по поводу самых разных вещей и ситуаций. Например, на букву «Б»: «Богиня кинематографа – Хмельпомена», или на «В» было написано: «Валидол – аристократическая закуска к коньяку». Или же на «А»: «Алкоголь – посредник, примиряющий человека с действительностью». Многие реплики его героев, ставшие крылатыми, тоже были придуманы талантливым актером. Незадолго до смерти он написал: «Появился в начале века и уйду под конец его…» Ушел Георгий Францевич тихо, он всегда был скромным человеком.

Баба Яга — мифический персонаж или реальная женщина

(слайд 18 фото избушек)
Забор вокруг ее избы — из человеческих костей, а на заборе вместо горшков висят черепа. В печи Баба-Яга жарит (или, по крайней мере, старается изжарить) похищенных детей.
Внешность Бабы-Яги практически нигде не описывается. Она всегда в действии — летает на ступе, кричит на своих слуг, догоняет героев. И, судя по ее действиям, она не слабая и немощная старая женщина, а довольно энергичная, сильная и волевая.
(слайд 19) Проведя анализ литературы, я пришла к выводу, что Баба — Яга это:
— старуха, наделённая магической силой, ведьма, лесная старуха-волшебница, воительницы и похитительницы;
— нечистая сила женского пола, воровка детей, злой дух;
— в большинстве поверий Баба-Яга весьма напоминала колдунью, а также лесных и стихийных духов (лешиху, русалку) и духов, обитающих в избе и связанных с прядением.
3. (слайд 20, 6 фотографий) Все сказки о Бабе Яге начинаются с того, что главный герой уходит из родного дома, и судьба его приводит в чужой странный мир.
Дело в том, что у древних народов существовал обряд инициации — посвящения юношей в мужчины. Юноша должен был доказать, что он уже достаточно взрослый, что на него можно положиться, что он усвоил мудрость старших, что он достойный воин и охотник. Обряд посвящения всегда сопровождался различными испытаниями в силе, ловкости и смекалке. Кто же проводил такие испытания и где?
Это должен был быть особый, умудренный жизненным опытом человек, и происходить обряд должен был в особом месте — там, где, по поверьям древних, молодые люди могли получить Мудрость и Знание от предков. Очень может быть, что Баба Яга в реальности — это женщина-жрица, глава рода, которая в укромном и священном месте леса испытывала претендентов на взрослость. Она мудра, и способно научить любого — от Ивана-царевича до Иванушки-дурочка.
Ученые очень заинтересовались тем фактом, что в некоторых сказках к Бабе Яге попадают не только юноши, но и красные девицы. Причем живут подолгу, выполняют тяжелую работу. Очень может быть, что в глубокой древности красивым и умным девушкам (Василисам Прекрасным и Василисам Премудрым) отводилась особая роль в племени, и они тоже проходили некий обряд посвящения. Кстати, есть еще одно толкование слова «Яга» — оно означает «решающая».
Еще одним прообразом Бабы Яги в реальной жизни могли служить знахарки и ведуньи, которые селились вдали от людей, часто в лесу. Там они собирали лекарственные травы и в случае необходимости лечили больных людей из окрестных деревень. Многие считали их связанными с нечистой силой и боялись. Поэтому в воображении людей они вполне могли воплотиться в страшный и таинственный образ Бабы Яги.
(слайд 21 опрос Вам нравится Б.Я.?)
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
В ходе своего исследования я нашла ответы на многие вопросы. По сказкам и дополнительной литературе я сделала вывод о сущности образа Бабы Яги. Проводя опрос среди учащихся своего объединения в заключении я спросила, а вам нравится Баба Яга? Половина ребят сказали: «не очень» (50 %), 45-ти% от класса Баба Яга не нравится. И всего 5% ребят находят Ягу интересным персонажем.
(слайд 22 в ходе исследования…)
Еще многие поколения детишек вырастут на русских сказках, где Баба Яга зла и коварна, но при этом смешна и забавна. Последнее время у Бабы — Яги находят всё больше положительных черт и даже называют её хранительницей домашнего очага.
(слайд 23 фото Яги) Исследование показало, что образ Бабы Яги несёт в себе большую смысловую нагрузку. Я выяснила, что волшебные сказки о Бабе Яге являются во многом отражением народных мифов и поверьев, а те, в свою очередь, являются полузабытыми фактами из настоящей жизни. В Бабу Ягу, которую современные люди считают просто сказочным персонажем, когда-то верили не только дети, но и взрослые. Сказки о Бабе Яге — хранилище информации о древней жизни народа, о реальных событиях, происходящих очень-очень давно.
(слайд 24 литература)
Таким образом, можно сказать, что поставленные в данной работе цель и задачи мною выполнены. На этом моя работа закончена. Спасибо за внимание!

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Даль В.И. Энциклопедия русского слова. — М., 2002.
2. Русские сказки. ООО Издательство «Родничок» М., 2011.
3. Пропп В.Я. Исторические корни волшебной сказки. — М., 1989.
4. Устное народное творчество // Русская литература: Энциклопедия для детей. — М., 1998.
5. Этимологический словарь / Семенов А.В.- Москва 2003.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Звёздный стиль - женский сайт